Михаил Магид: «Турецкое наступление в Сирии – дело не только в курдах…»

  14 ОКТЯБРЯ 2019    Прочитано: 3610
Михаил Магид: «Турецкое наступление в Сирии – дело не только в курдах…»

«ЦИАКР-Южный Кавказ» представляет интервью с Михаилом Магидом, историком, востоковедом, специалистом по Ближнему Востоку, передает Vzglyad.az



- Турция начала новую военную операцию в Сирии. Только ли вопрос в курдах?

- Движение РПК (Курдская рабочая партия) ведет уже несколько десятилетий борьбу за автономию курдских районов в Турции. Хотя это движение уже давно отказалось от идеи создания отдельного курдского государства, оно требует определенной автономии курдских муниципалитетов в рамках турецкой государственности, а так же создания в Турции школ на курдском языке, осторожных мер по федерализации турецкого государства. В Турции более 80 млн. населения, из них 20 млн. – курды, и многие компактно проживают на востоке страны.

Так как турецкое государство отказывается от такого решения и сохраняет унитарный характер, идет война с герильей РПК. Но курды проживают не только в Турции, но и на ее границах. В Сирии живет 3 млн. курдов, в Ираке 6-8 млн., в Иране 10-12 млн. И во всех этих регионах существуют организованные силы курдов, включая штабы РПК и их союзников.

Руководство РПК и основные их базы расположены в горах Кандиль в северном Ираке, и оттуда партизаны РПК часто заходят в Турцию. Но наиболее популярны союзники РПК в Сирии, связанные с ними курдские формирования YPG (отряды народной самообороны). Здесь они вместе с близкой РПК партией курдов Демократический союз, и вместе с лояльными им арабскими и ассирийскими движениями и племенами создали огромную, по сути, федерацию Северной Сирии, которая охватывает 25 % сирийской территории. Курды вытесняли с этой территории ИГИЛ при поддержке американской армии, и затем этот район оказался в их руках.

Поэтому, президент Турции заявляет, что не потерпит бастион РПК на своих границах и «сокрушит» его, так как это – опора сил, ведущих партизанскую войну в самой Турции. Эрдоган намерен создать вдоль огромной, тянущейся на сотни километров границы Турции и Сирии, «зону безопасности», глубиной 30-40 км вытеснив оттуда курдские отряды YPG. Судя по событиям в другом курдском кантоне, в Африне, который Турция заняла ранее, вытеснить могут не только YPG. Во всяком случае, из Африна бежали 200 тыс. курдов, в то время как оставшиеся жалуются на дискриминацию и аресты. В предполагаемой зоне безопасности проживают сотни тысяч курдов, прежде всего, в двух городах Кобани и Камышло, расположенных на самой границе Турции и приход туда турецкой армии может привести к их исходу и превращению в беженцев. Именно этого сценария особенно опасается Европа, которая боится новых потоков беженцев с Ближнего Востока.

Но у Эрдогана есть и другие цели. Он хочет поселить на севере Сирии в предполагаемой зоне безопасности 2-3 млн. сирийских беженцев, преимущественно арабов, которые в настоящее время находятся в Турции. Таким образом, предполагается сразу убить двух зайцев – решить проблему беженцев, и создать буферную зону между Турцией и сирийскими курдами.

Наконец, эту зону можно будет присоединить к другим районам, который Турция контролирует уже в Северной Сирии – к Арфину, Идлибу, Азазу, Джараблусу. В этих регионах и на территории самой Турции уже создана из бывших сирийских анти-асадовских суннитских повстанцев Сирийская национальная армия (СНА) численностью 20-25 тыс. бойцов. Если мы внимательно посмотрим на все это, то увидим, что Эрдоган фактически создает альтернативную режиму Асада Сирию, со своей армией, впрочем, управляемой турецкими офицерами. А это можно рассматривать и как заявку на будущее господство в самой Сирии, когда (и если) режим в Дамаске и его союзники (РФ и Иран) ослабеют. Но это уже планы на отдаленное будущее, а пока что эти события следует рассматривать как раздел Сирии между Турцией, Россией и Ираном.

Так что дело далеко не только в курдах. В рамках доктрины «неоосманизма» Турция Эрдогана претендует на многое в Сирии и на Ближнем Востоке.

- США, по сути, дали зеленый свет операции Турции против сирийских курдов. Как Эрдогану удалось «заручиться поддержкой» США?

- Эрдоган действовал хищно, напористо и по-своему эффективно. Он постоянно шантажировал Трампа угрозами, что Турция и без разрешения США проведет операцию против курдов, концентрировал войска на границе, обстреливал курдские районы.

Это ставило Трампа в сложное положение. Трамп опасается любого столкновения, которое могло бы стоить жизни американским военным на Ближнем Востоке. Он избегает любого втягивания США в очередной военный конфликт в этом регионе, так как это противоречило бы основному (и очень популярному) пункту его избирательной программы – отказу США от участия в дорогостоящих и бесполезных для страны ближневосточных войнах. Так Эрдоган, играя на опасениях импульсивного президента США добился-таки того, что Трамп принял решение об отводе американских сил из некоторых регионов Северной Сирии и дал зеленый свет на турецкую операцию.

Но тут дело не только в акциях Эрдогана и в импульсах Трампа. Президент США еще в 2018 г. заявлял о намерении быстро вывести войска из Сирии. Он хочет это сделать, потому что уход от ближневосточных войн популярен среди американских избирателей. Парни и девушки из белой глубинки, голосующие за Трампа, и молодежь из черных гетто Нью-Йорка, бедные и необеспеченные люди, нанимающиеся в армию США, или зажиточные налогоплательщики – все они не хотят платить деньгами и жизнями за совершенно ненужные и непонятные им войны на Ближнем Востоке. И Трамп хочет заручиться их поддержкой накануне выборов в 2020 году. И, кроме того, выводя войска из Сирии, он хочет отвлечь внимание избирателей от постоянных скандалов и попыток импичмента.

Так что в этом деле сработали две вещи – маневры Эрдогана, нацеленные персонально на Трампа, и собственные соображения президента США.

Но все же пока многое непонятно. Совершенно неясно, выводятся войска США только с нескольких баз Сирии или вообще из страны. Насколько далеко Трамп позволит зайти Эрдогану в Сирии? Это пока непонятно. И может быть, войска отойдут только из нескольких районов, но не из Сирии. Вообще, США уже второй раз выводят войска из Сирии, и всё никак не получается. Это напоминает РФ, которая тоже уже минимум два раза заявляла о выводе войск из Сирии, а они не уходят.

На Турцию, кстати, посыпались обвинения, угрозы со стороны США, что «будет уничтожена турецкая экономика». Например, сенатор Линдси Грэм предсказал «разрушительный волновой эффект» от действий Турции в Сирии.

Насколько все это серьезно? Стоит ли ожидать действительно серьезных санкций в отношении Турции из-за операции в Сирии?

Таких санкций следует ожидать. По крайней мере, будут очень интенсивные попытки их ввести. Ибо здесь проходит главный нерв американской внешней политики. И здесь же – корни разногласий Трампа с американской политической элитой – не только с демократами, но и со многими республиканцами. И вопрос о том, почему так сложно Трампу вывести войска из Сирии – он тоже связан с этим, потому что на Трампа давит американская верхушка, политическая элита, которая опасается ухода из Сирии.

Многие республиканцы могут присоединиться к демократам и обрушить на Турцию санкции Конгресса США, до такой степени их не устраивает решение Трампа. Более того, демократы даже надеются на то, что усилившиеся из-за решения Трампа (дать зеленый свет на турецкую операцию в Сирии) разногласия между ним и верхушкой республиканцев помогут их (демократов) планам импичмента. То есть, некоторые республиканцы даже могут из-за всего этого присоединиться к демократам в попытке провести импичмент Трампа…

Нынешний хаос в США имеет фундаментальные причины. Наряду с нарастающими противоречиями внутри самого американского общества (между республиканской национально-ориентированной глубинкой, на которую опирается Трамп, и космополитичными про-демократскими мегаполисами, где концентрируется все больше населения), это так же вопрос о смене внешнеполитического курса…

- Трамп тогда по факту продолжает линию Обамы на ослабление роли США на Ближнем Востоке, и с точки зрения интересов элиты Америки – это правильные действия. Да и рядовых избирателей они устраивают…

- Вопрос не в том, что Трамп постепенно уходит с Ближнего Востока, а в том, как он это делает и так же в том, каковы его планы в целом. Обама вывел почти все войска из Ирака, как того требовало американское общество. Но он попытался примирить соперников – иранцев и саудовцев, Израиль и арабов – в попытке сформировать сбалансированный Ближний Восток. Он менял политику США осторожно и медленно.

Трамп действует импульсивно и совершенно иначе. Он отказался от политики Обамы, заняв сторону Израиля и саудовцев, обрушившись на Иран, ввел против него санкции. Но с другой стороны, когда иранцы в ответ атаковали саудовские нефтеперабатывающие заводы, а до этого нефтяные танкеры в Персидском заливе, Трамп отказался от военного отпора Ирану. Тем самым, он показал, что не станет военным путем защищать своих союзников. Сейчас он повторил ту же историю с курдами, которые были союзниками США в войне против ИГИЛ, – сдал их Эрдогану.

Это уже прямой сигнал всем союзникам США – не только на Ближнем Востоке, но и в мире, Индии и Европейским странам – Америка не окажет вам военной помощи, рассчитывайте сами на себя. И это вполне коррелирует с другими высказываниями Трампа, в духе «Америка – прежде всего». Этот изоляционистский курс ведет к подрыву влияния США уже во всем мире. Это ведет к независимому от США курсу Европы и Индии, к усилению Китая и т.д.

Это уже не постепенный уход с Ближнего Востока, это ослабление влияния США во всем мире, это изоляционистский курс. Он органично сочетается с экономическим протекционизмом: США вводят тарифы против европейской и индийской продукции, т.е. против товаров союзников США, тем самым еще больше отбрасывая их. Вот что возмущает американскую политическую элиту. Сдача союзников – саудовцев – Ирану, курдов – Турции, и панический страх Трампа перед участием США в военных конфликтах, означают ненадежность американской защиты, предоставляемой союзникам Америки и разрушение всей системы ее альянсов и международного влияния. А экономический протекционизм против союзников – европейцев, индийцев, японцев – производит дополнительный удар по международным союзам США.

Может быть, многим рядовым американцам и выгодно то, что делает Трамп. Вот почему он все еще популярен. И потому, что экономика США пока растет (хотя протекционистские меры могут вызвать мировой экономический кризис и замедлить рост). Но для политической элиты США всё выглядит как катастрофа. То есть, международная политика Трампа воспринимается ими как катастрофа, как разрушение внешнеполитической гегемонии США на этой планете.

И теперь Конгресс может попробовать отомстить и Трампу и Турции, введя против последней санкции в ответ на операции в Сирии. А для самого Трампа в свете последнего турецкого сирийско-курдского кейса несколько выросла угроза импичмента…

- Тегеран высказался против проведения турецкими силами операции на сирийской территории. Возможно ли участие иранцев на стороне сирийских курдов против турок?

- Иран не будет предпринимать ничего, что могло бы привести его к вооруженному конфликту с Турцией. Ни одна из сторон в большой войне не заинтересована, это слишком опасно. Скорее усилия, Ирана – это такая попытка метить территорию и демонстрировать зубы. Мол, мы наблюдаем и у нас есть свои красные линии. Иран, скорее всего, не станет мешать созданию турецкой 30-40- километровой зоны безопасности. Но если Турция захочет пойти дальше, Иран и Асад могут как-то отреагировать.

Самое главное то, что ослабление роли США в Сирии и вообще на Ближнем Востоке создает вакуум власти. В этот вакуум втягиваются различные региональные и внерегиональные силы, которые стремятся расширить свое влияние в Сирии. Поэтому в будущем есть большая вероятность того, что отношения между этими силами, между державами, осуществляющими раздел Сирии, будут обостряться. Я говорю о Турции и Иране, прежде всего. Шиитский Иран делает ставку на Асада и его алавитский (алавиты – близкое к шиизму течение) режим. Суннитский режим Турции опирается на анти-асадовские силы суннитской оппозиции. Шиито-суннитский конфликт с уходом США не исчезнет, он даже может усилиться, так как он связан с попытками Турции, Ирана и других держав делить Ближний Восток.

- Россия, вероятно, воспользуется уходом американских военных из Сирии. Что вы думаете об этом?

Россия постарается осторожно усиливать свое влияние в Сирии, сотрудничая с Асадом, иранцами и одновременно выступая в роли посредника между ними и Турцией. Но она и так это делает сегодня.

- Может ли Турция в ответ на угрозы США для американских военных авиабазу Инджирлик?

В ответ на угрозы, она базу не закроет. Другой вопрос, что будет, если США введут новые санкции против Турции. На мой взгляд, Турция вряд ли выйдет из НАТО и вряд ли станет закрывать базу. Членство в НАТО важно для Турции, чтобы не оказаться по другую строну баррикад, в ситуации, когда США и их европейские союзники выступают на стороне Греции и Кипра, с которыми у Турции есть серьезные споры и разногласия. Если Турция станет сама по себе, а Греция будут вместе с США и НАТО (в то время, как Кипр пользуется массированной поддержкой и Греции, и США, и является членом ЕС) для Турции это будет очень опасно. Поэтому Турция не станет выходить из НАТО и не станет, скорее всего, провоцировать дальнейшие трения с НАТО и закрывать базу. По крайней мере, это не в ее интересах.

- Какими будут последствия от этой операции?

- Об этом сложно и рано говорить, так как в этом уравнении много неизвестных. Мы не знаем, как далеко США позволят зайти турецкой армии. Особенно в свете некоторых неоднозначных заявлений Трампа и бурной реакции Конгресса, настроенного против ухода американских войск и против Турции и её анти-курдской операции.

Но можно утверждать, что, во-первых, курды постараются сблизиться с Асадом, Ираном и РФ, чтобы как-то защитить себя от Эрдогана – это уже происходит.

И, во-вторых, споры держав будут усиливаться. Дело не только в курдах, но в разделе Сирии. Раздел страны – дело сложное и нервное. И даже если такой раздел осуществится, он будет временным и непрочным. Как только одна из держав – Турция, Иран или РФ – ослабнет или там поменяется руководство и новые люди не захотят дальше играть на сирийской площадке, или захотят играть на ней по-другому, ситуация стремительно начнет меняться…

Vzglyad.az

Тэги: Сирия   Турция   курды