"Шелковый кулак" или разгадка символов "мягкой силы" в Шуше - АНАЛИЗ

  16 МАЙ 2021    Прочитано: 10337
"Шелковый кулак" или разгадка символов "мягкой силы" в Шуше - АНАЛИЗ

Ни одна победа не достигается исключительно лишь одной военной силой; если такая победа и будет достигнута, то удержать ее надолго все равно не получится. После того, как армия выполняет свои задачи на поле боя, наступает очередь государства продемонстрировать свои интеллектуальные, культурные, духовные силы и способности. Если освобождение Шуши, причем освобождение с поразительным военным умением, на 42-й день войны, было показом грубой, жесткой силы, то фестиваль, организованный там же всего полгода спустя, стал демонстрацией т.н. "мягкой силы". Кроме того, фестиваль изобиловал символами и намеками.

В своем обращении к народу в день освобождения Шуши глава государства сказал: "Родная Шуша! Мы тебя возродим!". На этой неделе мы на деле увидели воплощение этих слов в жизнь. Шуша стремительно возрождается с материально-духовной точки зрения, в лице этого города уже стали прослеживаться контуры новой жемчужины Кавказа.

Любая церемония открытия или закладки фундамента какого-либо здания, объекта в ходе визита главы государства в Шушу носила символический смысл, что было связано с будущим города. К примеру, открытие электрической подстанции в городе символически означало то, что Шуша вышла из мрака. Восстановление родника "Хан гызы" символизировало возвращение в Шушу самой жизни.


Что касается новой мечети, то и сам дом молитвы, и его архитектурный стиль полностью состоят из символов. Об этом, кстати, заявил также и Президент: мечеть строится в форме цифры 8, что соединяет прошлое и настоящее. Парные минареты символизируют число 11. Итак, 11-й день восьмого месяца - 11.08.2020 - день освобождения Шуши.

В Шуше в свое время было 17 мечетей, из которых сохранились всего 3. Строительство мечети символически означает возвращение в Шушу азербайджанской культуры и духовности. Культура и духовность, однако, не состоят лишь из одной религии. Поэтому школа, картинная галерея, творческая школа, основа которых была заложена в Шуше, олицетворяя каждая какую-либо из сторон духовной жизни, вместе возвращают Шушу в пределы, в рамки духовной карты Азербайджана.

Даже на фоне всего этого самой высшей точкой, пиком символизма был фестиваль "Харыбюльбюль", прошедший в Шуше, и ставший первым олицетворением статуса Шуши, как нашей культурной столицы.


Где бы ни звучала наша музыка, там есть Азербайджан. Если физически Азербайджан вернулся в Шушу в солдатских сапогах, то его духовное возвращение свершилось на крыльях музыки. Фестиваль "Харыбюльбюль" как бы говорил: "время плача по Шуше прошло, отныне начинается эра песен и музыки". Хотя трудно было не замечать слез радости, гордости и счастья присутствующих на равнине Джидыр дюзю.

"Харыбюльбюль" является не только культурным мероприятием; он имеет очень большой и глубокий общественно-политический смысл. В будущем фестиваль несомненно станет носить международный характер. Со всех уголков мира в Шушу будут стекаться творческие деятели, певцы, музыканты, деятели культуры...

Но в первом состоявшемся фестивале приняли участие представители народов самого Азербайджана. Этот фактор стал символом единства Азербайджана, азербайджанского народа, всех живущих в Азербайджане народов:

"Мы вместе проливали кровь за эту землю. И песню свою будем петь тоже вместе". Это было своего рода демонстрацией единого кулака - в этот раз "шелкового"! Головы тех, кто зарился на Шушу, в этот раз разбились об этот самый "шелковый кулак". Если культурная столица нашей страны была освобождена "железным кулаком", то впредь его будет защищать также и "шелковый кулак".

Точно так же, как освобождение Шуши стало демонстрацией военной мощи Азербайджана, фестиваль "Харыбюльбюль" продемонстрировал интеллектуальную силу и культурную мощь нашей страны. Это символизировало разгром претендентов на Шушу и на культурном поприще. Враг, удерживавший Шушу в плену, не создал и не был в состоянии создать в Шуше даже самый ничтожный, мизерный образец материально-духовной культуры.

Азербайджан же сразу, спустя всего полгода, после возвращения в свой древний город, торжественно показал пример "мягкой силы". Было впечатление того, что в Шуше проходит парад "мягкой силы" Азербайджана. Организовать и на таком высоком уровне провести в древнем азербайджанском городе столь великолепное и торжественное мероприятие, фестиваль такого масштаба, где пока даже не восстановлена полноценная жизнь, дано не всякому государству. Это удел поистине Великого Государства.


Если первый день фестиваля стал демонстрацией единства, царящего и прочно и навсегда укоренившегося в Азербайджане, то гала-концерт, прошедший во второй день, показал, на что способен азербайджанский народ, всю бездонность его потенциала, то, какие талантливые люди были взращены и какие еще будут взращены на его почве. На одной сцене всему миру были продемонстрированы великолепные образцы академической национальной музыки, мугама, фантастические исполнения, показавшие духовную культуру и безграничность таланта и потенциала азербайджанского народа. Было продемонстрировано, что мы сильны не только благодаря нашей современной Армии и нашему храброму солдату. Мы вернулись в Шушу не только с оружием в руках. Мы вернулись сюда и со своей Культурой. На сцене, созданной на равнине Джидыр дюзю, была продемонстрирована духовно-культурная мощь Азербайджана.

Программа музыкального мероприятия была составлена на таком профессиональном уровне, что возникало впечатление того, что культура Азербайджана развивалась для того, чтобы во всей своей красе однажды блеснуть в Шуше. И этот день настал. Было такое ощущение, что и горы вокруг Шуши, и деревья в лесу Топхана, были настроены на лады азербайджанской музыки и резонировали вместе с ней. Мы тысячу раз слушали "Баяты-шираз", но он никогда не звучал столь проникновенно. Никогда еще "Гарабаг шикястяси" не звучал так великолепно, как в оратории, прозвучавшей на равнине Джидыр дюзю. Никогда еще увертюра "Кероглу" не звучала столь торжественно, каприччио "Азербайджан" столь грандиозно, а знаменитый фрагмент из балета "Семь красавиц" столь нежно. Как будто, и музыка наша вместе с нашим народом, с нашими людьми ждала этот день, готовя себя к нему...


В Шушу возвращено все то, что прямо или косвенно к ней относится: Хан Шушинский, Бюльбюль, Джаббар Гарйагдыоглу... Образно выражаясь, душа вернулась в тело, Шуша воскресла, она возрождается...

И к стати говоря, в тот день в горах Шуши не было туманов. Природа внесла свою лепту в список символов...

Когда звучали слова Гейдара Алиева: "Я мечтаю о том дне, когда мы все вместе поедем в Шушу. А мы это обязательно сделаем, поверьте, сделаем!...", то человек в слезах осознавал истину о том, что Гейдар Алиев является не только Общенациональным Лидером азербайджанского народа, но также провидцем, который увидел будущность идеологии азербайджанства.

На сцене на Джидыр дюзю звучала не только азербайджанская музыка, но дух Азербайджана. По рекомендации Верховного Главнокомандующего, показавшего на поле брани боевую сторону азербайджанского духа, Фонд Гейдара Алиева на культурном поле продемонстрировал его духовную сторону.

Грубая сила и мягкая сила. "Железный кулак" и "шелковый кулак". Единство этих двух факторов станет гарантом того, что Шуша всегда будет азербайджанским городом. Потому что сломить такой дух просто невозможно.


Вусал Мамедов

Перевод: Керим Султанов

Тэги: Шуша   Харыбюльбюль