Президент Азербайджана в городе Черноббио дал интервью итальянской газете İl Sole 24 Ore

  03 СЕНТЯБРЯ 2022    Прочитано: 564
Президент Азербайджана в городе Черноббио дал интервью итальянской газете İl Sole 24 Ore

2 сентября президент Азербайджана Ильхам Алиев в городе Черноббио дал интервью корреспонденту итальянской газеты İl Sole 24 Ore Роберто Буонджорно.

Vzglyad.az представляет интервью.

Роберто Буонджорно: Доброе утро, господин Президент. Спасибо за то, что приняли нас. После нашей последней встречи произошли многочисленные перемены, и мы пытаемся понять динамику в регионе.

Президент Ильхам Алиев: Ситуация в нашем регионе развивается в мирном направлении, я надеюсь на это. Я прибыл в Италию из Брюсселя. Там состоялась наша трехсторонняя встреча с президентом Совета Европейского Союза и премьер-министром Армении. Мы договорились о том, что в течение месяца министры иностранных дел Азербайджана и Армении встретятся с целью начала практических переговоров, связанных с мирным соглашением. Это предложение мы выдвинули, можно сказать, сразу после окончания Второй Карабахской войны. Мы заявили, что нуждаемся в мире, мирном соглашении. Для того, чтобы согласиться с этим, Армении потребовалось почти два года. Считаю это одним из наиболее важных итогов встречи. Конечно, многое будет зависеть от хода мирных переговоров, какими будут временные рамки и содержание. Считаю, что мы можем в течение нескольких месяцев подготовить и подписать мирное соглашение. Если армянская сторона проявит такую же волю, то, думаю, это реально. Мы выдвинули пять базовых принципов, на которые должно опираться мирное соглашение, и Армения приняла их.

-То есть, это может стать очень важным шагом в направлении создания инфраструктуры, соединяющей две страны и весь регион.

-Совершенно верно. Вопрос создания инфраструктуры, соединяющей Азербайджан, Армению и других наших соседей, нашел отражение в трехстороннем Заявлении, подписанном после окончания войны. Азербайджан уже приступил к реализации крупномасштабных инфраструктурных проектов на освобожденных территориях. Мы ввели в эксплуатацию первый международный аэропорт. Уже функционирует взлетно-посадочная полоса второго международного аэропорта, в скором времени состоится его открытие. Мы построили электростанции и проложили линии электропередач, строим автомобильные дороги, тоннели, мосты и железные дороги. Вся работа проводится, и мы делаем это не только для обеспечения сообщения с соседями и внутреннего пользования. Эти усилия направлены также на реализацию Зангезурского коридора, который соединит Азербайджан с его Нахчыванской Автономной Республикой.

-Разрешите перейти к вопросу газа, так как это важная проблема. Европа стремится положить конец зависимости от российских природных ресурсов. Вы отметили, что в июле встретились с президентом Европейской комиссии Урсулой фон дер Ляйен и подписали меморандум о взаимопонимании об увеличении вдвое объема газа, транспортируемого из Азербайджана в Европу, и инвестировании. Речь здесь идет об увеличении экспорта до 2027 года с 10 миллиардов до 20 миллиардов кубометров. Это – важный шаг, господин Президент. Однако это небольшой объем в сравнении с экспортом России в Европу, так как в 2021 году Россия экспортировала в Европу 155 миллиардов кубометров газа. Рассматривает ли Азербайджан под Вашим руководством какие-то дополнительные проекты с целью транспортировки газа в другие части Европы с точки зрения увеличения его объема? В этом ощущается большая потребность.

-Да, я понимаю это. В настоящее время мы рассматриваем новые возможности и планы с точки зрения инвестирования. Но ситуация, на которую вы ссылаетесь, чрезвычайно нова. Никто не был готов к этому. Все наши энергетические проекты, в том числе связанные с транспортировкой природного газа, рассчитаны на имеющиеся объемы. Мы еще много лет назад подписали контракты с европейскими компаниями, получающими газ из Азербайджана. Затем мы инвестировали в трубопроводы. Мы стали транспортировать газ в Европу лишь полтора года назад. В первый день 2021 года началась транспортировка газа в Италию. Таким образом, намеченные нами планы полностью реализованы.

Что касается упомянутой вами встречи с госпожой Урсулой фон дер Ляйен, мы обсудили вопрос увеличения добычи в короткий срок. Увеличение вдвое экспорта в Европу – большое дело. Это – не простой вопрос. Необходимо вложить инвестиции, расширить технические возможности, так как в настоящее время пропускная способность ТАР – нашего трубопровода, транспортирующего газ в Европу, составляет 10 миллиардов кубометров. То есть, мы должны довести ее до 20 миллиардов кубометров, что требует финансовых средств и договоренностей между акционерами, это – целый процесс.

Что касается наших ресурсов, то я говорил об этом на конференции. Объем наших подтвержденных запасов составляет, по меньшей мере, 2,6 триллиона кубометров газа. Потенциально мы можем экспортировать в Европу и больше 20 миллиардов кубометров газа. Но мы должны понять, что Европа не является единственным рынком для нас. Мы снабжаем газом Турцию в таком же объеме, как и Италию. Экспорт составляет 10 миллиардов кубометров, потребности турецкого рынка тоже возрастают. Мы снабжаем газом и Грузию, хотя этот рынок не так велик. В нынешнем году наш общий экспорт составит 22-23 миллиарда кубометров. Но для увеличения добычи необходимо вложить в месторождения крупные инвестиции и расширить технические возможности. Речь идет не только о ТАР. Мы должны расширить TANAP.

Нам необходимо расширить TANAP с 16 миллиардов до 32 миллиардов кубометров. Да, для этого нам не придется строить новый трубопровод. Мы только должны будем сдать в эксплуатацию компрессорные станции. А это требует инвестиций.

Должен также отметить еще один важный момент: ни раньше, ни теперь мы не ставили перед собой такую цель, как конкурировать с российским газом на европейском рынке. У нас свое место. Мы подписали контракты с тремя европейскими странами, то есть, Италией, Грецией и Болгарией. Есть потребность и у других европейских стран, и мы ее изучаем. Как вы отметили, есть и другие проекты. К примеру, Ионическо-Адриатический трубопровод до балканских государств, интерконнектор Греция-Болгария, который в скором времени будет сдан в эксплуатацию, и другие интерконнекторы. Но все это напоминает некий паззл. Нам многое предстоит сделать, в частности, провести активный диалог с потенциальными потребителями, переговоры с инвесторами, заинтересованными сторонами, как в связи с производством, так и дистрибьютерной работой, а также относительно цен.

-Господин Президент, разрешите задать Вам вопрос, связанный с долгосрочной перспективой. Потенциал Вашей страны достаточно широк. К примеру, после тридцатилетнего спора, в 2021 году Вы подписали с Туркменистаном контракт об освоении газового месторождения “Достлуг” на Каспийском море. Рассматриваете ли Вы, к примеру, строительство Транскаспийского трубопровода? Ведь тем самым вы, соединив газовые месторождения Казахстана и Туркменистана, можете стать незаменимым газовым узлом не только для Европы, но и всего региона.

-Да, вы правы. Я расцениваю решение о разработке Азербайджаном совместно с Туркменистаном месторождения “Достлуг” как историческое решение, так как мы приняли его, опираясь на национальные интересы двух стран, наши братские отношения. Сегодня перед нами стоит такая цель как начало освоения этого месторождения. Это – не газовое, а в основном нефтяное месторождение.

Что касается вашего вопроса, связанного с Транскаспийским проектом, то данный проект обсуждается уже много лет. Помню, что он обсуждается 15 лет. Но с практической точки зрения ничего не предпринято. Выдвигая инициативу по строительству Южного газового коридора, мы взяли на себя ведущую роль, создали команду, провели переговоры с зарубежными государствами, потребителями, компаниями. Мы также являлись основным инвестором. Так было и во время строительства трубопровода от Баку до Джейхана. Хочу сказать, что инициаторами данного проекта являются не транзитные страны, а владельцы ресурсов. Транзитные страны могут лишь оказать поддержку, обеспечить территорией или получать общие акционерные или транзитные взносы. Иными словами, Транскаспийский трубопровод не является азербайджанским проектом. Что же касается наших нефтяных и газовых проектов, то все они реализованы. В настоящее время мы осуществляем проект, связанный с экспортом электроэнергии в Европу. А Транскаспийский проект основан на ресурсах Туркменистана. Поэтому если правительство Туркменистана решит построить Транскаспийский трубопровод, то это станет их решением. Если они примут такое решение, то мы, конечно, поддержим их. Однако здесь мы не станем инициаторами.

-Азербайджан – небольшое, но современное государство и расположено в окружении трех сильных государств региона – Вашего сильного союзника Турции, России и Ирана. Вам всегда удавалось сохранять баланс. Однако в последние шесть месяцев ситуация изменилась, и Вы больше приближаетесь к Европе в связи с газом. Сталкиваетесь ли Вы с тем или иным давлением со стороны России не в военной, а в коммерческой и дипломатической сферах?

-Нет, абсолютно нет. Это объясняется тем, что наши отношения в регионе очень хорошо сбалансированы и имеют свою динамику. У нас особая и различная двусторонняя повестка дня сотрудничества с каждой из соседних стран. Мы справедливо и искренне общаемся со всеми соседями и никогда не нарушаем данного слова. Если говорим о чем-то, то соседи уверены, что мы сделаем это. Наши слова не расходятся с делом. Поэтому в столь сложной ситуации мы не получали ни от России, ни от Ирана никаких месседжей, связанных с нашей позицией. Наша позиция предельно проста. Мы всегда поддерживаем территориальную целостность любого государства, и это – фундаментальная позиция. Да, это исходило из нашей собственной проблемы, так как наша территориальная целостность была нарушена, мы занимаем эту позицию и после восстановления территориальной целостности, потому что территориальная целостность страны не может быть нарушена с применением силы, это – нарушение международного права. Такая позиция может кому-то нравиться, кому-то нет, но они обязаны учитывать это. Вкратце хочу сказать, что у нас нет ничего такого, что бы вызывало озабоченность в связи с региональным развитием.

Вы сказали, что Турция является нашим союзником. Турция на глобальном уровне является сильным государством, и, конечно, подписанная нами в минувшем году декларация о союзничестве – очень важный фактор для региональной стабильности. По окончании Второй Карабахской войны, в которой Турция оказала Азербайджану как политическую, так и моральную поддержку, наши отношения еще более упрочились. Так что это – очень важный фактор. Турция и Азербайджан, можно сказать, действуют, как единая команда во многих региональных вопросах. Это тоже должно учитываться всеми.

-Давайте затронем экономическую тему. Считаю, что сегодня Азербайджан получает большой доход от энергоресурсов. Но Вы отметили, что диверсификация экономики является важнейшим приоритетом для Вашей страны. Как идет этот процесс? Как видно, данный процесс идет не так, как Вы представляли?

-Что касается доходов, хочу сказать, что бытует такое общее мнение: высокие це4ны на нефть приносят экспортерам огромные сверхприбыли. Да, это так. Наши доходы выросли. В то же время мы потеряли деньги на рынках капитала, так как средства нашего Государственного нефтяного фонда размещены в различных инструментах. Произошло падение рынка капитала. Поэтому мы, как и другие суверенные фонды, потеряли деньги, но не так много. Некоторые суверенные фонды потеряли средства на сумму более 100 миллиардов долларов. Мы потеряли 2-3 миллиарда долларов.

Что касается диверсификации, то, конечно, независимо от диверсификации нашего экспорта, ненефтяной и негазовый экспорт не будет соответствовать экспорту нефти и газа, так как экспорт нефти и газа растет. К примеру, в минувшем году мы экспортировали в Италию 9,6 миллиарда кубометров, а за 7 месяцев нынешнего года – 11 миллиардов кубометров природного газа. Цены на газ упали. Так что диверсификация не является статистикой, которая находит отражение в нашем валовом внутреннем продукте, она означает обеспечение рабочих мест и создание хороших условий жизни для нашего народа. К примеру, что можно увидеть, если обратить внимание на наш валовой внутренний продукт за шесть месяцев нынешнего года? Валовой внутренний продукт увеличился на 6,2 процента, в неэнергетическом секторе, - можно сказать, на 10 процентов, а в неэнергетической промышленности – более чем на 11 процентов, неэнергетический экспорт вырос на 25 процентов. То есть это свидетельствует о том, что рост налицо, но этого не достаточно. Поэтому мы нуждаемся в еще больших реформах, еще большем инвестировании неэнергетического сектора, а для этого, конечно, - в бизнес-среде. Подвижки в этом деле, конечно есть. Но нам многое еще предстоит сделать для преодоления всех этих бюрократических препон и устранения психологического наследия советского времени.

-Конечно, Вам необходимо реконструировать освобожденные территории. Могут ли быть подписаны новые соглашения для того, чтобы итальянские компании оказали Вашей стране содействие в диверсификации работ на освобожденных территориях?

-Итальянские компании активно работают на освобожденных от оккупации территориях. Работа, проводимая итальянскими компаниями, по своим масштабам находится на втором месте после турецких компаний. Турецкие компании идут на первом месте, и это естественно, так как Турция является нашим союзником, близким другом и соседом. У них есть известные строительные компании. А на втором месте – итальянские компании. Могу привести вам пример. К примеру, наши Мемориальный музей и Музей Победы дизайнированы и будут построены итальянскими компаниями не только в Баку, но и в освобожденных от оккупации городах. Итальянские компании обеспечили оборудованием электростанции в четырех освобожденных от оккупации районах – Агдаме, Физули, Губадлы и Кяльбаджаре.

-Вы имеете в виду зеленую энергию?

-Это – гидроэнергия. Компания называется «Ansaldo». Еще одна итальянская компания по нашей просьбе создала дизайн и осуществит проект новой мечети в Шуше. Так что это свидетельствует о том, насколько близки наши отношения, так как Шуша является святым местом для каждого азербайджанца. Проект подлежащей строительству в Шуше новой мечети поручен итальянской компании. Это означает, что мы в высшей степени доверяем друг другу и предприняли такой шаг. У нас большие планы. К примеру, мы наметили большие планы, связанные с приглашением в основном итальянских компаний для возведения ветряных, солнечных и гидроэлектростанций. Вчера на встрече с премьер-министром мы рассмотрели стоимость финансируемых Азербайджаном соглашений, исполняемых итальянскими компаниями в Азербайджане. Их стоимость превышает десять миллиардов долларов. Так что Италия хорошо представлена в Азербайджане. Уверен, что она сохранит второе место после Турции в течение всего процесса реконструкции в освобожденных от оккупации регионах.

-Вчера у Вас была очень хорошая встреча с Серджо Маттареллой. Это не первая Ваша встреча. Что Вы можете сказать в связи с разносторонним стратегическим партнерством?

-Наше партнерство успешно осуществляется. Постепенно расширяется наша двусторонняя повестка дня. Естественно, ее основную часть составляют энергия и торговля. Но это не единственные темы. Вчера в новом здании нашего посольства мы стали свидетелями замечательной церемонии, посвященной обмену документами в связи с созданием Итальянско-азербайджанского университета. Это Университет АДА и пять итальянских университетов – Университет Луис Гвидо Карли, Туринский политехнический университет, Миланский политехнический университет, Болонский политехнический университет и Римский университет Сапиенца. Строится здание университета, расположенное в красивом месте, оно будет готово до конца 2024 года.

Мы тесно сотрудничаем в рамках партнерства Европейский Союз – Азербайджан. Италия всегда активно поддерживала сближение Азербайджана с Европейским Союзом, всегда поддерживала наши усилия по осуществлению более тесного сотрудничества с НАТО. Конечно, энергетический мост протяженностью 3500 километров, соединяющий Баку с побережьем Италии, является мостом энергетической безопасности. Это касается не только Италии. Уверен, что Италия станет страной, транспортирующей углеводородные ресурсы Азербайджана в другие места Европы.

Таким образом, здесь имеют место темы энергетического сегмента, развития экономики и торговли. Италия – наш основной торговый партнер. Помимо этого есть образование, культура и ряд других сфер. То есть заявление о стратегическом партнерстве находится в действии.

-Последний короткий вопрос. На фоне всех сложностей, связанных с Россией, при прокладке нового Шелкового пути через Каспий и наличии необходимой инфраструктуры Ваша страна может стать коммерческим центром. Могли бы Вы когда-то подумать об этом?

-Да, вы правы. Мы начали работать над этим много лет назад. Мы построили крупнейший торговый порт на Каспийском море. Сегодня он уже работает на полную мощность, и нам уже необходимо расширить его. Он должен обладать способностью принимать 25 миллионов тонн грузов и 1 миллион контейнеров. Мы построили в Баку судостроительный завод. Мы можем строить все виды судов, перевозящих нефть и другие грузы с восточного побережья Каспийского моря. Мы построили железные и автомобильные дороги. Растет экспорт из Китая и стран Центральной Азии через Азербайджан, думаю, что рост составляет 20 процентов.

Вся эта работа была проделана до российско-украинской войны. Эта война стала своего рода сигналом для компаний, находящихся на восточном побережье Каспия, с тем, чтобы они еще более внимательно подошли к данному маршруту. Мы же предлагаем хорошие тарифы и обеспечиваем всю необходимую логистическую поддержку. То есть Азербайджан, не имеющий выхода к открытому морю, становится сегодня региональным транспортным центром – не только с Востока на Юг и обратно, но и с Севера на Юг. Транспортный коридор Юг-Север проходит через Азербайджан, варианта иного маршрута нет. Этот коридор, к примеру, представляет значение для российских компаний, так как сегодня из-за санкций они не могут перевозить грузы в европейские пункты. То есть маршрут, ведущий в Иран и к побережью Персидского залива, через Азербайджан становится наиболее привлекательным для российских компаний. То же самое можно сказать о маршруте, который тянется от Персидского залива до России через Азербайджан.

Мы расположены на пересечении двух коридоров – Юг-Север и Восток-Запад. Конечно, это повышает геополитическое значение Азербайджана и позволяет создавать новые рабочие места. Мы считаем, что транспортный коридор Юг-Север будет настолько же важен, насколько коридор Восток-Запад. Для нас они значимы в равной степени, так как оба коридора проходят через нашу территорию.

-Господин Президент, благодарю Вас за любезность и предоставленную информацию о Вашей стране, желаю Вам успехов.

-Спасибо.


Vzglyad.az

Читайте актуальные новости и аналитические статьи в Telegram-канале «Vzglyad.az» https://t.me/Vzqlyad

Тэги:





НОВОСТНАЯ ЛЕНТА