Почему Лукашенко поехал в Буда-Кошелево, а не в Брюссель? - ЭКСКЛЮЗИВ

  25 НОЯБРЬ 2017    Прочитано: 3190
Почему Лукашенко поехал в Буда-Кошелево, а не в Брюссель? - ЭКСКЛЮЗИВ

Наталья Еремина,
российский политический эксперт, доктор политических наук, кандидат исторических наук, доцент Факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета, специально для Vzglyad.az

Пятый саммит Восточного партнерства окончательно показал, что данный проект полностью преобразовался в геополитический по своему характеру, в котором экономические, социальные и культурные программы являются инструментами, как сказала президент Литвы Д. Грибаускайте, для продвижения демократии. Более того, на данном саммите очевидно было обозначено, что постсоветское пространство является пространством для борьбы проектов ЕС с ЕАЭС. Интересно то, что в этом контексте ЕС начинает высвечиваться даже как некое имперское пространство, где экспансия является основным стимулом и механизмом его развития.


По итогам саммита следует обратить внимание на следующие моменты.

Во-первых, ЕС обозначил свои приоритеты на постсоветском пространстве, при этом дал понять, что страны вправе определять степень своего взаимодействия с ЕС, но, по словам Д. Туска, политика ЕС будет для них всегда открыта. Участники приветствовали подписание Соглашения между ЕС и Арменией, а также продолжающиеся переговоры между ЕС и Азербайджаном для выработки приемлемого соглашения. Также был поднять вопрос о необходимости более внимательно отнестись к Беларуси и ее позиции.

Во-вторых, ЕС снова заявил о себе как об ориентире демократии и безопасности для стран постсоветского пространства. В результате саммита была принята совместная декларация, в которой ЕС подтвердил свою приверженность к отстаиванию территориальной целостности, суверенитета и независимости своих партнеров, а также заявил о необходимости соблюдать международное право при решении конфликтов. Таким образом, ЕС полагает, что является возможным участником урегулирования существующих конфликтов и полагает, что к нему будут обращаться партнеры по Восточному партнерству с просьбами оказать содействие в вопросах безопасности и мира.

В-третьих, Восточное пространство стало инструментом конкуренции ЕС с евразийскими интеграционными процессами. Поэтому большое внимание на данном саммите было уделено странам, еще пока не сильно продвинувшимся в сотрудничестве с ЕС. В первую очередь, на саммите дискутировали о позициях Азербайджана, Армении и Беларуси. При этом конкуренция понимается в рамках Восточного партнёрства как противодействие России.


Тот факт, что президент Беларуси не посетил лично саммит был обоснован Д. Грибаускайте тем, что А. Лукашенко несамостоятельная фигура, хотя, как мы знаем, президент Беларуси прибегает время от времени к подобным шагам, чтобы продемонстрировать, что его, как минимум, не все устраивает. Кроме того, напротив, А. Лукашенко, таким образом показывает, что он сам определяет для себя повестку и ранжирует вопросы с точки зрения их важности самостоятельно. Риторика президента Литвы явно указывает на стремление лично уязвить А. Лукашенко, а также объяснить заранее любые возможные промахи происками Москвы, которая не позволяет странам плодотворно сотрудничать.

Как сам Лукашенко заявил журналистам, решение направить в Брюссель главу МИД Владимира Макея было принято задолго до саммита.

«В этом вопросе конспирологии нет. Никаких российских, американских, украинских следов в этой теме также нет. Как обычно, поступило личное приглашение на имя президента, как и раньше, на этот саммит. Но вы знаете, как было в прежние годы — приглашение на саммит на имя Лукашенко, но всегда на эти саммиты ездил министр иностранных дел. Наверное, не очень-то и хотели видеть меня некоторые личности в Европейском союзе, но это дело уже ушедшее. Не в этом дело. Все мои международные поездки, все мои командировки планируются на год вперед, и они увязываются с внутренними мероприятиями. Поездка в Гомельскую область, в Буда-Кошелевский район, была запланирована заранее», - заявил он журналистам.

В-четвертых, здесь очень интересна позиция британской стороны, поскольку Великобритания всегда критически относилась к Восточному партнёрству, но данный саммит был использован Т. Мэй, чтобы показать единство мнений с европейскими партнёрами и укрепить внутренние позиции. Часто, к сожалению, европейские политики полагают, что, если назовут Россию страной-агрессором, то, таким образом, покажутся всем смелыми, решительными и вырастут в собственных глазах, в глазах партнеров по партии и электората. Это очень удобно, учитывая, что в действительности они прекрасно осознают, что Россия не будет вести агрессивную политику против них. Тем не менее, важно, что в итоговом документе ничего не сказано о конкретных конфликтах. Однако вокруг Москвы формируется идея президента Украины о том, что ни в коем случае нельзя отказываться от расширения ЕС и принятия в его состав новых государств, иначе те неминуемо, по его словам, попадут в сферу влияния России. Таким образом, Россия используется как способ давления на Брюссель.

В общем, по многим параметрам сейчас Восточное партнерство важно для ЕС как инструмент продвижения своих интересов на восточном направлении, начиная от безопасности, и заканчивая энергетикой. Это также и инструмент противостояния развертыванию евразийских интеграционных процессов. А если что-то пойдет не так, то можно будет обвинить в этом Москву. Так что этот саммит также не дал надежд на возможное взаимодействие между ЕС и ЕАЭС.

Vzglyad.az

Тэги: Лукашенко   саммит-"Восточное-партнерство"   ЕС   ЕАЭС   Москва   Армения