Возможна ли реализация газопровода East Med?

  29 ИЮЛЬ 2021    Прочитано: 3635
Возможна ли реализация газопровода East Med?

Восточно-средиземноморский трубопровод (далее – EastMed) – амбициозный проект, инициатором которого является Израиль, Греция и Кипр с целью транспортировки природного газа с морских месторождений Израиля в Грецию, а далее в Италию. Но, прежде чем подробно рассмотреть преимущества и недостатки проекта, следует совершить некий экскурс в экономическую географию для понимания истоков идеи о трубопроводе.

Месторождения

Газовое месторождение «Левиафан» располагается на шельфе Средиземного моря вблизи морской границы Израиля с Ливаном, являясь самым большим израильским газовым месторождением. Согласно оценкам Геологической службы США объём неразведанных, технически извлекаемых запасов месторождения составляет 3,454 трлн кубометров газа. Разработками занималась компания Noblе Energy, которую в 2020 году приобрела американская Chevron. На долю Chevron приходит 39,66%; Delek Drilling принадлежит 22,67%; Avner Oil Exploration принадлежит 22,67%; и Ratio Oil Exploration принадлежат оставшиеся 15% .

Газовое месторождение «Тамар» располагается на шельфе Средиземного моря вблизи морской границы Израиля с Ливаном и открыто в 2009 году. Оператором являлся Nobel Energy, перешедший Chevron. Доля компании составляет 32.5%, остальная часть распределена следующим образом: Isramco (28.75%), Tamar Petroleum (9.25%), Dor (4%) и Everest (3.5%). По оценкам, объем запасов составляет 318 млрд кубометров.

Газовое месторождение «Афродита», находящееся в исключительной экономической зоне (ИЭЗ ) и на южном побережье Кипра, было впервые обнаружен в 2011 году. Разработками занималась концессия во главе с америкнской команией Nobel Energy, доля которой составляла 70%, остальные 30% разделили между собой израильские Delek Drilling и Avner Oil Exploration. В 2015 году British Gas объявила о приобретении доли в 35% у Noble Energy за $165 млн. По оценкам, объем запасов составляет 129 млрд кубометров .

Газовое месторождение «Зохр» находится на шельфе Средиземного моря и принадлежит Египту. Обнаружено итальянской компанией Eni в 2015 году. Запасы газа в «Зохр» составляют около 850 млрд кубометров . Еni владеет 50% долей в блоке и отвечает за его операции. Другими заинтересованными сторонами являются «Роснефть» (30%), BP (10%) и Mubadala Petroleum (10%) .

Газовое месторождение «Калипсо» находится в ИЭЗ Кипра и открыт в 2018 году со стороны Eni. Итальянская компания является оператором Блока 6 с 50% долей участия, остальные 50% принадлежат французской Total.

Газовое месторождение «Главк-1» тоже находится в ИЭЗ Кипра и открыт в 2019 году. Оператором является американская ExxonMobile и владеет 60%, остальные 40% принадлежат Qatar Petroleum. Предположительно объемы оцениваются от 142 до 247 млрд кубометров .

Как видно, в Средиземном море за последние годы обнаружено много месторождений, которые могут быть использованы для экспорта как на внутренние рынки, так и на внешние. В частности, здесь в выигрышном положении остается ЕС. Безусловно, наличие такого рода энергетического потенциала также служит инструментом для проведения необходимого внешнеполитического курса.

EastMed Gas Forum

Изначально блок был неформальным форумом (EMGF) Египта, Кипра, Израиля и Греции. Такие страны региона как Турция и Ливан на форум в 2019 году не были приглашены. Крупные компании, такие как Total, Eni, НОВАТЭК и Exxon, подписали с правительствами этих стран соглашения о разведке и добыче газа. 22 сентября 2020 года страны-участницы подписали документ о создании новой межправительственной организации. 9 марта 2021 года членство Франции в EMGF было одобрено, в то время как на членство ОАЭ было наложено вето со стороны Палестины на министерской конференции EMGF, которая проходила в Каире. В тот же день было объявлено о том, что устав организации вступил в силу. На данный момент членами организации являются: Кипр, Греция, Израиль, Палестина, Египет, Италия, Иордания и Франция. Постоянными наблюдателями являются ЕС и США.

Как видно из состава участников, в региональной организации не участвуют такие страны как Турция, Турецкая Республика Северного Кипра (ТРСК) и Ливан. Если отсутствие ТСРК можно объяснить тем фактом, что данная страна является непризнанной большинством мирового сообщества, то неприсутствие Турции и Ливана объясняется политическими факторами. Справедливости ради стоит отметить, что Ливан был приглашен несколько раз, но правительство отказалось вступить из-за присутствия Израиля. Что касается Турции, то так или иначе, Израиль, Греция и Кипр антагонистически направлены против амбициозной Анкары, которая старается быть вовлеченной в нескольких странах в разных регионах. На это у каждой страны есть свои причины.

Отношения между Турцией и Израилем испортились еще со времен операции «Мави мармара» в 2010 году и с тех пор так и полностью не восстановились. Турция не признает Кипр как государство, способное представлять весь остров и призывает ограничить морские границы. В 2019 году Турция еще больше расширила свою деятельность за счет увеличения объемов буровых работ вокруг Кипра, в районах, которые, по ее утверждению, находятся либо в пределах континентального шельфа, либо под юрисдикция ТРСК. Египет Ас-Сиси также недоволен властями Турции, поскольку они в открытой форме поддерживали «Братьев-мусульман» и тогдашнего президента М.Мурси. Помимо этого Ас-Сиси назвал ливийские города Сирт и Джуфра «красными линиями» для Египта, тем самым дав понять, что не допустит возможной интервенции Турции в Ливию. Что касается отношений Греции и Турции, то они имеют проблемы не одно десятилетие. Здесь и пересмотр Лозаннского договора, согласно которому определяются границы современной Турции и Греции, и вопрос добычи энергоресурсов в тех водах, которые находятся вдали от континентальной Греции, и последнее соглашение между Турцией и ПНС, игнорирующее присутствие греческих островов. Принимая данное во внимание, основатели форума решили обойтись без стратегического соперника в Средиземном море.

Ответный шаг Турции

Учитывая вышесказанное, руководство Турции было намерено нанести ответный удар странам региона и показать, что без Турции невозможно реализовать такие большие проекты. С этой целью, в ноябре 2019 года Турция подписала меморандум о делимитации морских границ с Правительством национального согласия (ПНС) Ливии во главе с Файезом Сарраджем . Это соглашение фактически разделило значительную часть Восточного Средиземноморья между двумя странами. Меморандум также предусматривает проведение совместных геологоразведочных работ и разработку нефтяных месторождений на шельфе Ливии. Еще в 2017 году к югу от греческого острова Крит были обнаружены два огромных газовых месторождения — «Риф 1» и «Риф 2», которые, по предварительным данным, содержат от 250 до 300 трлн кубометров газа. Находятся оба месторождения в исключительной экономической зоне Ливии рядом с побережьем восточной Ливии. Ключевой момент данного соглашения — это предоставление Турции исключительного права на разработку Рифов. Таким образом, обе стороны остаются в выигрышном положении, так как приобретают большего размера ИЭЗ, ПНС получает как политическую, так и военную поддержку со стороны Турции, а Турция получает экономические выгоды с разработки месторождений и возможность политического давления на страны региона в свете их возможных проектов.

Газопровод EastMed

После того как Турция подписала с триполийским правительством Ливии соглашение о разграничении морских зон, форсировать проект EastMed предложил Нетаньяху. В свою очередь, Греция считает, что вышеупомянутое соглашение нарушает ее права. Так, страны региона решили подписать межгосударственное соглашение по строительству Восточносредиземноморского газопровода (EastMed pipeline). Это было сделано 2 января 2020 года в Афинах. На церемонии подписания участвовали премьер министры Израиля и Греции Б.Нетаньяху и К.Мицотакис, а также президент Кипра Н.Анастасиадис. 2 января газовая компания из Греции DEPA подписала c работающей в Израиле международной компанией Energean Oil & Gas предварительный договор о намерении приобретать 20% природного газа (около 2 млрд кубометров в год), который затем будет поставляться по будущему газопроводу. Газопровод EastMed должен поставлять энергоносители из Восточного Средиземноморья через остров Крит в материковую Грецию, откуда газ будет поставляться по трубопроводу «Посейдон» под морем в Италию и по соединительному газопроводу между Грецией и Болгарией в другие страны Европы. Ожидалось, что газопровод заработает в 2025 году, затем эта дата была сдвинута до 2027 года. Проектная мощность – 10 млрд кубов в год, но может вырасти до 20 млрд.

Цель и позиции акторов

Целью проекта является транспортировка израильского газа в Европу для удовлетворения потребностей ЕС. Таким образом, ожидается что строительством нового газопровода зависимость от России снизится, но всего лишь на 5% . Ранее США выразили поддержку этому газопроводу, приняв даже в Сенате Акт о Восточно-Средиземноморском сотрудничестве в области безопасности и энергетического партнерства от 2019 года . В Акте говорится, что Греция является ценным членом НАТО и ключевой опорой стабильности в Восточном Средиземноморье, что Израиль стойкий союзник США и «главный союзник не из членов НАТО» и главный стратегический партнер . Также в документе заявляется, что Кипр является ключевым стратегическим партнером, что госсекретарь Помпео участвовал на трехстороннем саммите (Израиль, Греция, Кипр) в марте 2019 года. Выражается, что США и другие три страны противостоят любым действиям в Восточном Средиземноморье и Эгейском море, которые могут бросить вызов стабильности, нарушить международное право или подорвать добрососедские отношения. Наконец, в Акте говорится, что, если EastMed коммерчески жизнеспособен, обеспечит диверсификацию энергии в соответствии с третьим энергетическим пакетом реформ Евросоюза. Сам ЕС тоже выразил поддержку проекту. Еврокомиссия назвала трубопровод EastMed проектом общего интереса (англ.) (что автоматически выводит его из под действия третьего энергопакета) и выделила 34,5 млн евро ($38,9 млн) для завершения технических исследований для него . 7 мая 2019 года премьер-министр Италии Джузеппе Конте заявил, что Италия будет выступать против строительства газопровода «Посейдон» — последнего отрезка EastMed, который должен соединить Грецию и Италию через Адриатическое море . Однако 1 января 2020 года стало известно, что министр экономического развития Италии Стефано Патуанелли направил греческому коллеге письмо в поддержку трубопровода EastMed, тем самым восстановив поддержку Италии в проекте . Тем не менее, Италия все еще воздерживается от подписания соглашения по данному газопроводу, а главный аналитический центр германского правительства, «Фонд науки и политики», в 2019 году выпустил доклад с предостережением относительно «противоречивой» газовой политики Израиля, игнорирующей региональную интеграцию. Поэтому, ЕС не стоит связываться с таким газопроводом .

Официальная Анкара ясно выразила свою позицию, которая заключается в том, что без Турции такого рода проекты несостоятельны, в том числе с экономической точки зрения. Более того, стараясь обосновать большие экономические выгоды, бывшие адмиралы Турции разработали принципиально новый подход и разработали доктрину «Мави ватан», которая помимо прочего игнорирует континентальные шельфы островов Кипр и греческие острова Родос, Кастеллоризо, Карпатос, Кассос и восточную часть Крита . Подписание документа о морских границах между Турцией и ПНС фактически означает блокировку газопровода EastMed, потому что на данный момент маршрут проходит через ИЭЗ Турции, поэтому без ее согласия проект невозможно будет реализовывать.

Барьеры на пути к EastMed

Несмотря на заявление поддержки со стороны США и ЕС проект сталкивается с некоторыми трудностями, которые необходимо преодолеть.

На европейском рынке уже сложился рынок энергоресурсов и для прокладки газопровода протяженностью в 1900 км необходимо огромное количество инвестиций, а самое главное цена энергоресурсов должна быть конкурентоспособной. На данный момент Москва обеспечивает почти 40-45% общего спроса ЕС . Кроме того, «Турецкий поток», по которому будет экспортировано 15,75 млрд кубометров природного газа в Европу в год, практически завершен. Вдобавок, проект «Северный поток-2» имеет пропускную способность 55 млрд кубометров в год. Вместе с «Северным потоком-2» и «Турецким потоком» ЕС импорт природного газа из России увеличится минимум на 17%. Помимо этого, в Италии есть терминалы по сжиженному природному газу (СПГ), 37% газа Италии обеспечивает Алжир и Ливия .

Игнорирование Турции в данном проекте приводит к тому, что более краткий путь удлиняется, соответственно требуется больше инвестиций (прим. $10 млрд). Помимо этого, в некоторых местах прокладка трубы достигнет глубины в 3000 м, что осложняет процесс реализации. Если цена будет превышать цену российского газа, то это будет экономическим для европейских потребителей.

Помимо экономических есть как политические, так и геополитические препятствия на пути к реализации к EastMed. Игнорирование Турции и ее исключение из такого большого проекта приводит к конфронтации со стороны Анкары и противодействию реализации EastMed. Эксперт по энергетике Джорджтаунского университета Б.Шаффер считает, что Турция тоже хочет быть частью картины и со стороны государств-участников EastMed было стратегической ошибкой не включать Анкару в проект. Как полагает кандидат политических наук Зальцбургского университета К.Гасанов, Эрдоган будет делать всё, чтобы сорвать проект. Получится ли это у него или нет, но в этом споре симпатии России должны быть на стороне Турции. EastMed – не угроза, но вызов российскому «Турецкому потоку» . Таким образом интересы Москвы и Анкары совпадают по данному вопросу.

Есть мнение экс-дипломата и эксперта по морскому пограничному праву, о том, что требования Турции не соответствуют международному праву, имея в виду двусторонний документ с ПНС, где игнорируются границы греческого острова Крит. Существует еще один момент, на который необходимо обратить внимание. Парламент Ливии временно расположился в Тобруке, который находятся под контролем верховного главнокомандующего Ливийской национальной армии Х.Хафтара. Воююя против ПНС, силы Хафтара получают поддержку со стороны антагонистов Турции – Франции, Египта, ОАЭ, России. Поэтому, как полагает экс-дипломат, парламент не ратифицирует документ между ПНС и Турцией, вследствие чего соглашение не вступит в силу .

Помимо вышеуказанных препятствий, существует также юридический барьер. У Греции есть несколько островов, которые находятся вблизи от турецких берегов. Одним из таких является остров Кастелоризон (Меис), находящийся в 2 км от турецкого берега, площадью 9113 кв. Км и населением ок. 500 человек. Греция претендует также на ИЭЗ для этого острова тоже. Согласно Конвенции ООН по морскому праву острова действительно могут проецировать ИЭЗ, если они пригодны для обитания. Но дело в том, что Турция не является подписантом конвенции, поэтому не связана ее положениями. Анкара хочет заключить соглашение о делимитации с Грецией, в соответствии с которым Кастелоризон не будет обладать такой же ИЭЗ, как материковая часть Турции. Греция, как член ЕС, получающая большую дипломатическую поддержку, отказала Турции в переговорах .

Возможные сценарии развития

Учитывая совпадения интересов России и Турции, обе страны будут препятствовать реализации проекта. При том, что России, в целом, невыгодна прокладка EastMed, тогда как Турция может согласиться при условии включения ее в число участников.

Антагонисты Турции и России, в свою очередь, будут оказывать поддержку трем странам, Израилю, Греции и Кипру. Здесь имеются в виду как страны ЕС, так и США, а также страны из Ближнего Востока. Турцию может продолжить демонстрацию силы в Средиземноморье, таким образом отпугнув компании, которые могут быть вовлечены в реализацию проекта. В свою очередь, ни страны ЕС, ни члены НАТО не рискнут начать полномашстабную войну с Турцией, предпочтя менее рискованные варианты транспортировки энергоресурсов.

Заключение

Следует иметь в виду, в каком периоде было принято поддержать EastMed, тогда как и ЕС, и США имели напряженные отношения с Турцией. В свою очередь, Трамп открыто и не раз поддерживал премьера Израиля Б.Нетаньяху и выступал против покупки С-400 со стороны Турции. Однако, в 2021 году бессменный Нетаньяху ушел в оппозицию, уступив место тандему во главе с Н.Беннетом и Я.Лапидом, при том, что каждый из них будет руководить кабинетом по 2.5 года. Соответственно, смена правительства Нетаньяху приведет к определенным корректировкам и во внешней политике страны. К каким именно, покажет время.

Сменилось также руководство в США, демократ Дж.Байден был избран новым президентом страны. После формального заявления о т.н. «геноциде армян» в Османской империи, произошла встреча Байдена и Эрдогана, после которой не наблюдается новый виток конфронтации между союзниками по НАТО. Учитывая препоны как юридического, так и экономического характера, а также малую информационную поддержку проекту со стороны коллективного Запада следует предположить, что реализации EastMed не будет приоритетным для США и ЕС в ближайшее время. А без их поддержки, реализация проекта не выглядит возможным.


Специально для Vzglyad.az
Эксперт по международным отношениям Турал Туран



Тэги: EastMed  




НОВОСТНАЯ ЛЕНТА