Туркменский газопровод берут под охрану афганские военные

  23 ОКТЯБРЯ 2019    Прочитано: 4376
Туркменский газопровод берут под охрану афганские военные

Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов на открытии международной конференции «Нефть и газ Туркменистана – 2019» в Ашхабаде 22 октября заявил, что строительство газопровода ТАПИ (Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия) ведется высокими темпами. Его запуск будет содействовать обеспечению устойчивого развития и безопасности региона. Накануне Омар Завак – глава афганской провинции Гельманд, сообщил о создании военизированного отряда, приступившего к охране территории, по которой пройдет газопровод, передает Vzglyad.az со ссылкой на ng.ru.

Тяжелая финансовая ситуация подстегивает Ашхабад к ускорению строительства нового газопровода для поставок голубого топлива главным образом в Индию и Пакистан.

Им будет поставляться по 14 млрд куб. м газа. Афганистану за транзит достанется 5 млрд куб. м газа. Цена проекта – почти 12 млрд долл. Ашхабаду нужны инвесторы, а пока их нет, он прокладывает трубу своими силами.

Сырьевой базой должно стать туркменское месторождение «Галкыныш», которое, по оценке Ашхабада, является одним из самых крупных в мире. К главному вопросу по обеспечению безопасности добавились и другие. В частности, власти Индии предупредили Ашхабад, что могут отказаться от покупки газа, если установленная Туркменистаном цена в 350 долл. за 1 тыс. куб. м не будет снижена до 140 долл.. Как пояснил изданию ETPrime высокопоставленный индийский чиновник, пожелавший остаться неизвестным, если Ашхабад цену на газ не снизит, то она будет выше цены американского сжиженного газа, а потому смысла переходить на туркменское голубое топливо нет. Индийскую сторону беспокоит также тот факт, что в случае возникновения конфликта с Пакистаном Исламабад будет использовать газопровод ТАПИ в качестве рычага давления. Все эти факторы, как отмечает издание, вероятнее всего, окажутся решающими, и индийские власти будут вынуждены отказаться от дальнейшего участия в строительстве газопровода ТАПИ.

Выказывает недовольство и Пакистан. Исламабад тоже потребовал снизить цену на газ, а помимо этого еще и компенсацию в случае срывов поставок топлива по ТАПИ, после того как он будет введен в строй. Пакистанское издание News сообщило, что Ашхабад согласился компенсировать ущерб, если поставки будут сорваны.

Свои причины недовольства у Афганистана. Кабул возмущен тем, что до сих пор не получил от Ашхабада обещанные 12 млрд долл. на строительство своего участка трубопровода. Об этом заявил министр экономики Афганистана Мустафа Мастур, выступая на заседании нижней палаты афганского парламента, пишет Heart of Asia.

В свою очередь, депутат Шер Мохаммад Ахунзада потребовал от афганского правительства обозначить более конкретные сроки начала реализации этого международного проекта, посетовав на то, что ранее страна уже неоднократно сталкивалась с проблемой, когда такие проекты просто остаются на бумаге, притом что уже создано военизированное спецподразделение для охраны будущего трубопровода.

Как сообщил губернатор провинции Гельманд Омар Завак, «отряд, состоящий из 700 бойцов, был сформирован два месяца назад и начал свою работу два дня назад». «Солдаты обеспечат безопасность в пяти провинциях: Герат, Фарах, Нимроз, Гельманд и Кандагар, по территории которых пройдет газопровод», – сказал он. Завак отметил, что строительство еще не началось, но «солдаты уже добились грандиозных изменений в вопросах безопасности региона», сообщил ресурс ca-news.org.

«Во всех сообщениях по поводу ТАПИ желаемое традиционно превалирует над действительным. Серьезная работа на территории Афганистана пока не проводилась, на туркменском участке работы далеки от завершения. Пакистан и Индия пока совсем не явные участники проекта. Что касается обеспечения безопасности строительства и абсолютно гипотетической эксплуатации этого газопровода, то тут вообще вопросов больше, нежели ответов. Численность личного состава вооруженных сил, полиции и спецслужб превышает 250 тыс. человек, это очень много по масштабам Афганистана, однако качество их подготовки находится на чрезвычайно низком уровне», – сказал «НГ» эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев. По его мнению, единственными реально боеспособными являются лишь специальные подразделения, из состава которых наверняка сформирована и группа, сориентированная на обеспечение безопасности маршрута ТАПИ. Однако простейший анализ всего опыта деятельности этих подразделений позволяет предполагать их направленность на одноразовые, штурмовые акции. Зачастую они успешно освобождают из-под контроля «Талибана» (запрещенная в РФ организация) тот или иной кишлак или уезд, но вскоре эта местность вновь оказывается под контролем талибов, и подобное происходит по всей стране.

«Для утверждений о возможности контроля безопасности по маршруту ТАПИ, как и по всему Афганистану, нужно, вероятно, оценивать не боеспособность спецгруппы из 700 человек, что вообще очень мало для такой площади, как пять провинций, а способность государства в целом добиться стабильности на этих территориях. Все эти провинции, кстати, относятся к числу не самых простых в Афганистане с точки зрения действенности государственных органов. В лучшем случае относительно уверенно контролируются лишь центры провинций», – отметил Князев.

Эксперт считает, что вряд ли силовые структуры Афганистана будут в состоянии гарантировать безопасность по всему маршруту ТАПИ и в силу общей политической нестабильности в стране. Прошедшие 28 сентября президентские выборы, рекордные с точки зрения минимального участия электората и высочайшей фрагментации афганской политической элиты, обещают нескорое достижение конечного результата. Можно вспомнить выборы 2014 года, когда лишь через полтора года под давлением Госдепартамента США был достигнут антиконституционный компромисс между двумя главными претендентами на президентскую должность. Можно вспомнить также, что и после достижения компромисса в 2014 году вплоть до настоящего времени присутствовала ошеломляющая динамика перемен в руководстве силовых структур, которая стала одной из причин низкой боеготовности армии, полиции и спецслужб.

Происходящее сейчас – это фактически дежавю, в Кабуле уже обсуждается вероятность проведения повторных выборов весной-летом 2020 года. Хаотизация сферы государственного управления Афганистана и всей афганской политической жизни, неясность в диалоге с «Талибаном» – все это, как и другие факторы из собственно афганской ситуации, пока работает против любых масштабных проектов на афганской территории, будь то туркменский ТАПИ или узбекские железнодорожные проекты.

Руководство Туркменистана, по мнению Князева, похоже, намерено повторить опыт конца 1990-х по достижению локальных договоренностей с «Талибаном». Но талибы – прагматичный субъект афганской политической жизни, и гарантии безопасности ТАПИ со стороны «Талибана», помимо того что всегда будут оставаться крайне ненадежными, могут еще и поспособствовать сильному удорожанию проекта и непомерной нагрузке на финансовые возможности Ашхабада. Тем более – а это как вишенка на торте – Исламабад готов остаться в проекте ТАПИ только при условии, что стоимость туркменского газа для Пакистана будет заметно меньше той, которая сейчас фигурирует в туркменско-китайских соглашениях. Все эти факторы оставляют проект ТАПИ, существующий с 1992 года (тогда он назывался «Трансафганский газопровод») в статусе традиционного уже для Ашхабада мифотворчества.

Vzglyad.az

Тэги: Туркменскийгазопровод