Мир ничего не знал об исламском терроризме, но «джин» вышел из-под контроля. Почему? – Беседа с известным историком

  31 ОКТЯБРЯ 2018    Прочитано: 5792
Мир ничего не знал об исламском терроризме, но «джин» вышел из-под контроля. Почему? – Беседа с известным историком

Интервью Vzglyad.az с известным казахстанским историком, публицистом, экспертом Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента Радиком Темиргалиевым.

- Акции экстремистов последних лет на Ближнем Востоке, в ЦА и Южном Кавказе стали причиной возникновения исламофобии в обществе. Почему это происходит? Ведь раньше такие негативные тенденции в исламе не имели место...


- Я думаю, здесь много причин. Во-первых, мы знаем, что в эпоху «Холодной войны» США и СССР, соперничая друг с другом, активно использовали в своих интересах мусульманский фактор. Сверхдержавы снабжали своих союзников-мусульман деньгами и оружием, готовили для них военных специалистов. Потом «джин» вышел из-под контроля. Нельзя отрицать, что исламскими радикалами было совершено немало терактов в последние десятилетия, но до середины XX века мир ничего не знал об исламском терроризме. Даже в 70-80-х годах прошлого века на слуху были больше левые террористические организации.

Также огромную роль сыграло кино, телевидение и другие средства массовой информации, раскрутившие образ исламских экстремистов в качестве глобальной угрозы для всего человечества. Тем более, что первое время после окончания «Холодной войны» двум державам стало не хватать образа врага. В США стала неактуальной «Красная угроза», а в России соответственно перестали бояться «империалистов» и «капиталистов». Стали штамповаться страшилки о новом халифате, всеобщем джихаде и т.п. Хотя, конечно, смешно верить в то, что Талибан или какое-то другое движение может представлять серьезную угрозу не то, что для ядерных держав, а даже для сильных региональных государств, имеющих современную армию.

В целом, разобщенный исламский мир находится сейчас в глубочайшем кризисе внутренних противоречий, показателем чего являются многочисленные революции, гражданские войны в которых главным образом мусульмане убивают мусульман.

Я не недооцениваю потенциал исламских экстремистских течений. Понятно, что определённую угрозу они представляют. Мы видим, что несмотря на большие потери, они довольно эффективно рекрутируют в свои ряды новых сторонников. Но это же последствия экономических, социальных и культурных проблем. Молодежь, которая не может себя как-то позитивно реализовать, не имеет четких ценностных ориентиров это самая благодатная почва для взращивания деструктивных идей, которые проявляют себя в форме религиозного радикализма или банального криминала.

- Как можно бороться с исламофобией в обществе?


- В первую очередь самим мусульманам надо активно продвигать позитивный образ ислама. Кроме того, мусульмане должны прилагать все усилия для выявления любых деструктивных и радикальных групп. Нужно понять, что любой теракт, осуществленный исламским радикалом, это прежде всего удар по исламу.

- Насколько сегодня широко распространена сепарационная модель светского государства в мире? В каких странах применяется эта модель?

- Несмотря на то, что отделение религии от государства провозглашается во многих странах, абсолютное большинство государств так или иначе взаимодействует с религиозными организациями. Во многих странах есть понятие «традиционных религий», религиозную риторику используют политические движения.

Стран с сепарационной моделью не так много, обычно эксперты в качестве яркого примера приводят Францию. Но все равно католическая церковь имеет определенные официальные и неофициальные преимущества, поскольку католицизм является частью национальной культуры. К примеру, частные католические школы получают государственное финансирование, в то время как для религиозной мусульманской школы это практически невозможно.

- Как вы оцениваете уровень религиозной грамотности в Центральной Азии и на Южном Кавказе? Что показывают социологические исследования?


- Мне сложно ответить на этот вопрос, поскольку я не владею необходимыми данными по всему региону. По Казахстану социологические исследования последних лет показывают, что рост религиозности, практически, уже не наблюдается. Стабильные 5-6% активно практикующих верующих людей. Видимо этот процесс достиг своего предела. Я понимаю, что многие мои соотечественники, основываясь на личных впечатлениях с этим не согласятся, но нужно все-таки основываться на объективных данных.

Сеймур Мамедов

Vzglyad.az

Тэги: религия   исламофобия   ЦА   теракт   террористы