Я - Бакинец, и этим все сказано! В Москве скончался известный писатель и драматург Леонид Зорин

  01 АПРЕЛЬ 2020    Прочитано: 2589
Я - Бакинец, и этим все сказано! В Москве скончался известный писатель и драматург Леонид Зорин

31 марта, на 96 году жизни, в Москве от остановки сердца скончался известный писатель, поэт, переводчик, драматург и сценарист Леонид Зорин, сообщает Trend Life со ссылкой на российские СМИ, передает Vzglyad.az.

Леонида Зорина похоронят 3 апреля, церемония прощания будет закрытой для общественности и СМИ.

Леонид Генрихович Зорин (настоящая фамилия Зальцма) родился 3 ноября 1924 году в Баку. Его первая книга вышла, когда ему не было и 10 лет. Стихи юного автора пришлись по вкусу самому Максиму Горькому. Уже в 17 лет он стал членом Союза писателей Азербайджана. Окончил филологический факультет Азербайджанского государственного университета, а затем Литературный институт имени Горького. В 24 года переехал в Москву, а в 25 лет дебютировал с пьесой "Молодость" в качестве драматурга в Малом театре.

Леонид Зорин написал более 50 пьес, среди которых "Гости", "Римская комедия", "Декабристы", "Варшавская мелодия", "Театральная фантазия", "Покровские ворота", "Царская охота", "Карнавал", "Цитата", "Энциклопедисты", "Друзья и годы", "Незнакомец" и т.д. Многие произведения автора экранизированы, спектакли по его пьесам были поставлены на сценах многих театров мира. Сценарист около двадцати фильмов, среди которых "Леон Гаррос ищет друга" (СССР - Франция), "Человек ниоткуда", "Мир входящему", "Царская охота", "Всегда со мною…", "Закон", сериал "Тяжелый песок" и т.д. А самым известным бесспорно является фильм "Покровские ворота". Является обладателем множества государственных орденов и медалей, лауреатом международных конкурсов и премий.

В одном из интервью Леонид Зорин сказал "Я - Бакинец, и этим все сказано! Да, мы так и говорили с вызовом: "Национальность - бакинец". В своих интервью он всегда с особой теплотой вспоминал родной город.
"Я рано научился грамоте и очень рано, года в четыре, начал писать. Отец приносил мне бумагу, и я ее исписывал стихотворными строчками. Мой бедный папа не успевал своим каллиграфическим почерком переписывать мои каракули набело. К восьми годам я был поэтом со стажем. А в девять лет в типографии вышла моя первая книга. Мы жили в Баку. Баку - город южный, честолюбивый. Меня решили отправить в Москву, к Горькому. Я был мальчик развитой, начитанный и прекрасно понимал, кто такой Горький. Мы с мамой отправились в Горки, подмосковную резиденцию писателя. Я по просьбе Горького прочел свою поэму "Человеки". Поэму наивную, но он отчего-то растрогался и даже прослезился. Хотя, быть может, его больше удивило и тронуло, что сочинил ее девятилетний ребенок. Через некоторое время Алексей Максимович написал обо мне в статье "Мальчик", которую напечатали в "Правде", а затем во всех газетах…

Бакинский характер времен детства и юности - это дружелюбное отношение ко всем, полнейший интернационализм. Ощущение огромного братства людей, населяющих город. Естественно, это воспоминания детства и юности. Они же самые стойкие, они, естественно, откладываются очень сильно, ярко, резко. Как сказал Экзюпери, "все мы родом из детства". Это очень верная формула. Во многом именно детство формирует писателя на всю его жизнь. Я читал и писал по-азербайджански, мог объясняться в пределах бытовой речи. Этот язык не был для меня чужим, хотя в совершенстве я им так и не овладел. А еще я был страстно увлечен футболом! Выступал за юношескую команду "Нефтчи", в которой играли парни шести национальностей. Но литература все мои спортивные планы отменила, она не позволяла размениваться на что-либо другое, кроме нее…

Мысли о родном городе всегда волнуют душу. Баку моего детства - веселый, шумный, горластый. Близость моря и солнца, - двух могучих стихий ощущалось во всем. Разноязычная речь слышалась повсюду и окрашивала его в необычные краски. Все это я увез в багаже воспоминаний с собой в Москву. Здесь меня встретила другая атмосфера, прежде всего, она показалась мне менее домашней. Привыкал к ней долго и до конца не привык до сих пор. Прежде всего, потому что южанин…

У меня были хорошие отношения с азербайджанским поэтом Самедом Вургуном. Это был замечательный поэт и очень интересный человек. К сожалению, после переезда в Москву в Баку бывал чрезвычайно редко. В Баку в последний раз я был в 1978. Приехал в город, который покинул в далеком 1948-м, приехал буквально на несколько дней. Больше, к моему глубокому сожалению, я в Баку не был. Приехал с целью показать сыну родной город. Мы тогда много бродили по Баку, я открывал ему заветные места, делился прошлым. И вот, наконец привел его на свою улицу. Когда-то давно называлась она Бондарной, потом была переименована в улицу Дмитрова, сейчас же, если не ошибаюсь, она называется Шамси Бадалбейли. Знаете, одна финская журналистка, побывавшая в Баку, сфотографировала дом, в котором я родился, и была настолько любезна, что подарила мне эту фотографию. Теперь она стоит у меня в кабинете, я часто подхожу к ней и подолгу смотрю на нее. И сердце сжимается, должен вам признаться...

И по сей день, когда на экране телевизора возникает Баку, сердце начинает дрожать. Вообще портовый город обладает своей музыкой, поэзией, магией... Вряд ли я там окажусь ещё когда-нибудь. Надо смотреть правде в глаза…"

Vzglyad.az

Тэги: Бакинец