Ответ на простой вопрос: Что ищет Иран в Карабахе?

  20 СЕНТЯБРЯ 2021    Прочитано: 3428
Ответ на простой вопрос: Что ищет Иран в Карабахе?

Недавно незаконный проезд иранских грузовиков через временно контролируемую российскими миротворцами территорию Азербайджана вызвал серьезный протест Баку. В связи с этим 11 августа Министерство иностранных дел Азербайджана направило официальную ноту протеста послу Ирана в нашей стране Сеиду Аббасу Мусави.

Своеобразное заявление Президента Ильхама Алиева, в августе в интервью телеканалу CNN Turk, по поводу незаконного проезда автомобилей через территорию Азербайджана не только показало, что Баку обеспокоен этим вопросом, но и носило предупредительный характер, адресованный Тегерану тонким дипломатическим языком. “Лачинский коридор перед нашими глазами. Находясь в Шуше, вы можете увидеть Лачинский коридор. Там есть место, где сверху видны все автомобили. Расстояние оттуда, наверное, 10 метров. У нас там, естественно, есть технические средства, камеры. Мы наблюдаем и за происходящим в Лачинском коридоре и регионах, находящихся под контролем российских миротворческих сил. С точностью знаем количество автомобилей, едущих в Ханкенди.”, - подчеркнул президент.

Когда тонкий намек не действует

Хотя глава государства публично не называл Иран, его уточнение даты “с 11 июля по 8 августа” явно указывало на это. Так как в прессе сообщалось, что с 11 июля по 8 августа 35 машин, принадлежащих Ирану, незаконно въехали в Азербайджан. Иран должен был сделать выводы из этого намерка.



Вслед за этим официальный Баку направил письмо по линии Министерства обороны в аналогичный орган России и командование российских военных сил, временно дислоцированных на территории Азербайджана, где проживают армяне. В письме подчеркивается, что въезд на территорию Азербайджана автомобилей, принадлежащих другим странам, противоречит положениям Соглашения от 10 ноября, с просьбой предотвратить подобные действия. Естественно, это обращение Азербайджана не было рассчитано на то, что Россия действительно помешает иранским машинам. Цель состояла, во-первых, в том, чтобы определить позицию Москвы по этому вопросу, а проще говоря, насколько она солидарна с Тегераном. С другой стороны, это письмо носило предупредительный характер, чтобы Баку не столкнулся с возражениями Москвы, в случае если Тегеран предпримет ответные шаги.

Азербайджан не получил ответа ни на ноту против Ирана, ни на письмо, адресованное Министерству обороны России. Даже если бы ответ пришел, официального объявления об этом не было. Все ровно наоборот: иранская сторона, несмотря на протесты Азербайджана в дипломатических рамках, увеличила количество автомобилей, незаконно пересекающих территорию нашей страны. За последний месяц - с 11 августа по 10 сентября-количество грузовых автомобилей, отправленных из Ирана контрабандным путем в Ханкенди, выросло до 58.



Молчание Москвы перед лицом этой незаконной деятельности Тегерана свидетельствует о том, что, несмотря на то, что поддержка Ирана армянских сепаратистов в большей мере является самодеятельностью, Москва не намерена вмешиваться в процесс, поскольку это не противоречит интересам Кремля в регионе. Это послужило сигналом для осуществления Азербайджаном соответствующих мер.

Несмотря на то, что соглашение от 10 ноября не позволяет Азербайджану контролировать Лачинский коридор, обеспечивающий доступ на его территорию, никто не мог помешать нам установить контрольный пост в населенном пункте Эйвазлы, расположенном на дороге Горус-Кафан. Так, с 12 сентября сотрудники азербайджанского поста полиции в Эйвазлы начали проверять иранские автомобили. Можно предположить, что проведение в начале сентября азербайджано-турецких военных учений на территории Лачинского района также было рассчитано на строительство поста Эйвазлы.

Что нужно Ирану?

Основной вопрос, который возникает в связи с позицией Тегерана, заключается в том, почему Иран вдруг решил достаточно демонстративно поддержать армянских сепаратистов на территории Азербайджана?
Иран традиционно был стратегическим партнером Армении, и как продолжение этого партнерства Тегеран и сегодня оказывает поддержку армянам. Но ведь во время 44-дневной войны Иран заявил о поддержке Азербайджана. Подписанное после войны трехстороннее заявление также отвечает интересам Ирана: Зангезурский коридор создаст Ирану условия для поддержания прямого железнодорожного сообщения с Арменией. Кроме того, было предложено преобразовать начавший в 2014 году трехсторонний блок экономического сотрудничества Иран-Азербайджан-Россия в блок регионального партнерства “3+3”. В рамках этого блока ожидалось развитие экономических отношений через транспортный коридор Север-Юг, проложенный из Ирана через территорию Азербайджана в Россию. Как Иран рискует таким количеством проектов, которые выгодны для него? Неужели правительство во главе с новым президентом Ибрагимом Раисом считает более важным продвижение традиционного иранско-армянского партнерства в поддержку армянских сепаратистов на территории Азербайджана, чем эти проекты?

В оффсайде большой игры

На начальном этапе Иран рассматривал себя как продолжение”Великого Шелкового пути " как часть этого маршрута. Заявление Китая о том, что Великий Шелковый путь будет иметь несколько ответвлений, то, что Иран является Прикаспийской страной, и, наконец, наличие “рычага”влияния на эту страну через шиитскую общину в Афганистане, создавало основу для этих надежд Тегерана. Однако передача власти в Афганистане “Талибану”, состоящему из суннитских пуштунов, и их заявление о создании конфессионального (религиозного) государства были предвестниками того, что Тегеран окажется вне игры.



Поражение Паншира, последнего оплота сопротивления талибов в Афганистане, также не позволило Ирану в той или иной форме вмешаться в процессы и продемонстрировать свое присутствие в регионе.
По этой причине Иран в той или иной форме начал создавать препятствия для формирования коридора, чтобы продемонстрировать свои возможности влияния в регионе. В этом смысле главная цель Тегерана-не стать полноправным членом проекта, а препятствуя его реализации добиться того, чтобы Вашингтон рассчитался с ним.

Основное различие между консерваторами во главе с Раиси, пришедшими к власти в Иране, и либералами во главе с предыдущим президентом Рухани связано с особенностями политической линии, которая была построена по отношению к Америке. Если либералы стремились к отмене экономических санкций путем переговоров с Америкой и частичного выполнения их требований, то консерваторы для этих целей предпочитают прибегать к политике принуждения.

Таким образом, Иран может препятствовать формированию глобального коридора в основном тремя путями: во-первых, создавая конфликт в среднеазиатских республиках (особенно в Таджикистане), во-вторых, милитаризируя Каспийское море и, наконец, в-третьих, оказывая поддержку армянским сепаратистам, препятствовать достижению мира в регионе. Инвесторы будут с осторожностью вкладывать средства в регион, так как во всех трех случаях по коридору будет складываться нестабильная ситуация.



Кроме того, для достижения своих больших целей принятие Тегераном мер, противоречащих исламской солидарности, в отношении, по их мнению, маленького Азербайджана, в будущем может обернуться серьезными внутренними кризисами. Стоит вспомнить, что 1 октября 2020 года в ряде иранских городов, включая столицу Тегеран, прошли массовые демонстрации в знак протеста против оказания правительством военной помощи Армении. На этих демонстрациях был сожжен флаг Армении, требовали правительство закрыть границу с этой страной.

Иран не застрахован от такого рода акций протеста, и в случае, если демонстрации вспыхнут, власти должны подумают, как объяснить народу, предпринимаемые неловкие “во имя больших геополитических целей” шаги, которые никак не сочетаются с соседством и мусульманством.

Тофиг Вахид
Vzglyad.az

Тэги:





НОВОСТНАЯ ЛЕНТА