Эсен Усубалиев: Коридор Пакистан-Узбекистан пока не конкурент транзитам на Южном Кавказе

  02 ИЮНЬ 2021    Прочитано: 3506
Эсен Усубалиев: Коридор Пакистан-Узбекистан пока не конкурент транзитам на Южном Кавказе

Пакистан и Узбекистан впервые совершили перевозку грузов транзитом через раздираемый войной Афганистан. Эта инициатива была объявлена исторической вехой для региональной экономической интеграции. 4 мая пакистанский грузовой автомобиль доставил лекарства из портового города Карачи в столицу Узбекистана Ташкент транзитом через Кабул. Затем 13 мая узбекский грузовик доставил партию кожаных изделий из Ташкента в пакистанский город Фейсалабад. Как отмечают зарубежные СМИ, эти поставки — часть пяти запланированных пробных прогонов, цель которых заключается в проверке жизнеспособности различных маршрутов в регионе, где торговле препятствуют многолетний конфликт в Афганистане и застарелая напряженность в дипломатических отношениях между Кабулом и Исламабадом.
Насколько жизнеспособен такой транспортный коридор, каковы его перспективы и как его запуск в дальнейшем может сказаться на регионе и транзитных потоках Южного Кавказа?

Как отметил кандидат исторических наук, директор аналитического центра «Prudent Solutions», кыргызский политолог Эсен Усубалиев в интервью Vzglyad.az, международные и региональные масс медиа уже объявили это событие «эпохальным», подразумевая под этим действительно знаменательное событие для развития региональных торговых сетей по маршруту «Центральная - Южная Азия».

Как замечает Э. Усубалиев, создание транспортных коридоров, соединяющих Центральную и Южную Азию с перспективой выхода на морские порты Пакистана, является проектом, который на протяжении всего периода независимого развития регулярно обсуждался на всех региональных площадках Центральной Азии и, прежде всего в Узбекистане, и был связан с крайней необходимостью «географической разблокировки» замкнутого региона, не имеющего выхода к мору и мировым рынкам.

«Этот проект был особенно важен для Узбекистана, который занимает уникальное географическое положение - «Doubly landlocked», т.е., страна, которой необходимо дважды пересекать границы соседних стран для выхода к морю. Аналогичное географическое положение в мире имеет только Лихтенштейн. Однако все это время реализация этого проекта, равно как и подобных ему проектов в виде газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ), проекта транспортировки электроэнергии Кыргызстан-Таджикистан-Пакистан-Индия (CASA-100) сталкивалась с главным препятствием - отсутствием безопасности на территории Афганистана.

Новый торговый маршрут Узбекистан-Афганистан-Пакистан, также можно отнести к проектам, связанным с большими рисками в сфере безопасности.

Между тем, не смотря на скептицизм со стороны ряда экспертов, которые уже назвали это лишь «концептуальной проверкой», можно предположить, что реализация этой инициативы призвана продемонстрировать региональным участникам и, в частности, Афганистану, что в случае достижения мира, этот маршрут может стать одним из важнейших механизмов экономического восстановления и оздоровления Афганистана.

Безусловно, это никак не может повлиять на мирные переговоры в Афганистане, равно как и не будет содействовать стабильности в стране после вывода американских войск из США. Для реализации подобных проектов нужны «железные гарантии» безопасности не только со стороны Талибан и Центрального правительства, но и, пожалуй, одной из ведущих региональных держав, которые могут оказывать влияние на процессы в Афганистане. К сожалению, таковой в настоящий момент нет. Ни Россия, ни Китай, ни другие страны не выразили желания вовлекается в события в Афганистане после вывода войск США из этой страны. К тому же, следует учитывать и негативное восприятие самого Пакистана в афганском обществе, часто и справедливо обвиняемого Афганистаном во вмешательстве во внутренние дела .

Существует и региональная конкуренция транспортных проектов. Маршрут через Пакистан, предполагает задействовать пакистанский порт Гвадар, который осваивается под финансированием КНР в рамках инициативы «Пояса и пути». Маршрут Узбекистан - Афганистан - Иран, с выходом на иранский порт Чабохар, в развитии которого принимает участие Индия, ранее рассматривался как перспективный для Узбекистана, но в конце 2020 года Узбекистан выбрал пакистанский путь как более короткий и это не смотря на прекрасные отношения с Индией.

Сейчас, с учетом подписания соглашения о всестороннем сотрудничестве между Ираном и КНР сроком на 25 лет, появляются предположения, что Китай также будет участвовать в проектах порта Чабохар, и это возможно также окажет влияние на транспортные пути через Афганистан.

Тем не менее, до тех пор пока в Афганистане стороны конфликта не пойдут на примирение и не достигнут устойчивого мирного соглашения, реализация проектов через Афганистан крайне рискованна. Даже проект железной дороги Таджикистан - Афганистан - Туркменистан с выходом на Каспий, также зависит от гарантий безопасности, которые дать никто не может.

В любом случае, на вряд ли стоит рассматривать транспортный путь Узбекистан - Афганистан - Пакистан, как конкурента другим проектам на территории Центральной и Южной Азии и Южного Кавказа. Представляется, что Узбекистан и Пакистан намерены использовать его только в своей двусторонней торговле, как части будущих торгово-транспортных путей, без привлечения других стран, до тех пор, пока вопросы гарантий безопасности не будут хотя бы частично решены. Однако перспектив для этого, с учетом ухода войск США и сохраняемом уровне насилия в Афганистане, практически нет в обозримом будущем.

Также коридор пока не стоит рассматривать как конкурентную дорогу для транзитных направлений на Южном Кавказе, но даже если этот маршрут продолжит функционировать, то из-за рисков будет считаться лишь дополнительным путём к общим транспортным артериям в регионе Центральной Азии и Южного Кавказа», - отмечает Э. Усубалиев.

Vzglyad.az

Тэги: Эксперт   Пакистан   Узбекистан