Лидия Пархомчик: "Самым главным направлением совместного развития туризма на Каспии был и остается проект круиза" - ВИДЕОПОДКАСТ

  27 ИЮНЬ 2022    Прочитано: 827
Лидия Пархомчик: "Самым главным направлением совместного развития туризма на Каспии был и остается проект круиза" - ВИДЕОПОДКАСТ

Интервью Vzglyad.az с экспертом казахстанского Института мировой экономики и политики (ИМЭП), специалистом по региону Каспийского моря Лидией Пархомчиком.



- Пандемия Covid-19 нанесла колоссальный ущерб всей мировой экономике, около 70 процентов сокращения глобального ВВП связано именно с потерями в сфере туризма. И сейчас многие страны стараются возродить туризм, активно продвигают данное направление, поскольку длительная пауза в этой области негативно повлияла на экономику стран. В этом году мы наблюдаем определенную активность в туристической области многих стран, но полное восстановление мирового туризма, говорят специалисты, произойдёт не раньше 2024 года. Как вы сегодня оцениваете состояние мирового туризма? Каковы общие тренды развития туристской отрасли в условиях продолжающейся пандемии?

- Сейчас туристическая отрасль переживает непростые времена. В начале текущего года специалисты прогнозировали достаточно высокие темпы возрастания перевозок и прибытия туристов из-за того, что все больше стран начинают снимать ковидные ограничения и на международные перелеты. За первый квартал текущего года количество международных рейсов увеличилось почти в 3 раза, по сравнению с аналогичным периодом 2021 года. И в настоящее время без каких-либо ковидных ограничений осуществляются перелеты по 45-ти международным направлениям. А число международных туристических прибытий на сегодняшний день возросло на 182%, по сравнению с первым кварталом прошлого года. Число прибытий увеличилось с 41 миллиона до 117 миллионов. Это достаточно значительное увеличение. В этом направлении безусловными лидерами остаются Европа и Америка, которые у себя приняли больший объем туристов. Но даже с этими огромными показателями увеличения туристов в 4 раза, Европа отстает от уровня допандемийного 2019 года на 43%. Как мы видим, туристическая отрасль все еще далека от допандемийных показателей. Это подтверждают данные Всемирной туристической организации. Так, в первом квартале число международных туристических прибытий было на 61% ниже уровня 2019 года.

То есть, мы должны себе представить, насколько еще не восстановилась данная отрасль, по сравнению до пандемии. Но при этом нужно понимать, что международная туристическая сфера за 2020-2021 годы потеряла до 2 триллионов долларов. Закрытия границ, введения карантина, прекращения авиасообщений привели к таким потерям и в итоге многие эксперты рассчитывают, что полное восстановление международных прибытий до уровня 2019 года станет возможным лишь в 2023 году. А некоторые эксперты еще более пессимистичны. Они говорят о том, что данный показатель можно будет достигнуть лишь к 2024 году. То есть, все не так просто, как, наверное, хотелось бы нам, представителям туристической отрасли.

- Как прикаспийские страны вписываются в эту повестку дня?

- Вы знаете вот действительно нужно признать, что в туристическом сезоне пандемийного 2020 года внимание к туристическому сектору на Каспии было приковано, к сожалению, исключительно в рамках внутреннего туризма. Например, Актау стал серьезно рассматриваться местными жителями не только Западного Казахстана, но и других регионов страны, как альтернатива Турции и Египту. Население западных областей Казахстана стремительно растет и поэтому спрос на строящиеся объекты туристической инфраструктуры и так будет увеличиваться не зависимо от того, поедут ли туда наши сограждане с восточных или южных областей. Если мы посмотрим на эти данные, согласно данным акимата Мангыстауской области, в прошлом году область посетили более 225 тыс. туристов. Но из них только 9 тыс. были иностранцами.

То есть, мы видим, какой разрыв между внутренним и международным туризмом. В этом году, согласно планам, ожидается примерно такой же наплыв туристов что в принципе позволяет нам говорить о том, что в стране наблюдается сохранение фокуса на внутреннем туризме. Схожая картина в принципе характерна и для других стран прикаспийского региона. В частности, для России. На всех туристических сайтах есть предупреждения о том, что в прикаспийской зоне, здесь имеется в виду не только в России, имеются определенные сложности с устройством зон отдыха. Однако здесь нужно сделать небольшую оговорку, связанную с российско-украинским конфликтом. Этот фактор уже влияет на туристические потоки, особенно внутрироссийские. Он может изменить направление на пляжные курорты Дагестана, в связи с закрытием аэропорта в Симферополе и высокими ценами на туры в Сочи. В этом году появилась хорошая новость для Дагестана в связи открытием чартерных рейсов в данный регион. У нас такого раньше не было в российском направлении. И это уже появилось.

В итоге скорее всего произойдет рост внутреннего туризма в каспийском направлении, который может составить рост порядка 40%, по сравнению с данными 2021 года. Это достаточно ощутимый прирост. По предварительным оценкам, в этом году Дагестан могут посетить почти полтора миллиона туристов. Фактически это станет историческим рекордом для Дагестана. Но опять-таки мы говорим о том, что это развитие идет в плане внутреннего туризма. Нельзя сказать, что страны прикаспийского региона не пытались поставить на поток международный туризм, стать туристическим хабом.

Безусловно это не так. Наверное, самым громким примером может являться пример Туркменистана. Там несколько лет назад было завершено строительство туристической зоны, в которой уже проводились масштабные международные мероприятия. К сожалению, это зона не стала центром притяжения международного туризма, даже в рамках прикаспийского региона. Для этого существует много преград и в этом направлении нужно работать, что потенциальные зоны были доступны для международного туризма.

- Мировой туризм прошел серьезное испытание, о котором я выше упомянул, — это пандемия, которая еще продолжается. Начиная с периода коронавируса по сей день повсеместно растут инфляция, цены на продовольственные и непродовольственные товары, рабочие места сокращаются, - все эти факторы, разумеется, сказываются на благосостоянии людей, снижают существенно их мотивацию и интерес к заграничным поездкам. Не успев пережить полностью первое испытание, международный туризм столкнулся с еще одним вызовом – российско-украинский конфликт привел к неожиданным и, возможно, необратимым процессам в области продовольственной безопасности. Специалисты прогнозируют глобальный продовольственный кризис. Как вы оценили бы степень влияния российско-украинского конфликта на мировой туризм? Если война затянется надолго, насколько сильно пострадает международный туризм?

- Если мы действительно попытаемся посмотреть на ситуацию через призму российско-украинского конфликта, мы заметим некоторые изменения. Здесь уже нужно сделать определенные оговорки, чтобы понять к чему это, собственно, приведет в сфере туризма. Экономическая ситуация в сочетании с событиями в Украине действительно могут привести к снижению темпов
восстановления международного туризма. Это объективная данность. Пока события в Украине оказали достаточно ограниченное влияние на общие показатели международного туризма. Однако экономические последствия от конфликта включают также рост цен на нефть, инфляцию, повышение международных логистических цепочек и все это приводит к росту расходов на транспорт и, собственно, размещение в отелях.

По данным Всемирной туристической организации, сегодня стоимость одной международной поездки выросла в среднем с одной тысячи долларов по состоянию на 2019 год до 1300 долларов в 2022 году. И это на самом деле не предел. Потому что подорожание наблюдается не только на заграничные поездки, но и на внутренний туризм. Здесь необходимо учитывать инфляцию и рост цен. В перспективе потеря российского сегмента скажется на показателях. В 2022 году из-за сокращения международных поездок россиян, из-за событий в Украине международный туризм может потерять порядка 7 миллиардов долларов. Об этом заявило аналитическое агентство «Евромондинтернашнл».

Согласно оценкам, на российский туристических рынок приходится только один процент общемировых расходов на путешествия. Достаточно небольшая потеря будет, честно говоря. В 2021 году россияне потратили за рубежом порядка 9 миллиардов долларов. Международный туризм может справится без этой суммы, это не окажет какого-либо глобального воздействия на отрасль. Это на глобальном уровне, но на определенном региональном уровне эта потеря повлечет существенные последствия. Опять по данным «Евромондинтернашнл», расходы туризма в этом году вырастут в мире на 92%, по сравнению с прошлым годом. Но из-за российско-украинского конфликта туристическая индустрия получит намного меньше ожидаемого. И это не может не огорчать.

- На ваш взгляд, как прикаспийским странам выбраться из этой ситуации, развивать совместно туристический сектор? Как им создать кооперацию в туристической области, чтобы минимизировать последствия пандемии в области туризма?

- Если мы говорим о вероятности создания кооперации в туристической сфере, нужно признать, что попытки скоординировать усилия в многостороннем формате прикаспийские страны предпринимали достаточно давно. Они имеют многолетнюю историю. Самым главным направлением совместного развития туризма на Каспии был и остается проект круиза. Идея развития совместного морского отдыха, в том числе организация круизного туризма в разных вариациях обсуждалась как в многостороннем формате, так и в двустороннем. Здесь можно вспомнить разные проекты и планы. Например, по расширению морского туризма между Ираном и Азербайджаном, Астраханью и Актау. Есть определенные предложения между Россией и Азербайджаном. Но в центре всех инициатив стоял проект российской стороны по строительству круизного лайнера класса река-море под названием «Петр Великий». Он был рассчитан на 300 пассажиров и в данное время на астраханской верфи завершается строительство этого лайнера. В сентябре текущего года планируются первые ходовые испытания лайнера и если верить прогнозам астраханского губернатора, корабль ежегодно сможет обслуживать до 30 тыс. туристов. Планируется подготовка туристической инфраструктуры в портах маршрута этого круизного лайнера – Махачкала, Баку, Туркменбашы и Актау.

Однако мы должны понимать, что наличие одного единственного круизного лайнера не превращает прикаспийский регион в центр международного туризма. Это происходит из-за того, что все прикаспийские страны без исключения испытывают недостаток пляжной рекреационной инфраструктуры. Концепция морского туризма предполагает не только наличие самого порта, куда можно приплыть судну. Нужен целый комплекс взаимозависимых сервисов. В первую очередь речи идет о доведении до мирового уровня качества услуг в сфере пляжного отдыха, расширить сеть зон отдыха и иной инфраструктуры. Здесь идет речь о различных вещах вплоть до формирования технической базы для предоставления различных услуг, например, дайвинга, рыбалки, морских экскурсий. Все это в совокупности и дает нам возможность по привлечению международных туристов. Никто не говорит о том, что мы не пытаемся делать это. На самом деле это происходит и находится на особом контроле у правительства всех прикаспийских стран.

Другое дело в том, что внутренний туризм пока находится у нас в приоритете. Это вынужденная мера, по крайней мере, на сегодняшнем этапе. Как сделать, чтобы тренд был переломлен в сторону международного туризма? В первую очередь это улучшить инфраструктуру на местах. Тогда регион станет привлекательным для международного туриста.

- На ваш взгляд, каково будущее международного туризма? Сможем ли мы снова ездить по свету и что надо для этого сделать?

- Нам хочется смотреть с надеждой на будущее. Быть немного оптимистами по отношению к международному туризму, потому что эксперты все-таки прогнозируют, что в 2022 году международный туризм может вырасти от 30 до 70%, по сравнению с прошлогодними показателями. Хотя этот показатель будет ниже допандемийного периода, но тем не менее тренд на повышение показателей все-таки внушает некоторый оптимизм. Понятно, что фактор пандемии никуда не делся. Он все еще будет присутствовать и давить на туристическую отрасль. Это связано с тем, что в мире вакцинировано чуть больше 60% населения и коллективного иммунитета понадобится еще несколько лет, если будет продолжать вакцинироваться такими темпами. И ковидные ограничения продолжают действовать в странах Азиатско-тихоокеанского региона, на Ближнем Востоке, в некоторых странах Африки. И можно ожидать, что именно азиатские страны станут последними, кто полноценно возобновит международный туризм. Здесь, пример Китая, который продолжает следовать строгой политике нулевого распространения ковида в стране, достаточно показателен и влияет на туристической поток в страны Юго-Восточной Азии. Дополнительное давление на восстановление туристической отрасли оказывает и сложная экономическая ситуация. Это мировой рост цен на нефть, рост инфляции, повышение процентных ставок, высокие объемы государственного долга и продолжающие сбои логистических поставок.

Для туристической отрасли это очень критично. В итоге мы сами можем сделать прогноз о том, что международный туризм только-только начинает поднимать голову, а вот внутренний туризм все еще остается стимулом для восстановления отрасли в целом. По мнению экспертов, именно внутренний туризм станет одним из основных тенденций 2022 года. Опять-таки все может измениться в 2023 году. Это будет зависеть от того, как мы подойдем к сфере здравоохранения и безопасности. Мы говорим о том, что отрасль нуждается в поддержке, что она начинает постепенно восстанавливаться, правда, не такими серьезными темпами, как мы ожидали, но тем не менее они есть. И прикаспийский регион может в каком-то отношении сыграть положительную роль. Вместе с этим мы говорим о прикаспийском регионе как о внутреннем туризме, поэтому для международного туризма он будет иметь небольшой интерес.

Сеймур Мамедов

Vzglyad.az
Читайте актуальные новости и аналитические статьи в Telegram-канале «Vzglyad.az» https://t.me/Vzqlyad

Тэги:





НОВОСТНАЯ ЛЕНТА