Чего ждать после Брюссельской встречи? – МНЕНИЕ

  16 ДЕКАБРЯ 2021    Прочитано: 3983
Чего ждать после Брюссельской встречи? – МНЕНИЕ

Лишь время покажет, насколько результативной станет встреча между президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и премьер-министром Арменией Николом Пашиняном в Брюсселе, и что она принесет региону (и принесет ли вообще – или останется еще одним бесплодным разговором). Однако на первый взгляд сам факт ее проведения, а также ее итоги выглядят вполне конструктивными.

Во-первых, встреча лидеров Азербайджана и Армении без участия РФ показывает вовлеченность других глобальных игроков в процесс мирного урегулирования. Конечно, речь не идет о вытеснении Москвы из данного процесса (в конце концов, результаты российской деятельности –заявления от 9 ноября 2020 года и 11 января 2021 года и договоренности от 26 ноября 2021 года – были приняты как основа армяно-азербайджанского диалога). ЕС не имеет достаточного влияния на Южном Кавказе, чтобы заменить Россию в переговорном процессе, взять на себя роль ключевого медиатора. Однако даже в таком случае предоставление альтернативной площадки для разговора Ильхама Алиева и Никола Пашиняна является сигналом Кремлю о том, что его попытки «приватизировать» мирные переговоры (которые по моему мнению преследуют исключительно российские интересы и не идут на пользу ни Азербайджану, ни Армении) не будут иметь успеха.

Во-вторых, встреча под патронатом ЕС своеобразно легитимизирует в Европе мирный процесс, основанный на новом статус-кво в регионе, сформировавшемся после победы Азербайджана во Второй Карабахской войне. Не секрет, что некоторые политические деятели в Армении надеялись на европейскую поддержку в деле пересмотра результатов конфликта. Однако сейчас очевидно, что надежды эти несбыточны, и Европейский Союз исходит из объективных реалий, сложившихся в регионе, высказывая поддержку мирным инициативам, направленным не на возврат к бесплодным, бесперспективным дискуссиям прошлого (о «статусе» Карабаха), но на построение будущего армяно-азербайджанских отношений (делимитация и демаркация государственной границы, разблокирование транспортного сообщения). При этом тезисы, озвученные по результатам встречи, соответствуют традиционной позиции Азербайджана относительно данных вопросов – что также является позитивным результатом для Баку, который как раз активнее всего выступал за восстановление межгосударственных транспортных связей и четкое определение армяно-азербайджанской границы.

В-третьих, продолжительность встречи (более четырех часов!) показывает, что это было не просто протокольное, символическое мероприятие, а реальный переговорный процесс. Не факт, что в его рамках был достигнут прорыв. В конце концов премьер-министр Армении снова пытается по-своему трактовать события, настаивая на необходимости рассматривать Лачинский коридор в качестве специфического кейса, который отличается от других региональных маршрутов. Однако на документальном уровне эти инсинуации не получили никакой поддержки. Хотя Ереван и в будущем вероятно будет продолжать попытки своеобразно трактовать договоренности последнего года, отсутствие их поддержки со стороны других игроков должно стать для него четким сигналом.

Минская группа ОБСЕ показала свою полную беспомощность – и это объективная реальность, которую прямо подтверждают дипломаты, вовлеченные в ее работу. Ее возрождение без серьезной ревизии подходов бесперспективно в условиях нового статус-кво в зоне конфликта. Совершенно не понятно, что она может сделать для его решения – ведь ее предложения и инициативы просто устарели, и совершенно не соответствуют порядку дня. Разговоры о ее работе использовались в последний год отдельными политиками скорее в попытках пересмотреть результаты победы Азербайджана во Второй Карабахской войне, а не в качестве предложения действенной площадки для мирного процесса.

Отсутствие упоминания о ней в заявлении по результатам Брюссельской встречи лишь еще раз подчеркивает ее неэффективность и бесперспективность. Вместо этого Шарль Мишель говорит о конкретных направлениях, по которым должен развиваться армяно-азербайджанский диалог, подчеркивая приверженность достигнутым за последний год соглашениям. Именно они являются основой обновленного мирного процесса.

Что касается дальнейших перспектив самой Минской группы, то теоретически она может включиться в работу над урегулированием конфликта – но лишь в случае обновления формата, полномочий и позиций. В старом же виде она не способна оказать никакого позитивного влияния на ситуацию в Южном Кавказе.
Упоминание гуманитарного разминирования является несомненным позитивным моментом для Азербайджана. В конце концов минная проблема остается одной из ключевых для Баку. Важно и символическое значение ее упоминания в документе. Минная угроза на территории Карабаха является исключительно результатом армянской оккупации региона. Хотя Европа традиционно воздерживается от осуждения Еревана, однако в данном случае между строк вполне можно углядеть негативную оценку подобной деструктивной деятельности.

Не удивительно, что минной проблеме ЕС уделяет особую роль. Вопросы гуманитарного характера и обеспечения безопасности мирных граждан в зоне конфликта всегда оставались важнейшими для Европы – в конце концов это определяется декларируемыми европейскими ценностями. Вполне логично, что Европейский Союз должен приложить усилия к решению данной проблемы. Это станет ярким доказательством его вовлеченности в процесс урегулирования конфликта, при этом – демонстрирующим конструктивную позицию ЕС, работу на конкретный практический результат. В конце концов помощь Азербайджану становится моральной, ценностной обязанностью европейцев. Активная деятельность на этом направлении может не только исправить имидж Европы в Азербайджане (откровенно говоря – подорванный применением двойных стандартов к Карабахскому конфликту), но и потенциально станет инструментом более активного вовлечения ЕС в решение южнокавказских проблем (то есть – дверью для возвращения в регион, где европейские позиции существенно ослаблены).

Впервые ЕС включил в повестку вопрос пропавших без вести, подчеркнув при этом необходимость прояснения их судьбы. По данному вопросу я бы не преувеличивал значение риторики со стороны ЕС. Из контекста, в котором упомянут вопрос пропавших без вести, можно сделать вывод, что речь в первую очередь идет о последствиях Второй Карабахской войны. Вероятно, именно в таком духе будет трактовать данные слова Ереван, перекручивая их в свою пользу. Однако сам факт упоминания в заявлении этой проблемы открывает перед Баку возможности для активного обсуждения упомянутого вопроса о людях, пропавших без вести в 1990-е годы. Это имеет значение как с точки зрения восстановления исторической справедливости, так для практического противодействия попыткам Армении представить себя в качестве «жертвы» конфликта. Активное поднятие данного вопроса – логичный шаг, ведь проблема несомненно требует решения. Без этого невозможно говорить об укреплении доверия между Азербайджаном и Арменией, реальной долгосрочной нормализации отношений.

Старший научный сотрудник Национального института стратегических исследований Украины Николай Замикула, специально для Vzglyad.az.
Читайте актуальные новости и аналитические статьи в Telegram-канале «Vzglyad.az» https://t.me/Vzqlyad

Тэги:





НОВОСТНАЯ ЛЕНТА