Вода, вода, кругом вода?!

  11 ИЮЛЬ 2020    Прочитано: 6958
Вода, вода, кругом вода?!

Вот уже несколько последних месяцев все человечество, практически, занято преодолением самой насущной проблемы сегодняшнего дня – нейтрализовать нежданно-негаданно нагрянувшей пандемию коронавируса. Несмотря на предпринятые беспрецедентные меры во всем мире, в том числе и в Азербайджане, пока, что в этом направлении переломный момент еще не наступил, а по утверждению специалистов, не так уж скоро его следует ожидать. К сожалению, именной в такой непростой период Азербайджан столкнулся с еще одним серьезным испытанием в виде обмеления реки Куры, являющейся главной артерией пресной воды Азербайджана, в результате чего происходит необычный природный процесс -Каспийское море вливается в Куру, что чревато серьезными экологическими проблемами в данном регионе.

Такая опасность еще больше актуализируется на фоне наблюдаемой засухи во многих регионах мира. Следует отметить, что под личным контролем и руководством Президента Ильхама Алиева за последние годы реализовано множество крупных проектов, нацеленных на своевременное и достаточное обеспечение нужд людей как с питьевой водой, так же пресной водой аграрного сектора. А 15-го апреля текущего года распоряжением главы государства, под председательством заместителя премьер-министра Ш.Мустафаева, создана специальная правительственная комиссия по обеспечению рационального использования водных ресурсов Азербайджана, а также совершенствованию управления водным хозяйством. Направленные в комиссию документы представляют собой Госпрограмму по развитию ОАО «Мелиорация и водное хозяйство» на 2020-2030 годы и Госпрограмму «О рациональном использовании оросительной воды и мерах по предварительной борьбе с ее потерями».

Указанные в документах меры охватывают период с 2025-го по 2030 гг. и нацелены на уменьшение зависимости от трансграничных вод. Они послужат обеспечению водной безопасности страны в условиях климатических изменений. Также предусматривается строительство водохранилищ на внутренних реках, применение водосберегающей оросительной техники и технологий, разработка механизмов рационального использования оросительной воды, реализация мер по борьбе с потерями воды. Стратегическая значимость этих мер становится более ощутимой, когда глобальное изменение климата и нехватка пресной воды приводят к частым засухам, от чего страдают уже миллиарды людей. Так как, несмотря на то, что, 3/4 часть Земного шара составляет именно водные ресурсы, или, образно говоря, куда не гляди вода, вода, кругом вода, пресной водой человечество уж точно не избаловано. Тем более что ежегодная популяция населения Земли и развитие мировой экономики способствуют росту потребления пресной воды.

Не исключено, что истощение мировых ресурсов пресной воды сегодня является даже приоритетнее всех остальных глобальных проблем. Еще острее она стоит в экономически слаборазвитых государствах и странах, где в экономике преобладает аграрный сектор. Неспроста пресную воду называют «нефтью будущего». По подсчетам, 97,5% всех запасов воды на Земле приходится на соленые воды. На долю же пресней же воды приходится только 2,5% всех мировых ресурсов воды, из которых 75% «заморожено» в горных ледниках и полярных шапках, еще 24% находится под землей в виде грунтовых вод, а 0,5% «рассредоточено» в почве в виде влаги.

В конечном счете, на наиболее доступные и дешевые источники воды, сосредоточенных в реках, озерах и прочих наземных водоемах, приходится чуть больше 0,01% от всех мировых запасов. Сейчас в мире используется примерно 55% от наличного годового запаса пресной воды. Из них 70% идет на орошение, 20% - на нужды промышленности и только 10% - на потребности населения. Уже сегодня у 20% городского и 75% сельского населения на планете потребности в пресной воде удовлетворяются не полностью. По оценкам американских экспертов, в настоящее время более одного миллиарда человек не имеют доступа к питьевой воде. А совсем скоро эта цифра увеличится до 3 млрд. По прогнозам ученых, уже через 25 лет человечество столкнется со сверхжесткими проблемами в обеспечении потребностей в пресной воде. А к 2100 г. существует опасность полного истощения мировых запасов пресной воды. Некоторые известные авторитетные эксперты в области экологии утверждают, что нерешенность данной проблемы может даже инициировать третью мировую войну.

По расчетам же ООН, уже в ближайшем будущем 46 стран с 2,5 миллиардным населением в общей сложности, могут оказаться непосредственно в зонах конфликта из-за нехватки пресной воды и изменения климата. Причем, сегодня уже существуют конкретные «водные» конфликты и жесткие споры из-за запасов пресной воды. По оценкам некоторых экспертов, глубокие противоречия в этой сфере могут вызвать серьезный конфликт между Центрально-азиатскими государствами. По оценкам некоторых экспертов, жесткое разделение стран Центральной Азии на две группы по данному вопросу неизбежно приведет к региональному расколу. Настораживающим моментом является и то, что к этому спору могут подключиться также другие страны - на стороне того или другого блока. Проблема пресной воды еще в прошлом веке приводила к жестким противостояниям и вооруженным столкновениям между Египтом и Суданом, Ираком и Сирией, Ираком и Турцией, Сирией и Турцией. Последние напряженные события, связанные с Турцией в 90-е годы на этой плоскости, были вызваны желанием Анкары реализовать Большой анатолийский проект (строительство плотин) в бассейне рек Тигр и Евфрат.

Бассейн реки Иордан также является причиной долговременного конфликта между Израилем, Палестинской автономией и Иорданией. В период с 1948 по 1955 год, в первые годы после обретения Израилем независимости, страны, расположенные в этом регионе, не сумели достичь взаимопонимания и создать региональный план развития и распределения водных ресурсов. Кстати, трения, возникшие именно в тот период, являются одной из причин арабо-израильской войны 1967-го года. В ходе ее Израиль разбомбил дамбу, захватил Голанские высоты, Западный берег реки Иордан и сектор Газа, а также расширил доступ к берегам рек Ярмук и Иордан. Это позволило ему укрепить свои позиции в контроле над пресноводными ресурсами трех крупнейших источников, к которым относятся: источники и верховье реки Иордан, почти половина реки Ярмук и прибрежная территория верховья реки Баньяс. В результате этого, Израиль получил возможность осуществить ряд крупных ирригационных проектов.

А осенью 2002 года строительство Ливаном водозаборной станции на приграничной реке Ваззани вызвало резкое обострение отношений с Израилем. Забор воды из приграничных ливанских рек Тель-Авив счел достаточным поводом для войны. До поры до времени этот конфликт пребывал в «тлеющем» состоянии, но с началом последней ливано-израильской войны возник спор и вокруг принадлежности ферм Шабаа - весьма обеспеченного пресной водой района. Эту приграничную территорию после ухода из Ливана в 2000-м году Израиль все-таки оставил за собой. Теперь вообще непонятно, у кого юридическое право распоряжаться этой землей, на которую одновременно претендуют Израиль, Ливан и Сирия. И все из-за имеющихся запасов пресной воды.

Существуют серьезные противоречия и между Египтом и Эфиопией. Еще в конце 70-х гг. прошлого века Каир пригрозил Эфиопии бомбардировкой строящихся в верховьях Нила дамб, которые сооружались при поддержке США. Аналогичная напряженность имела место между Египтом и Суданом в середине 90-х годов прошлого века. Отсутствие воды и сельскохозяйственной земли - значительный фактор трагического конфликта, который разворачивался между Суданом и Чадом. Кстати, одна из самых серьезных причин напряженности, связанной с водными ресурсами, - несоответствие между числом жителей и запасами пресной воды. В результате этого на местном уровне могут возникать трения, например, между племенами за право выпаса или собственности на колодцы, как это произошло в Эфиопии.

Примечательно, что границы, существующие на картах Ближнего Востока и Северной Африки, в значительной степени являются результатом непрерывных конфликтов из-за воды, перемирий и планов мирного урегулирования. Проблема воды, угрожающая национальной безопасности и внутренней стабильности государств, становится катализатором для конфронтации в регионе. В докладах ООН под названием «Вне рамок дефицита: власть, бедность и глобальный водный кризис» большое внимание уделяется дефициту воды в странах Ближнего Востока и Северной Африки. На регион, где проживает 5% мирового населения, приходится всего лишь 0,9% мировых запасов воды. Число стран Ближнего Востока и Северной Африки, нуждающихся в воде, выросло с 3 в 1955 году (Бахрейн, Иордания и Кувейт) до 11 - в 1990-м (включая Алжир, Сомали, Тунис, ОАЭ и Йемен). Ожидается, что еще 7 стран (Египет, Эфиопия, Иран, Ливия, Марокко, Оман и Сирия) присоединятся к этому списку к 2025 году. В этой связи бывший министр обороны Великобритании Джон Рид предсказывал возможность войн в ближайшие 20-30 лет из-за пресной воды. Среди наиболее «горячих точек» называются река Иордан, которая может служить поводом для серьезнейшего конфликта между Израилем, Палестиной и Иорданией, а также реки Евфрат (Турция - Сирия), Нил (Египет - Эфиопия), Брахмапутра (Китай - Индия), Ганг (Бангладеш - Индия) и Окаванго (Ангола - Намибия).

Сегодня от проблемы нехватки пресной воды на стороне не остались также развитые страны. Например, в США запасы пресной подземной воды «тают» на 0,3% в год. Из бурно развивающихся стран сильную жажду испытывают Индия и Китай, даже несмотря на свою относительную водную обеспеченность. Неравномерность распределения воды внутри страны и большая численность населения еще больше усугубляют проблему. Уже более 300 городов Китая ощущают острый недостаток в пресной воде. По утверждению специалистов Пентагона, глобальное потепление ведет к войне, так как через четверть века Южная Америка, Африка и Австралия будут продолжать испытывать засухи. Урожайность зерновых культур понизится на 25-30%. Постоянный голод в Африке напрямую связан с недостатком живительной влаги. Сельское хозяйство требует огромных водных затрат. Например, для того, чтобы вырастить зерно для выпечки одной буханки хлеба, нужно потратить около тонны воды, чтобы вырастить килограмм риса - полторы тонны.

В данном контексте, своеобразную интерпретацию получает факт оккупации 20% территорий Азербайджана, что создает очень серьезные дополнительные проблемы для обеспечения пресной водой населения страны. Тем более в свете того, что наши оккупированные территории имеют важное значение, не только как военно-стратегические высоты, но, здесь также берут свое начало многие водные артерии Азербайджана. Такая ситуация создает серьезные проблемы в обеспечении пресной водой населения и аграрного сектора районов, расположенных вокруг оккупированных территорий. По утверждению многих специалистов в области сельского хозяйства, это уже привело к сокращению производительности в аграрном секторе на 30%. При этом особую значимость имеет река Тертер, которая проходит через оккупированный Арменией Кяльбаджарский район, а также Сарсангский водяной резервуар. На фоне этих реалий не приходится сомневаться в том, что в ближайшем будущем дефицит одного из главнейших ресурсов станет катализатором напряженности в мире. Достаточно анализировать методы, которым прибегают сегодня некоторые страны в борьбе за традиционные энергоносители, чтобы представить какой ожесточенной будет борьба за пресную воду. Потому, что если без «черного золота» человечество всего-навсего обеднеет, то без «нефти будущего» у него не будет никакой перспективы выжить. При таком сценарии, даже пандемия коронавируса будет выглядеть не более, чем безобидное ОРВИ.

Сахиль Искендеров, политолог, специально для Vzglyad.az

Vzglyad.az

Тэги: