Эсен Усубалиев: Иран будет прилагать много усилий для активизации связей с Баку - ИНТЕРВЬЮ

  22 ИЮНЬ 2021    Прочитано: 3557
Эсен Усубалиев: Иран будет прилагать много усилий для активизации связей с Баку - ИНТЕРВЬЮ

Тринадцатые президентские выборы в Иране, которые некоторые аналитики называли предопределяющим фактором на Ближнем Востоке, оказались достаточно предсказуемыми. Новым президентом страны стал председатель Верховного суда Эбрахим Раиси, а выборы запомнились узнаваемым списком кандидатов и рекордно низкой для Ирана явкой избирателей – 48% процентов. Так или иначе свою волю выразили около 28,4 млн граждан Ирана. Как изменится международное положение Ирана на внешней политической арене, каким будет его новая политика? – своим мнением с Vzglyad.az поделился директор аналитического центра «Разумные Решения», кыргызстанский эксперт-международник Эсен Усубалиев.

- Не секрет, что приход Эбрахима Раиси был практически поддержан и одобрен духовным лидером Хаменеи, в то время как некоторые реформаторы оказались не допущены к выборам? Почему, на ваш взгляд, это произошло?

- Можно довольно долго рассуждать на тему особенностей политического и выборного процесса в Иране, но является очевидным, что вся полнота власти все же принадлежит духовному лидеру Ирана А. Хаменеи, что и вносит коррективы как в процедуры одобрения кандидатов в президенты, так и, частично, в сам процесс народного голосования. Не смотря на то, что открыто нигде не говорилось о том, что верховный лидер отдает предпочтение кому-либо из кандидатов, но уже задолго до утверждения кандидатов в президенты Советом Стражей Конституции, общественность и экспертное сообщество отмечало явного фаворита Эбрахима Раиси, главы судебной власти страны и приверженца консервативных взглядов, что само по себе говорит о принадлежности к политическим группам, поддерживающим духовного лидера Ирана.

Приход консерваторов на смену реформистам в Иране - вполне закономерный процесс, который исходит из самих основ современного Ирана после победы Исламской революции. Запад, на который так надеялись реформаторы в экономическом оживлении страны, никогда не будет заинтересован в развитии Ирана до тех пор, пока не изменятся его внешнеполитические подходы как на Ближнем Востоке, так и в международной политике в целом. А это не произойдет в обозримом будущем. Иран с куда большей легкостью пойдет на политические послабления внутри страны, чем поступиться своими принципами, связанными с поддержкой палестинского народа, политикой в Ливане, Сирии, Йемене и в целом на Ближнем Востоке. В этой связи, являлось логичным, что духовное руководство страны сделает все, чтобы с одной стороны обеспечить экономическое развитие, опираясь на более предсказуемые страны (КНР, Россия и др.), и с другой стороны не только сохранить свои региональные и международные позиции, но и упрочить их, в частности придерживаясь жесткой линии в переговорах по мирной ядерной программе.

Более того, как отмечают некоторые эксперты, в обозримом будущем Иран ожидает смена духовного лидера страны, а для этого необходимо упрочивать властную вертикаль в стране и обеспечивать стабильность внутренних политических процессов, в которых новый президент Ирана Эбрахим Раиси должен принять самое активное участие.

- Как может, на ваш взгляд, изменится политика Ирана в отношениях с Россией, на Южном Кавказе, с Азербайджаном и Арменией, и в Центральной Азии?

- Приход президента из стана консерваторов создает основы для более тесного взаимодействия с Россией и КНР. Если с Китаем все более или менее понятно - после заключения соглашения о всестороннем сотрудничестве на 25 лет можно ожидать стабильно и поступательного взаимодействия с Китаем на этот период. Россия также заинтересована в предсказуемом Иране по всей широкой повестке их отношений, от двустороннего диалога до многосторонних площадок, таких как астанинский переговорный процесс по Сирии. Более того, Россия будет заинтересована в поддержке Ирана в Каспийском регионе, на Южном Кавказе и Центральной Азии (в перспективе).

Представляется вероятным, что в этом году может быть принято решение о вступлении Ирана в ШОС, по крайней мере Россия и Китай могут быть едины во мнении по поводу кандидатуры Ирана. Единственной проблемой на этом пути может стать позиция Таджикистана - между странами произошло значительное ухудшение отношений из-за поддержки Ираном Партии Исламского Возрождения Таджикистана (ПИВТ), которая была признана террористической в Таджикистане. Однако, за последние 2 года стороны пришли к компромиссу и сейчас активно наращивают упущенные за эти годы возможности, как в экономической, так и в политической плоскости.

Тем не менее, активизация Ирана в Центральной Азии возможна только в случае «согласия» на это со стороны России и Китая, которые, впрочем, пока еще не определили в какой мере Иран может быть задействован в процессах в этом регионе. Однако, если вступление Ирана в ШОС будет принято, то можно ожидать постепенную активизацию роли Ирана в регионе. Возможно в качестве «противовеса» активной политики Турции в Центральной Азии.

Южный Кавказ, тем не менее, более реалистичное пространство для активизации иранской политики. Как отмечается экспертами в самом Иране, после начала Второй Карабахской войны, Иран упустил много возможностей для укрепления своих позиций в регионе, в частности, неверная оценка стратегической ситуации, привела к запоздалой реакции - соглашение о мире было заключено без участия Ирана. Более того, привело к усилению Турции в регионе. Подписание Шушинской декларации и создание формата сотрудничества по Зангезурскому коридору «три плюс три» (Азербайджан, Республика Армения, Грузия, Россия, Турция, Иран), создает возможности, прежде всего, экономического плана, которыми Иран намеревается воспользоваться.

Что касается Республики Армении, то сейчас, представляется, что значимость Ирана для нее значительно возрастет, как на фоне экономического и политического кризиса, так и просто по причине того, что иранская граница единственное стабильное пространство для Республики Армении. В противоположность этому, значимость Азербайджана для Ирана значительно выросла и является естественным, что Иран будет прилагать много усилий для активизации связей с Баку. Как по внешнеполитическим причинам - стремление подключиться к многосторонним процессам на Южном Кавказе, так и по сугубо внутренним - понимание того, что поддержка азербайджанской части иранского общества может иметь ключевое значение для долгосрочной стабильности Ирана в будущем.

- Каких изменений и подходов стоит ожидать во внешней политики Ирана в отношениях с США и Западом, в решение проблемы иранской ядерной программой?

- В настоящее время пока нет единства мнений относительно того, как будут проходить переговоры по мирной ядерной программе Ирана и на каких условиях США снимут санкции. Естественно, что президент Э. Раиси будет продолжать жесткую линию переговоров, настаивая на полном снятии всех санкций без каких-либо условий и без поэтапного их снятия. Естественно, что Иран и дальше будет отстаивать свое право на развитие мирной атомной программы.

Другой вопрос заключается в том, на сколько демократическая администрация Байдена готова зайти в своем давлении на Иран и готовы ли США ради сделки поступиться их взаимными интересами с Израилем и монархиями Персидского залива. Скорее всего, переговоры зайдут в тупик и, как отмечается в иранском экспертном сообществе, сам Иран весьма скептически относится к успешности переговоров с США.

Тем не менее, есть все основания полагать, что в этом году Иран, после заключения соглашения с Китаем и более тесном взаимодействии с Россией, может не рассматривать возвращение США к СВПД по ядерной программе Ирана и снятие санкции как жизненно важную необходимость, что будет означать более жесткую и более непримиримую позицию Ирана на переговорах.

Беседовал В.Мансуров


Vzglyad.az

Тэги: Иран   Эксперт  




НОВОСТНАЯ ЛЕНТА