Без единого выстрела. Военно-политический триумф Эрдогана в Идлибе - МНЕНИЕ

  18 СЕНТЯБРЯ 2018    Прочитано: 7581
Без единого выстрела. Военно-политический триумф Эрдогана в Идлибе - МНЕНИЕ

17 сентября Путин и Эрдоган договорились в Сочи о том, что наступательной операции в Идлибе не будет. Это подтвердил так же министр обороны РФ Шойгу. Вместо этого Россия и Турция приняли решение создать вдоль линии соприкосновения сил в сирийском Идлибе (имеется в виду регион Большой Идлиб, который включает в себя 200-тысячный город Идлиб) демилитаризованную зону глубиной 15-20 км. Создание такой зоны предусматривается к 15 октября. Из данного района будет выведено тяжелое вооружение сторон и его станут патрулировать турецкие войска и российские подразделения.

Насколько прочным будет соглашение?

Случившееся - плохая новость для Ирана и Асада. В настоящее время армия Асада в значительной мере контролируется иранскими офицерами, влияние Ирана на сирийский режим очень велико. Но сомнительно, чтобы иранцы и Асад решились действовать в Идлибе независимо от РФ. Вряд ли они осмелятся выступить против Турции.

Хотя, с их стороны возможны какие-то ограниченные действия, направленные на эскалацию конфликта. Не исключено, что именно их имел в виду Эрдоган, когда он заявил после достигнутого с Россией соглашения, что существует третья сила, которая может устроить провокации.

Эрдоган всех переиграл?

Если соглашение будет в целом соблюдаться, то это означает победу сценария президента Турции Тайипа Эрдогана. Фактически, именно его позиция была принята за основу договоренностей. Эрдоган не отказывался от сотрудничества с РФ и Ираном в вопросе - давайте уже называть вещи своими именами - раздела Сирии между державами. Он так же говорил о возможности выдавливания некоторых исламистских группировок из района Идлиба: прежде всего, имеется в виду организация «Хаят Тахрир аль-Шам» (около 10-20 тыс боевиков), связанная с «Аль-Каидой». Это, в целом, совпадает с позицией России.

Эрдоган допускал и возможности каких-то договоренностей о частичной демилитаризации Идлиба. Против чего Эрдоган решительно возражал, и на чем не менее решительно настаивали Асад, Иран и, до недавнего времени Россия, так это масштабная операция в Идлибе. Ее должны были проводить совместно иранские и асадовские силы под зонтиком российской авиации. Целью операции должно было стать занятие Идлиба силами Асада и его союзников, окончательных разгром всех вооруженных группировок сирийской оппозиции.

Эрдоган заявил, что этого нельзя допустить, ибо подобная операция утопит Идлиб в крови и приведет к потокам беженцев. Во время встречи в Тегеране Россия и Иран не договорились с Турцией и продолжали настаивать на своем. И вот принято решение, которого добивался Эрдоган: наступления на Идлиб не будет.

Как Эрдоган добился своего?

Президент Турции просто-напросто ввел бронетанковые подразделения в Идлиб. Видимо Иран и РФ оказались не готовы к лобовому столкновению с турецкой армией: cлишком рисковано. Фактически, Эрдоган сделал крупную рискованную ставку и выиграл.

К чему приведет принятое решение?

Россия, Иран и Асад так настаивали на идлибской операции потому, что она вела к ликвидации последнего, самого мощного бастиона оппозиции с населением 3 млн человек и 80 тыс боевиков. С этого плацдарма боевики суннитской анти-асадовской оппозиции, связанные с Турцией, Катаром и Саудовской Аравией, могут угрожать ключевым центрам Сирии - финансовой и промышленной столице страны Алеппо, крупному городу Хама и прибрежной Латакии, где проживает большинство алавитов - самой лояльной Асаду части населения Сирии (семья Асада из алавитского клана). Уничтожение Идлиба означало бы конец суннитской оппозиции и реальный шаг к окончанию гражданской войны в Сирии.

Эрдоган не мог согласится с таким развитием событий. Оно означало бы потерю турецкого влияния на Сирию, где президент Турции поддерживает часть оппозиционных отрядов. Кроме того, Турция приняла уже 3,5 млн беженцев из Сирии и не имеет возможностей для принятия еще 3-х млн: в стране произошла бы экономическая и социальная катастрофа. К тому же, часть населения Идлиба принадлежит к туркменам, о необходимости защиты которых говорили власти Турции. Наконец, Эрдоган сделал заявления о недопустимости идлибской операции, чем поставил самого себя в положение, когда отступление крайне нежелательно, ибо вело бы к потере лица.

События вокруг Идлиба выявили серьезные противоречия между Анкарой с одной стороны, и союзными Асаду Москвой и Тегераном с другой стороны. В итоге, как уже говорилось, Эрдоган одержал победу. Теперь он получит возможность формировать вторую Сирию, оппозиционную Асаду, обладающую собственной армией и многомиллионным населением.

Сделан ли шаг к разделу Сирии?

Около 60% территории страны находятся под иранской и российской оккупацией, контролируется вооруженными подразделениями этих стран и их союзниками. Наличие там суннитского большинства не позволяет непопулярному алавитскому режиму Асада и его армии контролировать указанные районы без поддержки шиитского Ирана, про-иранских шиитских милиций, собранных со всего региона, и без российской армии.

С другой стороны, договоренность в Сочи означает превращение Большого Идлиба в часть турецкого протектората вместе с Африном и районом Баб-Джараблус-Азаз (занятыми Турцией ранее), с общим населением около 4 млн. Не знаю, что случится завтра в нашем переменчивом мире, но пока все выглядит именно так.

Сделан шаг к окончанию войны в Сирии. Но, похоже, единой Сирии уже не будет.

Курдский вопрос

Эрдоган неоднократно заявлял, что он видит главную террористическую угрозу в лице курдской милиции «YPG». В настоящее время «YPG» (Отряды народной самообороны), которая объединяет 50 тыс бойцов, контролируют около 25% территории Сирии на севере и востоке страны. Во главе «YPG» стоят ветераны «РПК» (Курдской рабочей партии), которая одновременно ведет борьбу за автономию курдов на территории Турции и Ирана. Сирийский анклав «РПК» (на курдском языке он называется Рожава) обладает рядом признаков независимого государства (централизованная армия, правительство, независимая система образования) и рассматривается правительством Турции как одна из главных угроз турецкой государственности.

Асадо-иранцы, в свою очередь, не согласны с тем, что независимый курдский анклав не подчиняется Дамаску и Тегерану. Но пока что американские войска защищают курдский анклав, рассматривая «YPG» в качестве своих союзников. Проблема в том, что американские войска не собираются оставаться в Сирии навсегда. Рано или поздно они уйдут, во всяком случае об этом неоднократно говорил президент США Дональд Трамп. И вот тогда встанет вопрос о разделе курдской зоны между державами, вовлеченными в сирийский конфликт - Россией, Ираном и Турцией. То, как может происходить раздел Сирии, мы увидели в Сочи.

Михаил Магид, российский аналитик, специалист по Ближнему, специально для Vzglyad.az

Vzglyad.az

Тэги: Cирия   Идлиб   Эрдоган