Интересам Тегерана угрожает перспектива мирного договора между Ереваном и Баку

  12 ОКТЯБРЯ 2021    Прочитано: 3139
Интересам Тегерана угрожает перспектива мирного договора между Ереваном и Баку

Факт визита нового министра иностранных дел Ирана Хосейна Амира Абдоллахиана в Россию вскоре после вступления в должность не вызывает удивления. Москва и Тегеран давно работают в одной связке на международной арене, объединенные настроем на противодействие Западу. Высокий уровень их взаимодействия общеизвестен. Это подтверждает и недавнее присоединение Ирана к Шанхайской организации сотрудничества в качестве полноправного члена, и переговоры Тегерана с ЕАЭС относительно соглашения о зоне свободной торговли.

Впрочем, не стоит забывать о том, что между Ираном и Россией нет устоявшейся дружбы, и каждая из сторон извлекает из сотрудничества свою выгоду. И на практике по многим вопросам у них имеются противоречия.

Ранее сообщалось об отличающихся взглядах Москвы и Тегерана на стабилизацию ситуации в Сирии, и определенную конфронтацию пророссийского и проиранского полюсов в окружении Б. Асада. Также Иран и РФ демонстрировали разные взгляды на решение вопроса определения правового статуса Каспийского моря. Не случайно именно Тегеран все еще не ратифицировал Конвенцию, заключенную в Актау в августе 2018 г.

Судя по последним событиям, проявляются отличия и во взглядах сторон на проблематику Южного Кавказа. Победа Азербайджана во Второй Карабахской войне изменила баланс сил в регионе. Поражение их союзника – Армении – повлияло на позиции как РФ, так и Ирана. Однако Москва сумела извлечь из ситуации определенную пользу. Например – разместив в зоне конфликта свой военный контингент и усилив прямой контроль над Ереваном.

Также она имеет экономический интерес в позитивном решении вопроса открытия транспортных коридоров в регионе. Кремль при определенных условиях даже готов принять нормализацию армяно-азербайджанских отношений – если это будет сделано на его условиях и позволит легитимизировать его гегемонию на Южном Кавказе.

Иран же напротив, оказался исключительно в проигрыше. По сути, если не учитывать Армению, именно он является наиболее проигравшей стороной – парадоксальный факт, учитывая его неучастие в конфликте. Победа Азербайджана создает предпосылки для новой радикальной трансформации региона в том направлении, которое не устраивает иранские власти. Иран боится усиления турецко-азербайджанского союза, видя в этом угрозу пантюркистской экспансии. Он обеспокоен поражением Армении, которую всегда рассматривал в качестве блокирующего фактора в системе сообщения между Турцией и Азербайджаном.

В конце концов, интересам Тегерана угрожает перспектива мирного договора между Ереваном и Баку. Выход Армении из региональной изоляции нивелирует для армянских властей значение Ирана в качестве партнера – а это угрожает проходящему через Армению транспортному коридору, сегодня частично обеспечивающему обход иранцами санкционной блокады.

Исходя из этого, иранские власти пытаются подорвать успехи Азербайджана, и заблокировать стабилизацию отношений в регионе. Недружественность Тегерана по отношению к Баку была известна и раньше – об этом ярко свидетельствуют данные о действиях иранских военных во время Второй Карабахской войны, недавно обнародованные азербайджанской стороной (нарушение границ Азербайджана в октябре 2020 г.).

В условиях избрания на пост президента Ирана консерватора И. Раиси ситуация только усугубляется. Это подтверждается провокационной риторикой Тегерана в последние недели, а также военными маневрами вблизи азербайджанской границы. Последний недружественный шаг – закрытие иранского воздушного пространства для перевозки военных грузов в Нахичевань – показывает, что заявления иранцев о дружественном отношении к Азербайджану, а также апеллирование к некоей исламской солидарности остаются пустыми словами.

Однако остается без ответа вопрос – как на такие действия Ирана отреагирует Россия? Ее роль на Южном Кавказе ни в коем случае не является позитивной. Москва не заинтересована в реальной стабилизации межгосударственных отношений в регионе – она играет на противоречиях государств в своих интересах. Однако сейчас складывается ощущение, что она делает ставку на выполнение роли «миротворца», урегулирующего армяно-азербайджанский конфликт, и за счет единоличного контроля процесса нормализации отношений между Ереваном и Баку усиливающего влияние на оба государства. В таких условиях излишне агрессивное поведение Ирана скорее мешает, чем помогает ее планам. И исходя из этого, актуальный кризис в азербайджано-иранских отношениях может стать еще одним подводным камнем для российско-иранского партнерства.


Старший научный сотрудник Национального института стратегических исследований Украины Николай Замикула специально для Vzglyad.az.


Подготовил Джавад Мурадов

Тэги:





НОВОСТНАЯ ЛЕНТА