Существует ли риск повторения украинского сценария на Южном Кавказе? - ИНТЕРВЬЮ

  07 ИЮНЬ 2022    Прочитано: 661
Существует ли риск повторения украинского сценария на Южном Кавказе? - ИНТЕРВЬЮ

Интервью Vzglyad.az с российским политологом Александром Жуковским.

- Каким вы видите исход российско-украинской войны?

- Уже в мае 2022 года авторитетные службы и эксперты зафиксировали системные изменения на фронтах. Война на сокрушение перетекла в войну на истощение. В столкновениях не выигрывает ни одна из сторон. Война на истощение — это вынужденный выбор. Из практики она фактически никогда не заканчивается установлением мира, который был лучше предвоенного, и ведут ее в отчаянных ситуациях. Армии демонстрируют активность, пропаганда зашкаливает, инфраструктура проваливается, люди погибают, а «результаты» … скромные.

В таких случаях возрастающую роль играют другие «фронты»: внутриполитические, внешне политические изменения, смена первоначальных целей. Публичные цели России и самого начала были идеологизированы и размыты: от свержения правительства Украины, демилитаризации, денационализации до теперь уже более материальных: полного «освобождения» Донбасса, сохранения сухопутного коридора в Крым.

В свою очередь, Украина, поддержанная европейскими странами, США, Канадой укрепляется в своих представлениях о должном и нужном. Со стороны РФ в ход запущены энергетический шантаж, дипломатические каналы, информационные атаки («угрозы»: расширения миграции, включение в конфликт других территорий, применение атомного оружия, продовольственная безопасность).

На фоне внешних, неоднозначно разворачивающихся обстоятельств, российскую среду продолжают угнетать внутренние противоречия. За многие годы так и не сформулированы даже принципы внутренней политики (подменяется яркими много раз повторяющимися заявлениями, демонстрационными проектами, бюрократической демагогией).

Продолжается падение уровня жизни населения, технологическое отставание зависимость. Решения поджимают демографический фактор (нарастающий возраст президента и его окружения), усталость от однозначной риторики, пропаганды, одних и тех же публичных лиц, отсутствие новых идей. В частности, в Кремле в очередной раз вернулись к старой, старой схеме "транзита" («Разделяй и властвуй!»): перераспределить полномочия "сильного" президента, передав ключевые решения в назначаемый госсовет с бессменным "председателем". Новому "президенту" оставляются представительные функции. «Идея» постоянно дополняется, изменяется, то включает новые территории и лица, то их исключает. Уже «забылось», что подобный вариант транзита в Казахстане пролетел для его авторов, но российские авторы схемы надеются на лучшее … для себя.

В любом случае идеи по решению российских проблем находятся в еще большем кризисе, чем экономика, политика, инфраструктура. Режим не демонстрирует креативности, аналитичности, замкнут сам на себя. Исходы плохо прогнозируются.

- Что, на ваш взгляд, может помочь положить конец российско-украинской войне?


- Понимание бесперспективности военного столкновения уже проявляется. Военные средства и инструменты свою бесперспективность показали… На начальном этапе конфликт разворачивался как противостояние двух сторон - Украина — Россия. Со стороны РФ присутствовали политические претензии к бывшему союзнику, идеологические разногласия, а также демонстрационные мотивы — показать миру, США, Европе мощь, решительность, независимость, самостоятельность России. В настоящее время претензии с одной стороны, конкретизировались (материлизовались, см.выше), с другой стороны, перемешались и «ушли» в другие горизонты и проявляются в перегруппировке новых и других отношений, интересов с разным странами, экономиками, перспективами, акторами.

Таким образом, конфликт приобрел множество сторон со множеством и решений. Поиск общих векторов только нащупывается. Победителей не будет...

- Бытует довольно распространенное мнение, что человечество находится на грани ядерной войны. Как вы к этому относитесь? При каких обстоятельствах это может произойти?

- Объективных причин для применения ядерного оружия нет, не было и не будет. «Мнение» действительно широко комментируется в публичной сфере, но имеет далеко не публичные корни.

Накопилось критическое количество диспропорций, создающих неопределенности: неуверенность одних (апатия) и уверенность других (агрессивность), еще и в условиях смены цикла (столетние циклы), отсутствия в управленческой практике проверенных и выверенных решений. Каждая страна переживает изменения по своему, но есть и общее. Налицо растерянность администраторов, разгул субъективности, страхов, угроз. Одна пандемия нагнала страхов на несколько поколений. Появление военных столкновений «логическая» реализация агрессивных проявлений. В российском варианте реакций есть важный индивидуальный след (мотив, интерес) и кажущая безысходность для некоторых «важных» персон (семейств). Это обстоятельство

- Поддерживает ли большинство россиян войну России с Украиной? Что показывают социологические опросы?

- Основной исход общественных настроений — прострация. Расспрашивать о чем-то потерявшихся людей даже выглядит не этично, не говоря уже о профессиональности. В России актуальность, технологии и инструменты обратной связи не развиваются (но часто декларируются). Это обстоятельство серьезно нарушает понимание внутри политических настроений, отношений и сослужило плохую службу при принятии решения о проведении «спецоперации». Власти России попали под влияние пропагандистов, ангажированных «экспертов», некоторых администраторов спецслужб и были уверены в том, что украинцы, в своем большинстве, поддержат и примут российское военное вмешательство во внутренние дела страны и очень грубо ошиблись.

В Украине, придерживающейся европейских стандартов в государственном управлении, с возможностью пользоваться альтернативными информационными источниками, опросы проводятся и публикуются. Экстремальное состояние населения, конечно, оказывает давление на мнения, но ориентироваться на результаты можно. По данным опроса Киевского международного института социологии, в середине мая 82% украинцев не были готовы ни к каким территориальным уступкам. На востоке Украины, где сейчас идут самые жесткие бои, против этого выступили 68% жителей.

- Существует ли риск повторения украинского сценария на Южном Кавказе?

- Вопрос имеет место. Россия устойчиво демонстрирует приверженность неким к месту не к месту возникающим ассоциациям, алгоритмам, инерциям. В условиях отсутствия идей на постсоветском пространстве известные алгоритмы и ностальгические воспоминания прошлого продолжают свою инерционную активность. Это ярко демонстрируют неловкие попытки вернуть отдельные фрагменты недалекого прошлого России — опыт СССР, в том числе, «счастливые» картинки общей героической истории. Странновато фиксировать, что в правящем российском режиме устойчиво сохраняются «желания» вкладывать ресурсы в «воспитание» и будущее других стран, территорий, при этом устойчиво игнорируя свои внутренние потребности и перспективы.

По данным на апрель 2022 на «спецоперацию» уже затрачено 1,681 трлн рублей. Это несколько федеральных годовых бюджетов на образование и только финансовые (восполняемые) потери. Не восполняемых расходов пока никто не подсчитывал и их значительно больше? Россия несет серьезные материальные и репутационные потери, одновременно представители режима быстро стареют, теряют потенциал. Страна продолжает плохо понимать себя и еще хуже других, режим делает ошибки, заинтересован в паузе. Украинский «урок» как минимум создаст паузу. Эмоционально РФ еще может втягиваться в отвлекающие от собственных объективных проблем ситуации, но только, скорее всего, в качестве вовлеченного участника, а не инициатора.

Мурад Джавадов

Читайте актуальные новости и аналитические статьи в Telegram-канале «Vzglyad.az» https://t.me/Vzqlyad

Тэги:





НОВОСТНАЯ ЛЕНТА