Новый ход Путина на шахматной доске Ближнего Востока – Размышления Дмитрия Евстафьева

  13 ДЕКАБРЬ 2017    Прочитано: 22090
Новый ход Путина на шахматной доске Ближнего Востока – Размышления Дмитрия Евстафьева

Дмитрий Евстафьев, известный российский аналитик (Москва), специально для Vzglyad.az.

Президент России Владимир Путин за один день посетил три страны – Сирию, Египет и Турцию. Поездка Владимира Путина по трем странам Ближнего и Среднего Востока воспринимается как некий «пиар-ход», призванный компенсировать неоднозначный эффект принимаемых руководством страны решений в контексте Олимпийских игр и средство подтвердить статус России, как великой державы. Это является явным упрощением, искажающим смысл того «сигнала», который Владимир Путин послал и российской, и глобальной элите.

Конечно, отрицать наличие «пиар-компонента» в турне было бы неправильно. Российский президент, конечно, хотел бы дать понять западным, прежде всего, даже не американским (отношения с США находятся в состоянии длительный заморозки), а европейским элитам, что «сдача позиций» в борьбе за имиджевые дивиденды в связи с Олимпийскими играми не означает отказа Москвы от самостоятельной линии.

Однако Москва предпочитает реализовывать эту самостоятельную линию не столько в сфере пропаганды, сколько в сфере практической политики и экономики. В действительности, это является серьезным изменением в политике Москвы, ранее уделявшей большое, иногда, - избыточное внимание имиджевым проектам. И, конечно, то, что не Москва, а зарубежные, в том числе, - западные эксперты и СМИ заговорили о «заполнении вакуума», а Кремль такую нацеленность всячески отрицал, было впечатляющим пропагандистским достижением России, достигнутым почти без приложения информационных усилий.

Но приоритеты, которые обозначал или на которые намекал президент В.Путин в разных точках его блиц-турне, были различными.


В Сирии речь шла не просто о констатации победы, получении имиджевых дивидендов на фоне крайне неуклюжих попыток ряда западных политиков оспорить ведущую роль Москвы в борьбе с ИГИЛ. Президент обозначил долгосрочность российского военного присутствия в Сирии, хотя и в сокращенных рамках, готовность Москвы к диалогу о рамках и форматах политического конструирования в Сирии. А главное, - о долгосрочных гарантиях безопасности и устойчивости для Сирии и его нынешней политической власти. Именно это было вложено во фразу: «…. Если террористы вновь поднимут голову, то мы нанесем по ним такие удары, которых они пока и не видели».

Как бы в подтверждение слов российского президента правительственные войска интенсифицировали операции в провинции Идлиб, считавшейся ранее недоступной для Асада территорией.

В Египте В.Путина в основном интересовали перспективы экономического взаимодействия, причем не только на «туристическом фронте», но и в промышленности. В частности, ход реализации проекта российской промышленной зоны, - первого инфраструктурного проекта в поддержку российского несырьевого экспорта, после распада Советского Союза. И, похоже, увиденное Президентом РФ, его удовлетворило, а значит, в ближайшее время мы увидим интенсификацию российско-египетского экономического сотрудничества. Приятным бонусом к которому пойдет открытие египетских курортов для россиян.

В ходе визита в Турцию почти не скрывалась задача уточнить политические настроения турецкого лидера Р.Эрдогана и степени его практической, а не пропагандистской готовности дистанцироваться от политики Запада и смягчить свою зависимость от США и НАТО, даже не доводя дело до прямого разрыва. Владимир Путин очень ценит возможность личного контакта для уточнения позиций и намерений партнера. И не исключено, что увиденное его не вполне удовлетворило. Во всяком случае, никаких «прорывных» заявлений по этой части визита, до начала турне считавшейся основной, мы не увидели, несмотря на очевидный позитив по экономическим вопросам.


Вероятно, в обозримой перспективе мы не увидим новых политических прорывов в двусторонних отношениях, а Москва и Анкара действительно займутся «освоением созданного» и развитием экономических заделов.

Но при всех различиях в целях и задачах пребывания российского президента в различных точках блиц-турне, мы видим два важных обстоятельства: во-первых, Россия демонстрирует наличие у нее всех необходимых компонентов hard power: военной силы, экономических возможностей и политического влияния. Во-вторых, Москва демонстрирует готовность проецировать влияние в ключевой регион мира вне зависимости от позиции Запада и, прежде всего, США. Единственным вопросом, в контексте которого обсуждалась политика США, был вопрос о признании Д.Трампом Иерусалима как неделимой столицы Израиля.

Vzglyad.az

Тэги: Путин   Ближний+Восток   Россия   Сирия   Египет   Турция   ИГИЛ