Аргументы недели: Ходжалы - боль, которую не залечить

  26 ФЕВРАЛЬ 2020    Прочитано: 3512
Аргументы недели: Ходжалы - боль, которую не залечить

У многих народов есть «болевые точки», чаще всего связанные с насильственной гибелью большого количества людей. Бабий Яр у евреев, Хатынь у белорусов, Нанкин у китайцев, Хиросима у японцев. Имеется такая точка и у азербайджанцев. Имя ей - Ходжалы.

Об этом передает Vzglyad.az со ссылкой на Аргументы недели.

Конфликты между соседями - дело обычное. Это касается и отдельных людей, и целых народов. Всегда есть какие-то линии напряжения, которое накапливается годами. А иногда - столетиями. Но хуже всего, когда мины потенциального конфликта закладываются специально. То ли глупость, то ли восторженная наивность, то ли злой умысел толкал советскую власть по всей стране резать по живому вековые уклады. Целые народы вывозились и расселялись на землях других народов. Границы национальных республик закладывались не по вековым линиям расселения, а в соответствии с какими-то сиюминутными выгодами. «Прописку» меняли районы, города и целые автономии. Все это лежало под спудом, пока Советы крепкой рукой удерживали «дружбу народов». Но как только рука большевиков ослабла, все эти нарывы мгновенно набухли и прорвались где малой, а где и большой кровью.

И одна из самых кровавых ран пролегла между Арменией и Азербайджаном. Нагорный Карабах оказался полем битвы народов. Мы не станем углубляться в историю конфликта, уходящего корнями вглубь веков. Но есть в любой драке, в любой войне вещи, которые недопустимы. Вещи, которые никогда не должны быть забыты и никогда не должны повториться.

Случилось это в феврале 1992 года. Ходжалы- небольшой поселок в Нагорном Карабахе только в начале 90-х приобрел статус города. Проживало в нем чуть больше 6 тысяч человек. К началу армяно-азербайджанского конфликта в Нагорном Карабахе подавляющее большинство населения города составляли азербайджанцы.

Здесь сходились стратегически важные дороги Агдам-Шуша и Аскеран-Ханкенди (азербайджанское название города Степанакерт – ред). Здесь же находился единственный крупный аэропорт в Карабахе. В десяти километрах – мятежный Ханкенди (Степанакерт), где большая часть населения были армянами.

Ходжалы оказались в глубоком тылу армян. Почти полгода город был в блокаде. Не было электричества, водопровода, теплоснабжения. Даже телефонная связь отсутствовала. Однако, армяне считали, что блокированный Ходжалы продолжал угрожать Ханкенди. Терпеть такую занозу в своем тылу армяне не могли. Но даже военная необходимость не может оправдать то, что случилось потом.

Как пишут армянские источники, о предстоящем штурме Ходжалы армяне предупредили за месяц. Армянская сторона утверждает, что для выхода гражданских лиц был оставлен контролируемый гуманитарный коридор. Но ушедших было очень мало. Почему не ушли остальные? Не хотели бросать свои дома? Не верили в то, чем это могло обернуться? Или сам коридор не внушил им доверия, если вообще существовал? Иначе зачем бы азербайджанцы эвакуировали жителей Ходжалы вертолетами, когда был такой простой способ? Всего вертолетами вывезли 300 человек, но за две недели до трагедии вертолеты летать в Ходжалы перестали, потому что по ним начали стрелять. Кто знает, как все было… Так или иначе, к началу штурма в городе находились не только солдаты и ополченцы, но и несколько тысяч гражданских – детей, женщин, стариков.

В ночь с 25 на 26 февраля начался сначала интенсивный обстрел города, а потом его штурм. В три часа ночи уцелевшие жители Ходжалы попытались спастись вдоль русла реки по «свободному коридору».

Трудно сказать, что стало виной трагедии – темнота или то, что среди беженцев оказалось и какое-то число вооруженных защитников города или что-то еще. Но по бегущим людям был открыт ураганный огонь. Люди в панике бросались в ледяную воду, уходили в покрытые снегом зимние горы без теплой одежды. Многие умерли от ран, переохлаждения, замерзли насмерть, скитаясь по горам.

По разным данным, в ту роковую ночь погибло во время штурма, убито во время попытки спастись, умерло от ран и замерзло в горах от 500 до 600 человек, среди которых как минимум 106 женщин, 70 стариков и 63 ребенка. Около 500 человек было ранено, 150 пропало без вести.

Вопросов, на самом деле, больше, чем ответов. Является ли потенциальная угроза Степанакерту со стороны Ходжалы достаточным основанием для массированного обстрела города с мирными жителями из тяжелых орудий?

Почему большинство жителей Ходжалы не покинули город, хотя, по заявлению армянской стороны, о штурме было известно за месяц до его начала? Кто отдал приказ открыть огонь?

Вопросы, вопросы, вопросы…

Вскоре после трагедии, вошедшей в историю как «ходжалинская резня», на месте оказались многочисленные журналисты. Их свидетельства страшно цитировать. Но нужно. Нужно, чтобы не забывать.

«Я выглядываю в круглое окошко (вертолёта) и буквально отшатываюсь от неправдоподобно страшной картины. На жёлтой траве предгорья, где в тени ещё дотаивают серые лепёшки снега, остатки зимних сугробов, лежат мёртвые люди. Вся эта громадная площадь до близкого горизонта усеяна трупами женщин, стариков, старух, мальчиков и девочек всех возрастов, от грудного младенца до подростка…»

Юрий Романов, телерепортер, Россия

«26 февраля я вывозил из Степанакерта раненых и возвращался обратно через Аскеранские ворота. В глаза бросились какие-то яркие пятна на земле. Снизился, и тут мой бортмеханик закричал: „Смотрите, там женщины и дети“. Да я и сам уже видел около двухсот убитых, разбросанных по склону. Потом мы летали, чтобы забрать трупы. С нами был местный капитан милиции. Он увидел там своего четырёхлетнего сына с раздробленным черепом и тронулся рассудком. Изувеченные тела женщин, детей и стариков я видел повсюду»

Пилот вертолёта майор Леонид Кравец


«Когда вечером во вторник я прибыла в Агдам, я видела 75 свежих могил на одном из кладбищ и четыре изувеченных трупа в мечети. В полевом госпитале, устроенном в вагонах на железнодорожной станции, я также видела женщин и детей с пулевыми ранениями»

Хелен Уомак, журналист британской газеты «TheIndependent»

Ходжалинская боль навсегда осталась в сердцах азербайджанцев, как самая кровавая страница конфликтов, разгоревшихся на территории бывшего СССР между когда-то братскими народами. Никогда ни до, ни после этого ни в одном конфликте не погибало такое количество мирных людей за один день. И самое страшное, она из числе тех трагедий, которые встают непреодолимым барьером на пути любых попыток восстановить хоть какой-то мир. Даже если политики сумеют договориться, найти компромиссы, для обычных людей вычеркнуть из памяти этот кошмар вряд ли удастся в ближайшее время. Такие страницы истории мешают пожать руку соседу даже не на десятки, на сотни лет.

Жертвы Ходжалинской трагедии не забыты. Памятники этим событиям стоят в Баку, Ленкорани, Гааге, Берлине, Сараево, Анкаре, Мехико. Каждый год в Азербайджане вспоминают погибших на многолюдных митингах.

Но память нужна не только для того, чтобы не забывать. Но и чтобы подобное никогда не повторилось.

Vzglyad.az

Тэги: Ходжалинский-геноцид