Нефтяные цены и мировая политика

  18 СЕНТЯБРЯ 2018    Прочитано: 2776
Нефтяные цены и мировая политика

В конце прошлой недели председатель Банка России Э.Набиуллина отметила, что пересмотрен вверх траектории цены на нефть и в базовый сценарий заложено постепенное снижение ее стоимости до 55 долларов за баррель в 2020–2021 годах.

Падению цен будет способствовать увеличение сланцевой добычи и постепенное смягчение ограничений на производство углеводородов в рамках соглашения стран-экспортеров нефти. А до этого министр энергетики РФ А.Новак анонсировал учреждение постоянно действующей организации стран – экспортеров нефти, которые соблюдают сегодня ограничения на добычу нефти в рамках пакта «ОПЕК+».
Она под руководством Саудовской Аравии и России образует вместе с США неформальный тройственный союз, который будет определять уровень нефтяных цен на мировом рынке. При этом сама Россия готова наращивать добычу сырья после введения новых антииранских санкций со стороны США, стремящихся обнулить нефтяные доходы Ирана, путем запрета другим странам покупку иранской нефти.

Стараясь заставить Тегеран заключить новый и более «хороший договор» по ядерной программе Ирана, Вашингтон уже ввел в действие первый этап санкций, ограничивающий сотрудничество в автомобильном секторе и торговли драгметаллами. А в ноябре Вашингтон намерен запустить санкции против энергетического сектора и торговли иранской нефтью. С этой целью совместная группа из высокопоставленных представителей Госдепа и Минфина США посетившая около 20-и стран Европы, Восточной Азии и Среднего Востока, предупредила их о рисках продолжения торговли с Ираном.

Примечательно, что в таком щепетильном вопросе Вашингтон рассчитывает на поддержку не только, и даже, не столько на своих союзников, а на заклятых врагов - России и Китая. Но, судя по всему, сколотить единый фронт в этом направлении США вряд ли удастся. Китай, Индия и Турция практически сразу отказались блюсти нефтяное эмбарго Вашингтона против Ирана. Не приходится рассчитывать даже на единство в рядах европейских союзников, уже выразивших свое недовольство выходом США из «международного ядерного соглашения» с Тегераном. К тому же, президент Ирана Х.Роухани заявил, что американские попытки ограничить экспорт иранской нефти, создаст серьезные проблемы для нефтедобывающей отрасли всего ближневосточного региона и обеспечении нужд Европы в энергоресурсах.

Весьма нереальна также поддержка Вашингтона со стороны России, которую с Ираном связывает тесные вековые политико-экономические связи и геополитические интересы на Ближнем Востоке. И поддержка США была бы равносильно выстрелу в собственную голову. Поэтому, не исключено, что анонсированный А.Новаком «новый расширенный ОПЕК», который будет определять уровень нефтяных цен на мировом рынке, по плану Москвы, как раз-то призван не допустить резкого падения цен на нефть, что весьма опасна для российской экономики. Но, у Вашингтона, преследующего ровно противоположной цели, на этот случай подготовлен план «Б», предусматривающий обрушение цен на мировых нефтяных рынках, путем высокого предложения.

Для достижения поставленной цели в США и по их инициативе в других западных странах обсуждается возможность экстренного вбрасывания на рынок нефти из стратегических запасов. Периодическая волатильность на нефтяных биржах объясняется именно этим фактором. И именно поэтому некоторые аналитики предполагают, что умело разыгранный сценарий при стечении определенных обстоятельств может привести к успеху попыток Вашингтона обрушить нефтяные цены. Тем более что сговор в середине 80-х годов ХХ века сговор между США и Саудовской Аравией, которая сыграла на обвал нефтяных цен, доказала действенность этой технологии, в результате чего СССР, столкнувшись серьезными экономическими трудностями потерпел крах. Но, сегодняшние реалии говорят о том, что повторить аналогичный сценарий США вряд ли удастся. Так как, даже при успешной реализации задуманного, что весьма сомнительно, не факт, что в противостоянии с США Тегеран будет полностью капитулировать, чему есть несколько объективных и субъективных причин.

Во-первых, распространенное мнение о том, что основной причиной распада СССР стало резкое снижение нефтяных цен, многие известные экономисты расценивают спекулятивное. Так как, по их расчетам, экономика СССР способна была выдержать тогдашние нефтяные цены как минимум еще 10 лет. Главной же причиной развала Советского Союза послужил системный политико-экономический кризис, в особенности же межнациональные конфликты и отсутствие у центральных властей политической воли, способной сплотить общество, чтобы пережить трудные времена. В этом плане, у Ирана, начиная с 50-х годов прошлого века по сей день, сталкивающегося серьезными экономическими санкциями и уже давно приспособленного жить в тяжелых условиях, скорее всего, на этот случай припасен собственный план «Б». Тем более что в Иране в течение долгого периода существует автаркический экономический режим, нацеленный на самообеспечение страны, минимизацию зависимости от обмена с внешним миром и внешнего торгового оборота.

Во-вторых, для обвала нефтяных цен Вашингтон один в поле не воин. Тут уж точно без поддержки нескольких крупнейших членов ОПЕК и внекартельных игроков не обойтись. В данном вопросе Вашингтон может рассчитывать на Саудовскую Аравию, играющей роль стратегического союзника США в арабском мире и ведущей жесткую геополитическую борьбу с Ираном за влияние на Ближнем Востоке. Для этого же все средства хороши, в том числе и удар по нефтяным ценам, что может привести к серьезным потерям для Тегерана. Но, у этой медали есть две стороны, одна из которых явно не в пользу нефтедобывающих стран, играющих на резкое снижение цен. Такая политика эффективна только при долгосрочной игре (как минимум на 5-6 лет), в течение которой и они сами несут нешуточные финансовые потери. Например, после введения российских вооруженных сил в Сирию, Саудовская Аравия по просьбе США начала активно наращивать нефтедобычу, чему не преминули следовать другие крупные игроки, из-за опасения потерять свою нишу в нефтяном рынке.

В результате, из-за перенасыщения рынка цены на «черное золото» в течение 1,5-2 лет упали почти в 3,5 раза. В результате чего, хотя российский бюджет понес значительные потери, в конце концов, стало ясно, что Москва не намерена уступить в сирийском вопросе, несмотря ни на что. А сама эта игра экономике многих стран-экспортеров нефти обошлась весьма дорого. Нефтяные доходы Саудовской Аравии, всегда с готовностью откликающаяся на подобные просьбы Вашингтона, по отчету Минфина США, только за первое полугодие 2015-го года упали на 150 млрд. долларов. Так что согласие Эр-Рияда в конченом итоге в 2016-м году на предложения некоторых членов ОПЕК и других крупных стран-производителей не входящих в картель, пересмотреть политику нефтедобычи, скорее всего, было продиктовано именно этим. Не исключено также, что на решение Саудовского Королевства, согласившейся поддержать введение ограничения на добычи нефти в самом начале июня 2016-го года, повлияло рассмотрение в Конгрессе США закона, позволяющего привлекать к суду саудовское правительство за причастность к терактам 11 сентября 2001 года. В ответ на эту инициативу, Эр-Рияд пригрозил Вашингтону начать распродажу американских казначейских облигаций и других активов на сумму около 750 млрд. долларов, во избежание их заморозки. После поспешного заявления администрации Белого Дома о том, президент США Б.Обама не поддерживает этот законопроект и не подпишет его в случае принятия его Конгрессом, разгорающийся скандал замяли, но, судя по всему, осадок остался. То есть, уже настороженный Эр-Рияд решил не особо полагаться на изменчивую политику Вашингтона и дальше не поддерживать игру на обвал нефтяных цен, в ущерб собственному бюджету. От низких нефтяных цен определенные убытки понесли также Ирак, Венесуэла, Нигерия, Норвегия, Канада, Казахстан и др. страны.

В-третьих, хранение излишка нефти требовало к тому же дополнительных расходов, что тяжелым бременем ложились и так на худеющий бюджет. Таким образом, у всех стран-экспортеров возобладало трезвый расчет, подсказывающий идти на соглашение об ограничении нефтедобычи, что привело к росту цен. Кстати, в определенной степени в высоких ценах на нефть заинтересованы и американские компании, в июне 2014-го года впервые за 40 лет получившие право экспортировать за пределы Северной Америки не только нефтепродукты, но и сырую нефть. Почему же этим компаниям, платившим налоги в американский бюджет, не получать хорошую прибыль? Не говоря уже о том, что американские производители сланцевой нефти могут отвоевывать свою нишу на нефтяном рынке, при ценах от 60 долларов за баррель. В-четвертых, во всех нефтедобывающих странах, в том числе и в США, имеющих весьма солидные запасы нефти, прекрасно понимая стратегическое значение «черного золота», вряд ли мечтают растранжирить за бесценок этот важнейший ресурс, за счет будущих поколений.

В-пятых, низкие нефтяные цены приводят к серьезному сокращению инвестиций в энергетическую сферу, что сужает развитие смежных отраслей и сокращает рабочих мест. Последний ценовой кризис вынудил больших и малых энергетических компаний сокращать расходы любыми способами, включая увольнение сотрудников, а крупнейшие компании сэкономили на капитальных затратах, из-за потери прибыли. Кстати, согласно докладу «Arab Petroleum Investment» в начале кризиса Саудовская Аравия приняла решение о сокращении инвестиций в 2015-2019 гг. до $127 млрд, тогда как предыдущая оценка инвестиций в течение 2014-2018 гг. предполагала $180 млрд. долларов.

В-шестых, необоснованно низкие нефтяные цены в целом наносят ущерб не только нефтедобывающим государствам, но и странам-потребителям, хотя при этом они получают неплохие дивиденды. Например, по сравнению с 2014-м годом за первое полугодие 2015-го Китай на нефть потратил меньше на 120, Япония-76, Индия-44, Южная Корея-36 млрд. долларов. Страны еврозоны сэкономили 142 млрд. долларов. Из них на долю Германии, локомотива экономики Европы, выпала 50 млрд. долларов. Одним из выгадавших бенефицариев стали также США, которые продолжают импортировать нефть, несмотря на сланцевый бум, на закупки заплатили меньше на 110 млрд. долларов. Безусловно, такая экономия влияет на ценообразование производимых товаров в этих странах. Но, в целом снижает спрос на потребительском рынке, в том числе и на их товары, со стороны нефтедобывающих странах, которые из-за недостатка средств, сокращают инвестиции в нефтяной сектор, замораживаются эксплуатация и разведывательные работы новых месторождений, из-за чего резко спадает спрос на оборудования, необходимые для этой отрасли. Другие отрасли также сталкиваются инвестиционным голодом, так как, заработанные деньги главным образом проедаются. Низкие нефтяные цены негативно влияют на покупательную способность населения в странах-экспортерах, что в свою очередь сокращает потребность на многие товары, импортируемых из тех же не нефтяных стран. Аналогичное положение возникает в секторе туризма и в других сферах услуг. Так как, многие граждане из нефтедобывающих государств, отказываются от турпоездок в зарубежные страны до лучших времен, где могли бы потратить определенную сумму.

Такая ситуация негативно влияет и на инвестиционную политику высокоразвитых государств, заинтересованных в крупных и «длинных» вложениях в экономику развивающихся стран, в особенности же энергетический сектор, на сегодня являющимся одним из самых высокорентабельных сфер. Ведь, заработанные и сэкономленные финансовые активы ценны только в движении, а ни как мертвый капитал. Не случайно, при низких ценах на нефть в течение 1,5-2 лет, мировая экономика показала слабый рост, что не так уж удивительно при понимании того, что она напоминает систему сообщающихся между собой резервуаров, где элементы находятся в постоянном движении, как переливающаяся жидкость из одного в другое. Мировая экономика также практически аналогична финансовой пирамиде, эффективно работающей только при постоянном вливании все больших и больших средств, в результате чего и достигается ее устойчивый рост. Нефтяные цены как раз-то в этом процессе играют роль основной движущей силы, а иначе говоря, являются драйвером роста. Недополученные же доходы от нефтяного рынка, в целом негативно сказывается на мировой экономике.

В-седьмых, в высоких ценах на нефть, естественно, что в пределах разумного, заинтересованы также мощные банкирские дома и крупнейшие биржевые спекулянты, хорошо умеющие считать деньги и искусно зарабатывающие на этом. К примеру, известная банкирская династия Ротшильдов через некоторые американские компании, активно вовлечена в реализацию нефте-газовых проектов, в том числе и Сахалин-2, даже, несмотря на санкционную войну Вашингтона против России. И последнее. Не исключено, что заявления Вашингтона о планах обвалить нефтяной рынок, на самом-то деле рассчитаны на разогрев оного, благодаря чему США намерены получать неплохие дивиденды от экспорта «черного золота». Такая версия, наверное, многим покажется чересчур конспирологической. Но, в мире, где понятия «нефть» и «политика» давно так тесно сплелись и взаимодополняют друг-друга, ничего не исключено.


Политолог Сахиль Искандеров

Тэги: