Растущий Китай: Амбивалентность заявлений официального Вашингтона

  12 АВГУСТ 2022    Прочитано: 1302
Растущий Китай: Амбивалентность заявлений официального Вашингтона

Интервью Vzglyad.az с директором Института Конфуция Рафигом Аббасовым.

- Господин Аббасов, растет ли взаимный интерес к изучению китайского и азербайджанского языков в обеих странах?

- За 30 лет, прошедших со дня установления дипломатических отношений, сотрудничество между Азербайджаном и Китаем в области образования, включая студенческие обмены, научно-образовательные связи между ведущими университетами двух стран, реализацию китайских правительственных образовательных программ и программ стажировок, организуемых китайскими компаниями, расширение преподавания китайского языка в вузах и средних школах Азербайджана, непрерывно укреплялось. Новый импульс развития азербайджано-китайское сотрудничество в образовательной сфере получило в связи с активным участием Азербайджана в реализации китайской инициативы "Пояс и путь" по созданию евразийских транспортно-экономических коридоров, а также обеспечению гуманитарного обмена и межкультурного диалога стран Шелкового пути. Большое значение для развития азербайджано-китайского сотрудничества в области образования и целого ряда соответствующих договоров и соглашений, подписанных двумя государствами.

Сегодня, когда Азербайджан и Китай постоянно расширяют стратегическое политическое и экономическое сотрудничество, когда в нашей стране работают десятки китайских компаний, расширяется туристический обмен, интерес к китайскому языку среди азербайджанской молодежи и студенчества, как и потребность в квалифицированных переводчиках китайского языка растет из года в год. В настоящее время в Китае получают образование около 500 представителей азербайджанской молодежи. Ежегодно в вузах Азербайджана успешно завершают образование более 50 студентов на уровне бакалавров и магистров по специальности "Китаеведение и китайский язык".

Одновременно, на основе межгосударственного соглашения Министерство образования Азербайджана ежегодно отправляет на учебу в Китай до 50 студентов, а по линии Института Конфуция более 10 студентов проходят в китайских вузах годичное обучение китайскому языку, национальные преподаватели китайского языка успешно оканчивают регулярно организуемые Китаем курсы повышения квалификации. Азербайджанская молодежь все чаще отправляется на учебу в Китай на основе стипендий мэров отдельных китайских городов и известных университетов Китая. Растет и интерес китайской молодежи к азербайджанскому языку. Так, в этом году девять выпускников Пекинского университета иностранных языков, где в 2018 году была создана специальность "Азербайджанский язык", завершили четырехлетнее образование, став первыми дипломированными азербайджановедами в Китае.

- Позвольте вас спросить об американо-китайских отношениях. Как вы знаете, после окончания холодной войны и вплоть до прихода к власти в США Дональда Трампа американская политика в отношении Пекина базировалась на нескольких противоречивых, но вполне сбалансированных друг с другом установках. Сбалансированный подход США к Китаю резко сместился после прихода к власти Дональда Трампа. Сдвиг в сторону конфронтации хорошо прослеживается в Стратегии национальной безопасности США 2017 года. Какие факторы, на ваш взгляд, привели к ухудшению американо-китайских отношений?

- Действительно, после окончания холодной войны и вплоть до прихода к власти в США Дональда Трампа, американская политика в отношении Пекина базировалась в первую очередь на развитии выгодных торгово-экономических отношениях. При этом Вашингтон проявлял умеренную озабоченность по поводу ситуации с правами человека, высокой роли государства и непрозрачностью экономики Китая, а также растущей военной мощью страны. Особенно Вашингтон был обеспокоен по поводу промышленного шпионажа и враждебных действий в цифровой среде. Сбалансированный подход США к КНР резко сместился после прихода к власти Дональда Трампа. В документе 2020 года под названием «Стратегический подход США к КНР», обобщающем претензии США в адрес Китая в экономическом и политическом плане, в контексте недемократичного и нерыночного государства, угрожающему экономике, безопасности, ценностям и лидерству США, а китайский проект «Один пояс один путь» вообще расценивался как политический, ведущий к изменению сложившихся мировых правил игры в пользу КНР, ставящий страны, за счет щедрых инвестиций, в экономическую и в определенной степени политическую зависимость от Китая.

И это в условиях растущей военной мощи и ядерного потенциала Китая, превращения его в крупного игрока в цифровом и информационном пространстве. Необходимо отметить, что основной удар санкций против Китая пришёлся именно на сектор телекоммуникаций, когда президент Трамп подписал исполнительный указ «О защите информационных и коммуникационных технологий и цепочек поставок», а Министерство торговли США включило в свой чёрный список компанию Huawei - крупнейшего производителя телекоммуникационного оборудования в КНР. Таким образом, важнейшей внешнеполитической задачей американской дипломатии остается военное, технологическое и политическое сдерживание Китая, но при условии дистанцирования от открытой конфронтации. К тому же Вашингтоном был серьезно обеспокоен укреплением союзнических отношений Китая с Северной Кореей. Президент Трамп также неоднократно критиковал Китай, возлагая на него ответственность за распространение эпидемии COVID-19, а Конгресс США, призывая Китай к открытости и сотрудничеству, одновременно напоминал о необходимости «поддержки народа Китая в его требовании свободы слова». Начавшееся при Трампе и продолженное администрацией Байдена обострение американо-китайских отношений нашло свое отражение и на первых при Байдене американо-китайских переговорах, когда Китай обвинили в «невыполнении своих обязательств, агрессивном и авторитарном поведении, которое бросает вызов стабильности, безопасности и процветанию Индо-Тихоокеанского региона».

Интересно, в 2019–2021 годах число взаимных санкций и ограничений, объявленных США и Китаем превысило количество аналогичных мер за все годы после окончания холодной войны вместе взятые. Китайская политика в отношении США всегда носила выдержанный характер, при этом очерчивая красную линию, под которой понимались «коренные интересы» Китая, а именно независимость, территориальная целостность и незыблемость политической системы, а также интересы экономического развития страны.

При этом Китай воспринимает действия США как системную политику по политическому и экономическому ослаблению Китая, но при этом жесткие политические заявления с китайской стороны, неизменно следуют за конфронтационными действиями со стороны Вашингтона. Сегодня, серьезный кризис во взаимоотношениях двух стран, в связи с визитом Нэнси Пелоси на Тайвань, уже привел к приостановлению сотрудничества Пекина с Вашингтоном сразу по нескольким направлениям, включая диалог в сфере борьбы с международной преступностью и незаконной миграцией, в области правосудия и борьбы с наркотиками, заморожены переговоры по изменению климата и по обеспечению безопасности на море. Однако в политике США вряд ли стоит ждать принципиальных изменений. Китай продолжит находится в числе ключевых соперников.

- В Китае убеждены, что администрация Белого дома организовала визит госпожи Пелоси на остров с целью создания кризиса и получения предлога для наращивания военного присутствия в регионе. Как вы думаете, почему администрация США организовала этот визит? Что стоит, на ваш взгляд, за намерением Штатов?

- Тайваньский вопрос всегда являлся самым важным в китайско-американских отношениях. Необходимо понимать, что принцип одного Китая является основой национальных интересов КНР, общепризнанной нормой международных отношений и всеобщим консенсусом международного сообщества, а также политической основой для контактов между Китаем и другими странами, в том числе и с США, то есть, той красной линией, которую нельзя пересекать. Еще в 1988 году Китайская Народная Республика провозгласила курс на мирное объединение с Тайванем на основе принципа "одна страна - две системы", выдвинутого выдающимся политическим деятелем Китая Дэн Сяопином, определяющим, как неотъемлемость Тайваня от территории КНР, так и право Тайваня на высокую степень самоуправления в качестве особого административного района. Целью принципа «одна страна, две системы» является защита государственного суверенитета и территориальной целостности, обеспечение безопасности КНР, а также создание условий для всестороннего развития Тайваня, с последующим мирным объединением, также как это произошло с Гонконгом и Макао.

Принцип "одна страна - две системы" предусматривал также отстаивание социалистического строя в материковой части Китая и сохранение в течение длительного времени прежнего политического строя на Тайване, определял, что решение тайваньского вопроса является внутренним делом Китая, и он должен решаться самими китайцами без помощи каких-либо внешних сил на основании политического диалога, начало которому было положено в 1998 году. 25 октября 1971 года на сессии Генеральной Ассамблеи ООН была одобрена резолюция об исключении Китайской Республики из ООН и о передаче представительства во всех органах этой организации, включая Совет Безопасности, Китайской Народной Республике.

Соответственно, визит спикера Палаты представителей США Нэнси Пелоси на Тайвань — это не только серьезное искажение и ослабление принципа одного Китая и положений трех китайско-американских совместных коммюнике, Консенсуса 1992 года, но и политический посыл сепаратистским силам, выступающим за «независимость Тайваня» при поддержке США. И естественно, что Пекин в рамках основных норм международных отношений и международного права остро воспринимает подобные визиты как угрозу государственного суверенитета и территориальной целостности.

Амбивалентность заявлений официального Вашингтона, да и самой Нэнси Пелоси, проявляется с одной стороны декларированием поддержки политики одного Китая, определением данного визита как исключительно мирного, не наносящего ущерб сложившимся американо-китайским отношениям, полностью соответствующего политике США в отношении Тайваня, а с другой подтверждающим приверженность Вашингтона поддержке «динамично развивающейся тайваньской демократии», солидарности США с Тайванем, поскольку «мир стоит перед выбором между автократией и демократией». Визит Пелоси, на фоне активно развивающихся экономических связей между США и Тайванем, в том числе и в военно-промышленной сфере, скорее всего, преследовал и цель развития сотрудничества в области высоких технологий, в частности сборки микросхем тайваньской компанией TSMC, являющейся крупнейшим в мире производителем чипов.

- Народно-освободительная армия Китая (НОАК) продолжает масштабные военные учения в морском и воздушном пространстве вокруг острова Тайвань. В понедельник командование армии объявило, что учения продлены и завершатся, как сообщается, 8 сентября. Учения НОАК уже осудили все, кому не лень. От США и Японии до премьер-министра Сент-Винсента и Гренадин. От Пекина требуют немедленно прекратить маневры и не «воздействовать на мир и стабильность в регионе». Насколько законным является требование Запада о прекращении военных учений Китай вокруг Тайваня?

- С 4 августа Народно-освободительная армия Китая проводит масштабные учения с боевыми стрельбами в шести акваториях вокруг Тайваня, в воздушном пространстве, отрабатывая операции «обороны и блокады», борьбы с подводными лодками, высадки морских десантов, направленные на проверку возможностей проведения китайской армией ударов по наземным и воздушным целям и атак с моря. Китайские военные корабли, истребители, беспилотники периодически пересекают так называемую срединную линию Тайваньского пролива - неофициальную границу зон контроля Тайваня и КНР, нанося «точечные удары». Китай во время учений выпустил в направлении острова более десятка баллистических, управляемых ракет «Дунфэн». Цели учения открыто декларируются официальными представителями Китая, как "необходимое предупреждение" США и Тайваню против любого изменения статус-кво острова.

Безусловно, учения, проходящие на одном из самых загруженных водных путей в мире, отражаются на судоходстве и воздушном трафике. Власти Тайваня обвиняют Пекин в том, что своими показательными военными учениями в Тайваньском проливе китайская армия репетирует нападение на остров, США называют маневры провокационными и безрассудными действиями, серьезно подрывающими международный мир и стабильность, Токио выражает обеспокоенность крупномасштабными военными учениями Китая, приземлением китайских ракет в особых экономических зонах Японии, усилением напряженности в Индо-Тихоокеанском регионе. При этом, хочу напомнить, что большинство стран членов ООН, признав КНР как представителя всего Китая, подтвердили курс на мирное объединение с Тайванем на основе принципа "одна страна - две системы" и право страны на защиту своей территориальной целостности.

Кстати, насчет Японии. За период японской оккупации острова продлившееся до 1945 года на Тайване широко развернулось антияпонское движение, происходило много восстаний, имевших целью воссоединение Тайваня с Китаем и связанных с Синьхайской антимонархической революцией в Китае. После поражения Японии во Второй мировой войне остров Тайвань вошёл в состав Китайской Республики. В 1943 году Китай, США и Великобритания подписали «Каирскую декларацию», в которой предусматривалось, что все территории, которые Япония отторгла у Китая, включая Северо-Восток Китая, остров Тайвань и острова Пэнху, должны быть возвращены Китаю. Освобождение Тайваня от японской оккупации было важной частью победы Китая в Войне сопротивления китайского народа японским захватчикам. В целом, Китай, придерживаясь политики мирного объединения с Тайванем, не исключает применение военной силы против сепаратистов. Не случайно китайское командование заявило, о том, что будет регулярно проводить военные маневры в Тайваньском проливе для повышения боеготовности войск и укрепления совместного боевого потенциала различных родов войск.

В недавних официальных китайских документах - "Белой книги по национальной обороне Китая в новую эпоху" и Белой книги «Тайваньский вопрос и дело воссоединения Китая в новую эпоху» отмечается, что Пекин «готов создать широкое пространство для мирного воссоединения, но мы никогда не оставим места для различных форм сепаратистской деятельности по достижению независимости Тайваня». Тайваньский вопрос называется внутренним делом КНР, «не терпящем никакого внешнего вмешательства».

При этом подчеркивается, что «в случае, если сепаратистские силы, выступающие за независимость Тайваня, или внешние вмешивающиеся силы будут провоцировать, вынуждать и даже перейдут «красную линию», нам придется принять решительные меры». Заявляется, что Китай не будет отказываться от применения вооруженных сил для защиты единства страны и готов к применению "любых средств" в случае "вмешательства внешних сил, а также действий крайне малочисленных элементов, выступающих за "независимость Тайваня" и других раскольнических сил".

Сеймур Мамедов


Читайте актуальные новости и аналитические статьи в Telegram-канале «Vzglyad.az» https://t.me/Vzqlyad

Тэги:





НОВОСТНАЯ ЛЕНТА