Мегапроект талибов может оставить Туркменистан и Узбекистан без воды, - эксперты

13:00        945

В Центральной Азии вновь обострился и без того сложный вопрос с трансграничными водами. В Афганистане активно реализуется проект строительства гигантского канала Кош Тепа в провинции Балх на границе с Туркменистаном. О начале его строительства было заявлено еще год назад.

В начале марта афганские чиновники проинспектировали ход строительства, масштаб которого не только впечатлил соседей, но и вызвал серьезные опасения, пишут эксперты Центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве МГУ, сообщает Vzglyad.az.

Талибан претендует на дефицитную воду из Амударьи

Протяженность нового канала должна составить 285 км, ширина – 100 метров, глубина – 8,5 метра. Канал берет начало из Амударьи в уезде Калдар провинции Балх. Воду в канал будут забирать из этой же реки. Пропускная способность канала составит 650 куб. метров в секунду.

Реализует проект Национальная компания развития, строительство ведется за счет государственных средств. Оценочная стоимость проекта составляет около 684 млн долларов. По замыслу разработчиков, канал будет орошать 3 млн джерибов земли (1 джериб - 2000 кв. м) в провинциях Балх, Джаузджан и Фарьяб и обеспечит работой около 250 тыс. человек. Талибы полагают, что проект поможет обводнить засушливые регионы, что даст толчок развитию сельского хозяйства. Сейчас для строительства канала привлечено более 6 тыс. человек.

По итогам ноября 2022 года длина завершенного участка составила около 40 км. Завершение проекта намечено на 2028 год.

Эксперты опасаются, что при вводе в эксплуатацию канала Кош Тепа ситуация с водоразделом в регионе резко ухудшится. И это при том, что в последние годы все республики Центральной Азии все больше ощущают на себе нехватку воды.

Больше всего могут пострадать расположенные ниже по течению Узбекистан и Туркменистан. Страны могут потерять до 15% оросительной воды из главной реки региона. А ведь главным потребителем воды в Центральной Азии является именно Узбекистан, чье население достигло 36 млн человек и продолжает расти. Причем 90% воды в республике используется в сельском хозяйстве.

Стоит отметить, что с июня прошлого года наполняемость бассейна Амударьи упала до 65–85% и до сих пор оставалась ниже нормы. Прошлогодняя экономия воды со стороны Ташкента, Душанбе и Ашхабада не дала нужного эффекта.

Проекты Кабула могут стать катастрофой для всей Центральной Азии

Власти Кабула не собираются ограничивать себя только строительством канала Кош Тепа. В планах Афганистана возведение Дашт-и-Джунского гидроузла, который может аккумулировать большую часть летнего стока реки Пяндж. Таким образом, талибы собираются забрать себе львиную долю воды из северных трансграничных рек.

Реализация этих двух проектов, по мнению специалистов, может повлечь за собой не только экономические и социальные проблемы в Узбекистане и Туркменистане, но и экологическую катастрофу во всей Центральной Азии.

Дело в том, что Амударья является основным источником не только для пересыхающего Аральского моря, но и для водохранилищ и каналов. Возникает угроза того, что река до своего устья и остатков Арала вообще может не дойти. Без живительной влаги рискуют остаться и заповедные зоны с уникальной природой.

Первым под удар попадет Нижне-Амударьинский государственный биосферный резерват, входящий во Всемирную сеть биосферных заповедников ЮНЕСКО. Эта заповедная зона расположена в северной части нижнего течения Амударьи к юго-востоку от бывшего побережья Аральского моря.

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев в конце 2022 года обещал провести переговоры с руководством «Талибана» и привлечь мировое сообщество к решению этой проблемы. Но сложность ситуации состоит в том, что у республик Центральной Азии нет никаких соглашений по вододелению с Афганистаном. Исламский Эмират также не подписывал Конвенцию ООН по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер.

В Межгосударственной координационной водохозяйственной комиссии стран Центральной Азии (МКВК) тоже разводят руками: никаких правовых механизмов для урегулирования ситуации у них нет. Провести переговоры с официальным Кабулом или принять Афганистан в МКВК пока невозможно, так как «Талибан» является запрещенной организацией.

Напомним, в ноябре прошлого года участники МКВК в Ашхабаде утвердили лимиты водозаборов каждой из пяти стран региона на межвегетационный период 2022-2023 годы для бассейнов двух главных рек – Сырдарьи и Амударьи.

По соглашению, лимит на водозабор из бассейна Амударьи составил 55,4 млрд кубометров воды. Из них больше всего воды досталось Узбекистану – 23,6 млрд кубометров и Туркменистану – 22 млрд. Очередное заседание МКВК пройдет в Душанбе уже в апреле этого года.

22 марта стало известно, что талибы готовы реализовывать проект строительства канала Кош Тепа «на основе взаимопонимания с Узбекистаном». Об этом заявил и. о. заместителя премьер-министра временного правительства Афганистана мулла Абдул Гани Барадар на встрече со специальным представителем президента Узбекистана по внешней политике Абдулазизом Камиловым в Кабуле.

Представитель Кабула сообщил, что Узбекистан «выразил готовность работать совместно с техническими командами Афганистана в целях повышения эффективности проекта строительства канала Кош-Тепа наряду с другими инфраструктурными проектами».

Кроме того, Абдул Гани Барадара отметил, что Афганистан имеет право на воду из реки Амударьи «в соответствии с международными нормами и с полным учетом привилегий и прав Афганистана». Строительство канала, по мнению и. о. заместителя премьер-министра, укрепит двусторонние отношения между двумя государствами. Ташкент, который в случае завершения проекта может потерять часть дефицитного ресурса, воздерживается от прямых заявлений и, судя по всему, разрабатывает план по снижению возможных рисков для своей сельскохозяйственной отрасли.
Vzglyad.az