Архивные материалы. Что нам неизвестно о нацисте Нжде?

  09 ИЮЛЬ 2019    Прочитано: 8192
Архивные материалы. Что нам неизвестно о нацисте Нжде?

Кремль и вообще политическая элита России к созданию культа личности Нжде в Армении не имеет ни малейшего отношения. Можете поверить мне в этом вопросе на слово, я не думаю, что в этом мире есть какой-то другой человек, кто знает о Нжде правды, основанной на реальных исторических документах, больше, чем я. Поэтому со всей ответственностью заявляю, что сам Нжде, его откровенно нацистская идеология цехакрона и культ его личности, существующий на уровне государственной политики в Армении последние два десятилетия - это вам не долма-толма и прочие армянские заимствования из социокультурного многообразия соседствующих с ними народов Кавказа, а именно оригинальный, я бы сказал даже автохтонный продукт армянской национально-политической ментальности, к появлению которого российский политический класс или научные круги не имеют ни малейшего отношения.

Скажу больше, - до недавнего времени в постсоветской России к Нжде было крайне отрицательное отношение, и его на официальном уровне честно признавали коллаборантом нацистской Германии и армянским нацистом. Да-да, вы точно не ослышались, и все есть так, как я говорю. Приведу лишь два примера в доказательство этого.

Итак, в 1995 году ФСБ России по прямому указанию первого президента страны Бориса Ельцина начала публикацию документов из своего ведомственного архива о деятельности советских чекистов в годы Второй мировой войны. Эта работа была поручена коллективу сотрудников Академии ФСБ России, которые за 12 лет выявили в архиве, подготовили у печати и издали многотомный сборник документов под названием "Органы государственной безопасности СССР в годы Великой Отечественной войны", в состав которого были включены более двух с половиной тысяч документов советского происхождения и около четырехсот трофейных документов спецслужб гитлеровской Германии и ее союзников. Среди этого очень значительного по объему массива исторических источников имеется один - крайне важный в контексте рассматриваемой нами сегодня тематики. Если верить официальному изданию Академии ФСБ России, то 5 июня 1943 года 2-е управление (контрразведка) Народного комиссариата государственной безопасности СССР разослало под грифом «Совершенно секретно» своим республиканским, краевым и областным подразделениям ориентировку за № 2/6/3563 за подписью начальника управления - комиссара госбезопасности 3-го ранга П.В. Федотова на армянскую зондеркоманду военной разведки гитлеровской Германии или Абвера «Дромедар» и на известных на тот момент времени ее официальных сотрудников и способствующих им лиц из числа армянской националистической эмиграции в Европе и Иране.

История этого разведывательного органа нацистов, комплектовавшегося преимущественно этническими армянами из Нагорного Карабаха, заслуживает отдельной книги, и я ее когда-нибудь в будущем обязательно напишу. Но сейчас хочу остановиться на формулировках характеристики, данной Нжде в этом документе. Его партийная кличка в его тексте упоминается дважды: в первый раз - как руководителя созданной им в Болгарии «армянской националистической партии, наподобие гитлеровской» и «бывшего поручика болгарской службы», во второй – как выборного представителя «от национал-социалистической армянской группы» в составе Армянского национального комитета при Восточном министерстве оккупированных территорий нацистской Германии. Если кто мне не верит, тот может сам легко убедиться в этом, найдя в интернете вторую часть третьего тома указанного выше сборника документов и открыв его на страницах 564 и 565.

В 2011-2015 годах Главная редакционная комиссия Министерства обороны Российской Федерации под председательством генерала армии С.К. Шойгу издала 12-томную энциклопедию «Великая Отечественная война 1941-1945 годов». В ее шестом томе под названием «Тайная война: Разведка и контрразведка в годы Великой Отечественной войны» опубликована статья «Деятельность военной контрразведки в завершающий период войны»: «В рамках агентурного дела на абвергруппу-114 («Дромедар») контрразведчики выявили и арестовали бывшего генерала дашнакской армии эмигранта Тер-Арутюняна, служившего у немцев под псевдонимом Нжде. В период Великой Отечественной войны он завербовал на территории Болгарии более 30 агентов, армян по национальности, участвовал в их диверсионной подготовке и переброске в тыл Красной армии для подрывной деятельности. 17 диверсантов сотрудники Смерш задержали, не допустив совершения ими диверсионно-террористических актов, а остальных объявили в розыск».

Иными словами, ФСБ России в 2008 году и Министерство обороны России в 2013 году открытым текстом в своих официальных изданиях называли Нжде нацистским коллаборантом и армянским национал-социалистом, при этом без всякой утайки говорилось, что он сотрудничал с германской разведкой, а поэтому на основании статьи 9 приговора Международного военного трибунала в Нюрнберге над главными нацистскими преступниками сам является таковым. Данные факты явно свидетельствуют о том, что "силовой блок" российской политической элиты во главе с президентом Владимиром Путиным даже не предполагал, до какого беспрецедентного уровня может дойти в Армении героизация нацизма. Влияние на внутреннюю политику Армении в Москве всегда было отдано на откуп Министерства иностранных дел по понятной причине этнической принадлежности его главы, генеалогические корни которого восходят к карабахским армянам. Поэтому установка в центре Еревана памятника Нжде в 2016 году оказалась для Кремля, но не для Смоленской площади неприятным сюрпризом, явно расходящимся с официальной политикой по самому активному противодействию любым проявлениям героизации нацизма в любой стране мира.

А когда эта неприятность для официальной Москвы все-таки случилась, то вместо того, чтобы разобраться в ситуации, чиновники внешнеполитического ведомства стали активно заметать следы своих недоработок, и чтобы хоть как-то прикрыться от начальственного гнева, стали придумывать всевозможные отговорки и отмазки, наподобие нашумевшего доклада «О ситуации с героизацией нацизма, распространении неонацизма и других видов практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости», в котором, в частности, утверждается: «Бывшая правящая Республиканская партия Армении предпринимала шаги по увековечению памяти такого неоднозначного политического деятеля националистического толка, как Г. Нжде, в отношении которого имеется информация о сотрудничестве с Третьим рейхом» от 6 мая этого года.

На первый взгляд, может показаться, что российское внешнеполитическое ведомство, упоминая данный факт в своем докладе, осуждает практику героизации нацизма, распространении неонацизма и иных противоречащих международно-правовым нормам действий, нарушающих базовые принципы, нормы и ценности в области прав человека. Но на деле такой половинчатой и лишенной конкретного содержания формулировкой российская дипломатия уводит внимание читателей доклада в сторону от констатации факта существующей на протяжении последних двадцати лет государственной политики героизации нацизма в Армении и превращения этой страны в нацистское государство со всеми присущими ему атрибутами.

Так, МИД России целенаправленно не включил в свой доклад общедоступную из открытых источников информацию о том, что Республиканская партия Армении являлась правящей в стране с 2000 до 2018 года, создавалась как неязыческая с ориентацией на идеологическую концепцию Гарегина Тер-Арутюняна, более известного армянской общественности под партийно-литературным псевдонимом «Нжде», названную им «цехакроном», что в переводе с армянского языка на русский означает «расизм», в 2004 году объявила эту теорию партийной, а в 2016 году – официальной государственной идеологией. Возлагая на Республиканскую партию Армении ответственность за героизацию личности Нжде, внешнеполитическое ведомство России умалчивает о том, что после ее отстранения от власти в результате государственного переворота 1-8 мая 2018 года, новые власти страны в течение года не предприняли ни одного действенного шага, направленного на прекращение данной практики после смены политического режима, тем самым санкционируя ее продолжении.

Помимо этого, МИД России оставил вне поля своего зрения и тот факт, что мемориализация памяти Нжде последние два десятилетия осуществлялась в Армении не только на партийном, но и на государственном уровне, чему имеются следующие неопровержимые доказательства, собранные мной также из открытых источников. В 2001 году Центральный банк Армении выпустил, правда, ограниченным тиражом памятную серебряную монету достоинством 100 драм «Гарегин Нжде» и аналогичную монету с позолотой; 20 июня 2001 года законом Республики Армения учреждена медаль «Гарегин Нжде» для награждения офицеров и прапорщиков вооруженных сил и спецслужб страны, награждение которой производится приказом министра обороны Армении; 24 августа 2003 года состоялось торжественное открытие памятника Нжде у подножия Хуступских гор у города Капан, административного центра области Сюник; 28 января 2013 года в кинотеатре «Москва» в Ереване состоялась мировая премьера художественного фильма режиссера Грачья Кешишяна «Гарегин Нжде», фильм снят по заказу и при финансовой поддержке Министерства культуры Республики Армения; 28 августа 2016 года состоялось торжественное открытие памятника Нжде на центральной площади Еревана напротив здания Дома правительства Армении.

Какой бы авторитарно-влиятельной ни была в годы своего правления Республиканская партия Армении, она все равно не могла от имени Центрального банка чеканить монеты, от имени Министерства обороны учреждать медали, от имени Министерства культуры заказывать фильмы, от имени муниципалитетов принимать решения об установке памятников и выделении денег на финансирование практической реализации всех этих действий. Все эти действия в современном мире являются прерогативой исключительно институтов государственной власти, а не правящей партии. В Новейшей истории человечества проводить на государственном уровне собственною корпоративную политику было под силу только одной партии – Национал-социалистической рабочей партии Германии, и поэтому заявление МИД России, что «шаги по увековечению памяти такого неоднозначного политического деятеля националистического толка, как Г. Нжде, в отношении которого имеется информация о сотрудничестве с Третьим рейхом», в Армении предпринимала только одна Республиканская партия, а не государство в целом, является как раз не опровержением, а, наоборот, утверждением того, что в Армении в годы правления Республиканской партии было реально построено нацистское государство. Именно такая организация государственного устройства на примере гитлеровской Германии была осуждена приговором Международного военного трибунала в Нюрнберге от 1 октября 1946 года, а потом запрещена документами Организации Объединенных Наций, о чем не знать в силу специфики своей компетенции российское внешнеполитическое ведомство не может, но акцентировать на этом внимание мировой общественности не спешит.

После всего сказанного выше остается только ответить на вопрос, почему власти Армении и армянская диаспора в последние годы прилагает столь серьезные усилия по возвеличиванию личности именно Гарегина Нжде, а не кого-либо другого из числа армянских националистов, более чем он способствовавших появлению на политической карте мира Республики Армения?

На роль харизматичного образа для подражания армянской интеллигенции и молодежи, способного в качестве идеала устроить все политические элиты внутри самой Армении и ветви диаспоры за ее пределами, за последнюю четверть века выдвигались самые разные персонажи новой и новейшей истории этой страны. Сразу после окончания Карабахской войны (1988-1994) в этом качестве долгое время «раскручивалось» имя международного террориста Монте Мелконяна – уроженца США, выпускника университета Беркли (Калифорния), участника гражданской войны в Ливане (1975-1990), второго человека в транснациональной армянской террористической группировке ASALA, трансформировавшего ее в группировку ASALA-RM. С ее боевиками он в 1989 году прибыл в Армению, чтобы начать войну в Нагорном Карабахе за создание на Южном Кавказе второго независимого армянского государства в соответствии с заветами Гарегина Нжде. Кстати, в России армянской диаспорой Монте Мелконян до сих пор позиционируется как главный национальный герой Армении современности. Однако в сознании большинства армянской общественности Мелконян в таком качестве не закрепился по двум причин: во-первых, летом 1992 года его отряд под названием «Арабо» был полностью истреблен азербайджанскими военными; во-вторых, незадолго до этого он сам был убит во время рекогносцировки, причем во время рукопашного боя был обезглавлен. Столь бесславная смерть и гибель всех подчиненных не позволили сформироваться вокруг его криминальной личности героическому ореолу, поэтому для формирования и персонификации новой идеологии национальной идентичности армян в постсоветское время понадобился иной герой.

В этом качестве официальный Ереван решил провозгласить Гарегина Нжде, причем данный выбор во многом был обусловлен борьбой за власть внутри самой Армении, а не идеологическими резонами. Начало этому процессу было положено в 2000 году, когда Андраник Маргарян – организатор и первый лидер Республиканской партии Армении, созданной в соответствии с теорией цехакрона Нжде, был назначен премьер-министром страны. В то время в Армении шла ожесточенная внутриполитическая борьба между сторонниками первого президента страны Левона Тер-Петросяна и отстранившего его от власти второго президента страны Роберта Кочаряна. Причиной кризиса стала позиция первого из них на переговорах с Азербайджаном по вопросу нагорно-карабахского урегулирования, предполагавшая возврат большей части оккупированных земель за пределами Нагорного Карабаха Азербайджану без всяких предварительных условий. После террористического акта в здании парламента Армении 29 октября 1999 года президент Тер-Петросян окончательно лишился влияния на внутриполитические процессы в Армении, и армяно-азербайджанские переговоры были свернуты.

Военная хунта полевых командиров незаконных вооруженных формирований армянских сепаратистов Нагорного Карабаха, состоявшая в большинстве своем из уроженцев Азербайджанской республики советского времени, ради объяснения и легитимизации узурпации ими власти в Ереване объявила оккупированные азербайджанские территории частью Армении. Чтобы поднять свой авторитет в самой Армении, новая власть решила героизировать Гарегина Нжде, поскольку он в апреле 1921 года провозгласил создание «Республики Горная Армения», по сути, второго армянского государства на Южном Кавказе, чем заложил основы современных претензий армянских националистов на оккупированные земли Азербайджана. Этот шаг также должен был объяснить коренным жителям Армении, ереванским армянам, почему пришедшие из Азербайджана и захватившие власть в стране карабахские армяне имеют моральное право управлять ими.

Теория цехакрона Нжде в деле борьбы за власть внутри Армении была существенным фактором смены политических элит. Президент Левон Тер-Петросян был сторонником либерального национализма, близкого к идеологии партии «Дашнакцутюн», что, однако, не помешало ему запретить на время ее деятельность после попытки государственного переворота 1996 года, предпринятой радикальной группировкой «Дро». Пришедший на смену ему президент Роберт Кочарян должен был предложить обществу новую национальную идеологию, чтобы не просто быть понятым своими согражданами, но и отличаться от своего предшественника. Однако он не смог сформулировать чего-то принципиально нового и просто заимствовал теорию Нжде как более праворадикальную и соответствующую проводимой им внешней и внутренней политике. С годами теория цехакрона трансформировалась из партийной в национальную, и теперь ее придерживается большая часть армянского общества, которая вслед за лидерами армянских сепаратистов Нагорного Карабаха считает оккупированные азербайджанские земли армянскими, хотя справедливости ради следует отметить, что в последний год такая точка зрения претерпела существенные изменения.

В настоящее время главное идеологическое противоречие между различными политическими элитами Армении заключается в том, что одна из них считает самопровозглашенную Нагорно-Карабахскую республику частью Армении, а вторая рассматривает Армению де-факто не как метрополию, а как колонию Нагорного Карабаха. Причем последняя точка зрения до недавнего времени господствовала в армянском политическом классе, по крайней мере, в той его части, которая осуществляла в стране властные полномочия. Если посмотреть на этот вопрос непредвзято, то становится видно, что вся жизнь современной Армении подчинена идее оккупации Нагорного Карабаха, для чего задействованы все ресурсы страны – людские, материальные, финансовые, административные и дипломатические. При этом выходцы из Карабаха, являвшиеся гражданами или, как минимум, уроженцами Азербайджана, занимают сегодня или занимали до недавнего времени все ключевые должности в правительстве, местной администрации, вооруженных силах и полиции, а также находились на привилегированном положении в финансовой сфере и сфере бизнеса. Экс-президенты Армении Роберт Кочарян и Серж Саргсян, являющиеся по своему происхождению карабахскими армянами, результаты финансовых преференций от исполнения своих властных полномочий выводили в Россию, создавая на ее территории свои частные кампании и корпорации, фактически ведя по отношении к Армении – стране, которой они управляли, компрадорскую и даже колониальную политику. А чтобы население Армении не сопротивлялось их компрадорской деятельности, на пьедестал была вознесена личность Гарегина Нжде, якобы «основателя» армянского государства в Нагорном Карабахе, чтобы в Ереване больше ни у кого не возникал вопрос о том, кто в стране хозяин – карабахские или все-таки ереванские армяне?

Героизация нацистского преступника Гарегина Нжде в понимании властей Армении 2000-2018 гг. имела двоякую цель. С одной стороны, показать народу Армении, что политика подчинения Армении выходцам из созданной международными террористами на оккупированных землях Азербайджана Нагорно-Карабахской республики или по-армянски «Арцаха», приветствуется и одобряется международным сообществом в лице отдельных государств, и в первую очередь – России, на территории которой практика мемориализации исторической памяти о нацистском преступнике Нжде также не встречает противодействия властей от местного до федерального уровня. С другой стороны, тем самым упрочить оккупационный режим и сформировать для него видимость морального права на существование, хотя сам по себе последний факт совершенно неприемлем с позиции норм международного права. Фактически, вся эта политика была насквозь пропитана правовым нигилизмом, попранием человеческого достоинства, что всегда было, есть и будет отличительной чертой нацизма в любых его идеологических проявлениях и интерпретациях.

В связи со всем сказанным выше сам собой напрашивается совершенно логичный вопрос: а почему в России об этом знают, но усиленно и целенаправленно молчат или делают вид, что не понимают сути проблемы? Данный факт объясняется просто, – в России также реализуется порочная практика создания культа личности главного идеолога армянского нацизма и гитлеровского коллаборанта Гарегина Нжде, свидетельством чего является установка еще в 2012 году мемориального знака ему на территории армяно-григорианского храма Успения Пресвятой Богородицы в городе Армавир Краснодарского края России.

Как может внешнеполитическое ведомство России осуждать героизацию нацизма в Армении, когда аналогичная практика осуществляется в его собственной стране при равнодушии и попустительстве региональных и местных властей, несмотря на многолетние и многочисленные протесты местной общественности неармянской национальности, о чем на протяжении семи последних лет неоднократно писали федеральные и местные средства массовой информации? Вместо того, чтобы уничтожить источник проблемы и заставить приход этой армянской церкви своими руками снести памятник нацисту Нжде на российской земле, власти России, чтобы не быть уличенными в потакании героизации нацизма в своей собственной стране, сейчас встали в позу и всеми силами пытаются доказать, что Нжде - не нацист, а всего лишь исторически неоднозначная личность, хотя главная российская спецслужба и военное ведомство в отношении него придерживаются совершенно иной точки зрения, но людям в погонах приказано молчать, чтобы не портить общего якобы благостного идеологического фона. Но король-то голый!!!

Российский политолог, историк и правовед Олег Кузнецов, специально для Vzglyad.az.

Тэги: Нжде   нацист   Армения   Карабах