Турецко-сирийский конфликт. Что происходит в Идлибе?

  05 ФЕВРАЛЬ 2020    Прочитано: 4271
Турецко-сирийский конфликт. Что происходит в Идлибе?

Силы режима Асада при поддержке иранских и про-иранских вооруженных формирований и российской армии ведут наступление на северо-западный регион Идлиб, против обороняющих его сил анти-асадовской оппозиции. В этом регионе в соответствии с соглашениям, достигнутым между Россией, Ираном и Турцией в Астане, находятся наблюдательные пункты турецкой армии, которые должны следить за соблюдением режима деэскалации. Сирийская артиллерия, открыв огонь, убила шесть турецких солдат и гражданских лиц. Советник президента Турции Ибрагим Калин сказал: “Наше государство заставит их заплатить за это гнусное нападение”.

После случившегося сотни единиц турецкой бронетехники и грузовиков с военными выдвинулись в Идлиб. Турецкая артиллерия и самолеты F-16 были использованы для ответного удара по позициями режима Асада, в результате чего десятки солдат режима были убиты. Таким образом, Асад и Турция, поддерживающая анти-асадовские силы, столкнулись напрямую. К тому же, за спиной Асада стоят Россия и Иран. Возникла напряженная ситуация - одна из самых тревожных за все время сирийского вооруженного конфликта, который продолжается с 2011 года

С кем воюют силы Асада в Идлибе?

Значительная часть региона контролируется группировкой Хайат Тахрир аш-Шам (ХТШ), которая насчитывает 20-30 тыс боевиков. Ее ядро - религиозные фанатики салафитского толка из организации ан-Нусра, которая является сирийским отделением Аль-Каиды (или, во всяком случае, была связана с Аль-Каидой). По своей идеологии они близки к «ИГИЛ», но враждуют с последним, так как стремятся создать свое собственное религиозное государство - "халифат". ХТШ обложили налогами местное население и разрушили выборные муниципальные органы самоуправления в Идлибе, созданные местными жителями, восставшими против Асада - Местные Советы.

Другие районы в Идлибе контролируются группировками СНА (Сирийская национальная армия), составленными из различных религиозных исламистских движений сунниткого толка, сражающихся против Асада; ими командуют турецкие офицеры и Турция снабжает их оружием. Кроме того, в регионе действуют другие группировки суннитских исламистов. Общая численность СНА и этих групп колеблется в пределах 20-30 тыс. Все они сражаются против режима Асада, но иногда вступают и в столкновения друг с другом (впрочем, сейчас они сосредоточили силы на обороне региона от наступающих сил режима, от иранских и про-иранских шиитских мусульманских фундаменталистов, воюющих на стороне Асада, и, так же, от России).

Асад и Россия говорят, что они недовольны тем, что астанинские соглашения о деэскалации конфликта не исполняются и боевики ХТШ не ушли из ряда регионов. Кроме того, ХТШ совершают диверсионные рейды вглубь территории Асада. Этим обосновывается наступление на Идлиб. Турция, со своей стороны, обвиняет Асада в нарушении соглашений о деэскалации конфликта и в бомбежках мирных городов, от чего гибнут сотни людей, тогда как сотни тысяч становятся беженцами

Какова роль Турции в этом конфликте?

Турция преследует несколько целей. Во-первых, она стремится создать вдоль всей 800- километровой турецко-сирийской границы буферную зону, заходящую в Сирию на глубину в десятки километров - заслон от курдских Отрядов народной самообороны (ОНС). Турция считает их связанными с Курдской рабочей партией (РПК), которая ведет в самой Турции и на ее границах партизанскую войну ради автономии 20 миллионов турецких курдов. Приграничные военные операции Эрдогана на территории Сирии, с целью создания этой буферной зоны, очень популярны в Турции. Согласно данным социологических опросов их поддерживает 75-80 процентов населения, и они способствуют росту рейтинга президента Тайипа Реджепа Эрдогана.

Во-вторых, Турция стремится создать в этой "безопасной зоне" нечто вроде альтернативной Сирии, управляемой турецкими офицерами и экономистами, противостоящей Сирии Асада и курдским силам в лице ОНС и РПК. В настоящее время на занятых Турцией территориях, включая курдский кантон Африн, проживает около 2-х миллионов человек, там же сосредоточены отряды контролируемых Турцией боевиков СНА. Из этих районов вынуждены были бежать около 400 тысяч курдов. Кроме того, безопасная зона может стать инструментом Турции, направленным как против курдов, так и против режима Асада. И наконец, Турция хотела бы выселить в этот регион около 3,5 млн сирийских беженцев, проживающих на ее территории, или какую-то их часть.

Район Идлиб непосредственно примыкает к зоне, контролируемой Турцией. В нем находится 4 млн человек (из них 2 млн - беженцы из других районов Сирии, спасающиеся от режима Асада). Уже сейчас, как заявил Эрдоган, из-за ударов артиллерии и авиации Асада и его друзей и из-за продвижения его войск, около миллиона беженцев устремились к турецкой границе. Их прибытие в Турцию неприемлемо для режима президента Тайипа Реджепа Эрдогана.

Наличие в Турции многомиллионной общины сирийских беженцев уже вызвало недовольство части местного населения (как и в странах Европы) и, возможно, стало одной из причин поражения правящей в Турции Партии справедливости и развития (ПСР) на муниципальных выборах в 2019 г. Поэтому защита Идлиба превратилась для Турции в стратегическую политическую задачу, обусловленную внутренними причинами.

В то же время Асад требует ухода турецких войск из Сирии и хочет полностью покончить с боевиками всех анти-асадовских сил. Он начал свое наступление на Идлиб в тот момент, когда внимание международной общественности было отвлечено другими событиями - мир замер после убийства иранского генерала Кассема Сулеймани и росла обеспокоенность угрозой американо-иранской войны

Россия и Турция - как они выйдут из этого конфликта?

Первоначально война в Сирии была довольно популярна в России (как и в Турции) и могла рассматриваться, как способ поднять рейтинги власти. Но затем растущая часть российского населения стала испытывать недовольство в связи с расходами на сирийскую войну и потерями там. 55 процентов россиян, как показал опрос Левада-Центра, считают, что Россия должна прекратить военную операцию в Сирии. За продолжение операции высказались всего 30 процентов опрошенных. В августе 2017 года в пользу завершения войны выступали 49 процентов респондентов. Поэтому Кремль не заинтересован в том, чтобы направлять в Сирию слишком крупные подразделения и нести там серьезные потери.

В то же время Россия, пытаясь, вместе с Ираном, поддержать непопулярный в Сирии режим Асада, оказалась глубоко втянута в военные действия и опасается выйти из них, так как это может привести к крушению Асада и вызвать дополнительные вопросы ("зачем было тратить деньги на все это?").

Возможно, главной целью военного присутствия России на Ближнем Востоке является сегодня раздел Сирии и Ливии с Турцией и, одновременно, усиление российского влияния в Турции. Россия продает этой стране современные ракетные системы C-400, строит атомную станцию Аккую и уже построила газопровод Турецкий поток, что позволит стать Турции газовым хабом и значительно повысит надежность газоснабжения Южной и Юго-Восточной Европы. Эти инфраструктурные проекты стоят миллиарды долларов, в то время как российско-турецкий торговый товарооборот достиг 30 млрд. Россия хотела бы больше привязать Турцию к себе политически и экономически, вбив клин между ней и блоком НАТО, который в Кремле считают враждебным.

С другой стороны между РФ и Турцией существуют серьезные противоречия, потому что в Ливии и Сирии они играют на разных сторонах. В Сирии РФ поддерживает Асада, а Турция - его врагов.

В принципе, два сильных государства могут решать свои противоречия за счет третьей стороны, поделив ее территорию. Так Россия и Турция уже неоднократно договаривались в рамках астанинского процесса о разделе Сирии и деэскалации в Идлибе. Но все же, из-за противоречивых интересов и наличия других участников конфликта (Асад, Иран, ХТШ) российско-турецкие договоры в Сирии (и как недавно оказалось - в Ливии тоже) работают очень плохо.

По этой причине сложно что-то предсказать в отношении Идлиба. Возможно, Россия и Турция снова заключат очередное соглашение, а потом оно снова будет нарушено; так уже много раз происходило.

Однако, на сей раз изменилось соотношение сил - турецкие войска вошли в Идлиб и нанесли массированные удары по Асаду. Как показали бои в северной Сирии, войска Асада не способны противостоять турецкой армии и обращаются в бегство при ее наступательных операциях. Турция не заинтересована в военном конфликте с Россией - ядерной державой, которая оказывает Турции огромную поддержку, развивая турецкую энергетику и продавая Турции современные ракетные системы ПВО. После инцидента со сбитым российским самолетом, между странами постоянно ведутся переговоры с целью избегания опасных конфликтов.

Анкара и Москва уже ругались после сбитого российского самолета, а потом мирились. Это - политика, а не эмоции. А политика основана на выгоде. У Турции слишком много проблем (конфликт с курдами, конфликт с США и с рядом других государства), чтобы рисковать союзом с РФ. У Кремля, который вошел в вооруженные конфликты в Ливии, Сирии и в Украине, нет никакого желания получить Турцию в качестве врага - достаточно сильного врага, чтобы помогать его соперникам, включая Украину. Так что, определенные возможности для договоренностей между Россией и Турцией есть.

Тем не менее, Турция сделала шаг к расширению оккупированных ей регионов Сирии и ударила по союзнику России - Асаду. Теперь ход должны сделать Асад и РФ. Опасные игры держав продолжаются на Ближнем Востоке.

Михаил Магид, специалист по Ближнему Востоку. Специально для Vzglyad.az.

Vzglyad.az

Тэги: Сирия   Идлиб   Турция