Борис Добин: «В Израиле я показываю свои фотографии 20 января» - ФОТО+ИНТЕРВЬЮ

  04 ДЕКАБРЬ 2017    Прочитано: 3036
Борис Добин: «В Израиле я показываю свои фотографии 20 января» - ФОТО+ИНТЕРВЬЮ

Vzglyad.az представляет вниманию читателей интервью с фотографом Борисом Добиным, очевидцем страшных событий 20 января 1990 года в Баку. Сейчас он проживает в Израиле, является членом Ассоциации "Израиль-Азербайджан" (АЗИЗ).

-Борис Матвеевич, расскажите о себе, где вы родились, росли.

-Родился я в Баку, очень давно, еще Суворова помню (смеется). В 40 году, тогда была война, отца забрали на фронт, он был командиром танка, служил в Керчи и Крыму. Пришла повестка, пропал без вести, я смог найти его могилу только через 74 года.

После того, как я сам отслужил в армии, пошел в вечернюю школу, потом окончил Азербайджанский политехнический институт и устроился на работу в Музей музыкальной культуры, который сейчас находится в Музее Ленина (ныне – Музейный центр). Проработал там 12 лет и оттуда уехал в Израиль.



-Как вам преображенный Баку?

-Баку стал европейским городом. Здесь очень красиво. Конечно мне, как пожилому человеку, жаль старые дома, ведь мне все тут родное, даже холмы. Я помню еще послевоенный Баку, когда мы получали хлеб по карточкам и ходили на Шихово ловить бычков руками. Конечно, по сравнению с послевоенным Ленинградом, Баку и тогда был раем.

В Израиле я всегда пропагандирую наш образ жизни, нашу культуру, кухню. Приехавшие со всех уголков мира евреи привезли с собой и свою кухню, но, конечно, самая лучшая кухня – азербайджанская. Когда я приезжаю в Баку, сразу иду есть дюшбара, пити и другие блюда национальной кухни. Получаю огромное удовольствие.

Рассказываю и о событиях тех времен, ведь многие люди не знают об этом, показываю фотографии. На 20 января у нас проходят выставки моих фотографий, в годовщину Ходжалы так же проходят мероприятия.



-Расскажите, пожалуйста, о событиях накануне 20 января и самом дне.

-Уже накануне обстановка была очень напряженной: постоянные объявления на ТВ и радио, отголоски событий из районов, много беженцев. За день до событий мы с друзьями пошли в сауну, у нас была такая традиция, парились и пили чай. Внезапно все замолчало, телевидение, радио, ничего нет. Мы почувствовали что-то неладное и разъехались по домам, только я переступил порог квартиры, как началось. Я жил тогда в доме с башней на Московском проспекте (ныне – проспект Гейдара Алиева), оттуда были слышны выстрелы, потом во двор стали забегать люди, кричать, звать на помощь. Было очень страшно.



На следующий день мне позвонили из ГАИ, где я работал фотографом, и попросили снять побитые светофоры и дороги, ведь танки тогда все давили. Я сфотографировал, заодно снимал и трупы и похороны, которые проходили позже. Много народу было, ужасное зрелище, сколько лет прошло, а я до сих пор переживаю.

-Что еще вам доводилось снимать за время работы?

-Я снимал все бакинские концерты Рашида Бейбутова, в Музее музыкальной культуры – большой архив моих снимков. Бакиханова снимал, Мансур Мансурова, Хана Шушинского, Зейнаб Ханларову, Тофика Гулиева. Снимал и похороны Рашида Бейбутова, Рубабы Мурадовой, Кара Караева, Фикрета Амирова.

Много снимал Гейдара Алиева и даже Брежнева.



Я делал много снимков, всех и не упомнить. Например, дедушка моей супруги был ахундом мечети Тезепир, его звали Фарадж Пишнамаззаде. Его я тоже фотографировал, потом эти фотографии отреставрировал и сделал портрет, который до сих пор висит в мечети.

Вообще в жизни было много интересного. Как-то по работе мне поручили привезти из Ленинграда скрипку работы Гварнери, там жил один старик, после блокады он продавал инструменты работы Страдивари, Гварнери и других. У скрипки был красивый бархатный футляр с вензелями, был и паспорт, в котором подписывались Ойстрах, Коган и другие знаменитые реставраторы. Потом мне пришлось поехать с этой скрипкой в Ереван, чтобы подтвердить ее подлинность, это было еще в советское время, но я все равно боялся, что меня обворуют или убьют. У меня до сих пор остались акты сдачи и приема скрипки.

В другой раз я купил в Ленинграде у одной пожилой дамы кольцо и аквамариновые запонки работы мастерской Фаберже, правда, запонки не удалось вывезти из страны, а кольцо до сих пор при мне.



-Как вы оцениваете азербайджано–израильские отношения?

-На высшем уровне. Я слышал, что Азербайджан покупает у Израиля новейшее вооружение, и продает нефть. Каждый год увеличивается товарооборот. Вообще Азербайджан – единственная мусульманская страна, у которой с Израилем очень хорошие отношения.

В Баку хорошо поддерживают еврейскую общину, здесь несколько синагог – горских и грузинских евреев и европейских.

Помню, как покойный Гейдар Алиев, говорил, что евреи - наши братья.

Чинара Гулиева
Фото: Эльвин Абдулла, Борис Добин


Фото


Тэги: Борис-Добин   интервью   20-января   Черный-январь   фото