Зангезурский транспортный коридор. Грядут новые перемены в регионе - АНАЛИЗ

  27 ОКТЯБРЯ 2021    Прочитано: 3081
Зангезурский транспортный коридор. Грядут новые перемены в регионе - АНАЛИЗ

26 октября президент Азербайджана Ильхам Алиев и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган встретились на освобожденных азербайджанских территориях, и приняли участие в нескольких символических мероприятиях, связанных с процессами восстановления региона. Среди прочего они заложили фундамент новой автомобильной магистрали, которая должна пройти по маршруту Горадиз - Джебраил - Зангилан - Агбенд. Эта дорога должна пройти от старой линии соприкосновения между к азербайджано-армянской границе, с перспективой стать частью Зангезурского коридора – транспортного маршрута по территории Армении, который должен связать восточные регионы Азербайджана с Нахчыванской Автономной Республикой и обеспечить выход Турции.

Активные дискуссии вокруг этого проекта ведутся с самого окончания Второй Карабахской войны. Открытие транспортного коридора с Нахчывань четко прописано в условиях Заявлении о прекращении огня от 10 ноября 2020 года. Этот маршрут особо выделен среди общего тезиса о необходимости разблокировать межгосударственное транспортное сообщение в регионе. Однако среди государств, имеющих интересы на Южном Кавказе, нет единого мнения по поводу данного вопроса.

Вчерашние действия президентов Азербайджана и Турции показали, что они четко настроены на реализацию проекта. Это неудивительно, учитывая, что именно эти государства являются его основными бенефициарами.

Для Азербайджана прямая дорога в Нахчывань – важное достижение, существенно упрощающее внутригосударственные связи. Она позволит упростить транспортировку пассажиров и грузов из одной части страны в другую, избегая продолжительных объездных путей через территорию Грузии (железнодорожное сообщение) и Ирана (автомобильное сообщение). Также короткий маршрут, ведущий к Турции, имеет не только экономическое, но и геополитическое значение.

Для Анкары прямая дорога на Баку также важна. Она создает возможности для дальнейшего расширения экономических отношений с Азербайджаном, в том числе в сфере туризма. Также большое значение маршрут имеет в контексте обеспечения доступа к тюркским странам Центральной Азии. Открытие Зангезурского коридора существенно укрепит связи Турции с остальной частью Тюркского мира.

Российская Федерация явно не в восторге от укрепления турецко-азербайджанского альянса на Южном Кавказе, который угрожает ее влиянию в регионе. Она не настроена предоставлять преференции Анкаре и Баку. Однако по вопросу Зангезурского коридора у Москвы есть свои интересы. Его открытие упростит транспортные связи РФ с Арменией (которые сейчас осуществляются через грузинскую территорию – дорогу на Верхний Ларс, которая труднодоступна в определённые периоды года). В перспективе это позволяет обеспечить устойчивые связи с Турцией, и выход на Ближний Восток.

Также немаловажное влияние на позицию РФ оказывает зафиксированная в Заявлении о прекращении огня роль российской Пограничной службы в обеспечении безопасности транспортного сообщения – Москва таким образом может воспринимать Зангезурский коридор и как актив для усиления своего влияния.

Другие региональные игроки имеют опасения по поводу данного проекта. Грузия вряд ли может открыто протестовать против его реализации – однако очевидно, что Тбилиси опасается ослабления своих позиций и потери роли ключевого транзитера в транспортном сообщении между Азербайджаном и Турцией (да и между РФ и Армений тоже). Явно недоволен потенциальным открытием Зангезурского маршрута и Иран.

Он опасается усиления азербайджано-турецкого союза, в котором видит признаки агрессивного пантюркизма; недоволен потенциальным укреплением связей Турции с Центральной Азией; не хочет терять контроль над автомобильным сообщением из Баку в Нахчывань, которое сейчас проходит по иранской территории; недоволен проникновением внешних сил в Сюникскую область Армении, через которую осуществляются армяно-иранские торговые связи, и которую иранские власти используют как своеобразный черный ход для обхода санкционного режима (а также – для нелегальной деятельности).

Главный момент, определяющий перспективы Зангезурского проекта – это позиция Армении, по территории которой должен пройти данный маршрут. Ереван в целом вынужден согласиться, что разблокирование транспортных связей в регионе необходимо. Более того, от этого процесса Армения – на протяжении десятилетий остающаяся практически в блокаде – только выиграет.

Однако армянские власти резко настроены против развития прямых азербайджано-турецких связей по кратчайшему маршруту. Армения рассматривает Зангезурский коридор как экзистенциальную угрозу своим национальным интересам и безопасности. Ереван видит в этом угрозу перехода этих территорий под фактический контроль Баку. Высказываются опасения, что реализация проекта откроет двери в Армению для азербайджанского и турецкого капиталов, и в результате приведет к их доминированию на юге страны. По мнению некоторых экспертов, это может привести к своеобразной «аджаризации» Сюникской области.

Армения предлагала альтернативные варианты выполнения условия Заявления о прекращении огня – маршрут Газах-Иджеван-Ереван-Нахчывань. Однако это не устраивает Азербайджан, создавая значительный крюк для транспортного сообщения. В Баку устали от объездных путей – и хотят обеспечить оптимальные для себя условия. Более того, армянское предложение не согласовывается с самим духом Заявления от 10 ноября. В документе подчеркивается необходимость разблокирования всех транспортных связей в регионе.

Таким образом, ошибочно предлагать маршрут на Газах как альтернативу Зангезурскому. В конце концов, если стороны хотят достигнуть реального мира – речь идет о восстановлении всех имеющихся транспортных путей, и их укреплении. А уж какой из них кому более выгоден для конкретных целей – уже дело десятое.

Возможно, Армения хотела бы использовать вопрос транспортного сообщения как козырь в переговорах с Азербайджаном. Попытаться выторговать себе преференции по другим проблемам (демаркация границ, будущее Карабаха – относительно которого армянские власти не оставляют необоснованных надежд на некий «статус») в ответ на компромисс по Зангезуру, на который в конце концов пойдет. Однако тут Азербайджан непреклонен. Для Баку ключевой момент постконфликтного урегулирования – комплексное политическое соглашение. Транспортная проблема – важный, но все же второстепенный аспект вопроса. В конце концов, Азербайджан десятилетия жил без прямого сообщения с Нахичеванью, и столько же проживет – если его будут принуждать расплатиться за такую дорогу национальными интересами.

Правда, судя по всему, этого и не случится. В преддверии годовщины окончания Второй Карабахской войны эксперты ожидают новой трехсторонней встречи в азербайджано-армяно-российском формате, на которой могут быть приняты важные решения по урегулированию конфликта. Учитывая постепенную потерю Армений субъектности, и усиление влияния на нее РФ, армянская позиция по многим вопросам становится второстепенной. Складывается ощущение, что переговоры о будущем региона идут скорее в азербайджано-российском (либо азербайджано-российско-турецком) формате. И если на них будет достигнут некий компромиссный результат – то Москва просто спустит в Ереван указания, которые там будут вынуждены принять.

И в этом контексте действия И. Алиева и Р. Т. Эрдогана приобретают особое значение. Символическая закладка новой дороги еще раз акцентирует внимание на серьёзности намерений по реализации проекта Зангезурского коридора. Возможно, она является результатом уже достигнутых непубличных соглашений (в конце концов – мы знаем мало подробностей о ходе сентябрьского разговора Эрдогана с В. Путиным в Сочи).

А может быть и наоборот – эти публичные действия выступают декларацией, заявлением относительно позиций Баку и Анкары. Они призваны наглядно продемонстрировать непоколебимость Азербайджана и Турции в необходимости обустройства Зангезурского коридора – и направлены на убеждение Москвы в необходимости поддержать проект. Вполне вероятно, новости о его судьбе мы услышим уже скоро - в ближайшие недели. И на данный момент его перспективы остаются достаточно позитивными.

Старший научный сотрудник Национального института стратегических исследований Украины Николай Замикула специально для Vzglyad.az.

Подготовил Джавад Мурадов
Читайте актуальные новости и аналитические статьи в Telegram-канале «Vzglyad.az» https://t.me/Vzqlyad

Тэги:





НОВОСТНАЯ ЛЕНТА