Константин Курылев: «Азербайджан - самая сильная в экономическом плане страна региона» - ИНТЕРВЬЮ

  05 СЕНТЯБРЯ 2018    Прочитано: 12501
Константин Курылев: «Азербайджан -  самая сильная в экономическом плане страна региона» - ИНТЕРВЬЮ

Интервью Vzglyad.az с доктором исторических наук, доцентом кафедры теории и истории международных отношений Российского университета дружбы народов, экспертом по современным международным отношениям и внешней политики России Константином Петровичем Курылевым.

- Как вы оцениваете итоги состоявшейся на днях в Сочи встречи президентов Азербайджана и России?


- Россию и Азербайджан связывают отношения «стратегического характера», в рамках которых они успешно и взаимовыгодно сотрудничают в области добычи и транспортировки углеводородного сырья, наращивают двустороннюю торговлю сельскохозяйственной и промышленной продукцией, развивают приграничное сотрудничество.

Россия – первая страна, с которой Азербайджан подписал договор о государственной границе. Важным направлением российско-азербайджанских отношений является военно-техническое сотрудничество (ВТС). На переговорах 1 сентября 2018 года в Сочи между Владимиром Путиным и Ильхамом Алиевым было подписано 16 документов о расширении взаимодействия двух стран в различных областях. Большинство их посвящены экономическим вопросам, включая каспийскую проблематику в контексте соглашения о правовом статусе Каспийского моря, подписанного Азербайджаном, Ираном, Казахстаном, Россией и Туркменистаном ранее. Сенсации же не произошло, членство Азербайджана в ОДКБ не обсуждалось, и не было достигнуто соглашений о каком-либо интеграционном сотрудничестве.

- Вы затронули вопрос о вероятном вступлении Азербайджана в ОДКБ. Каково ваше мнение по этому поводу?


- Действительно возможность вступления страны в ОДКБ в последнее время широко обсуждается тем более, что подобный опыт у Баку есть. Ведь с 1993 г. по 1999 г. Азербайджан был участником договора о коллективной безопасности (ДКБ), не продлив, правда, свое участие в нем. А впоследствии именно на базе этого договора сформировалась нынешняя ОДКБ. Членство в ОДКБ открыло бы Баку возможность получения современной российской военной техники на льготных основаниях, как это происходит в рамках действующей военно-технической кооперации в ОДКБ. Есть и другие позитивные моменты, которые сулит Азербайджану участие в ОДКБ.

Однако, думается, при всех возможностях, которые открывает для Баку потенциальное членство в ОДКБ, это государство все-таки сохранит один ключевых своих внешнеполитических принципов – многовекторность и равноудаленность. У нас почему-то некоторые эксперты причисляют Азербайджан к группе стран СНГ, формирующих проект альтернативной интеграции в СНГ. Происходит это в силу в Баку членства в ГУАМ. Однако на деле внешняя политика этого государства носит скорее именно многовекторный характер. Азербайджан не хочет вступать ни в НАТО, ни в ОДКБ, не подписывает соглашение об ассоциации с ЕС, участвуя в «Восточном партнерстве», не участвует в ЕАЭС, демонстративно вступил в Движение неприсоединения, находится в очень близких отношениях с Турцией в формате «один народ – два государства».

Дело в том, что на пространстве СНГ уже давно сформировался геополитический плюрализм, то есть произошло дробление национально-государственных суверенитетов над территорией. Идеологом концепции геополитического плюрализма является З. Бжезинский, который сформулировал ее в 1994 г. в своей работе «Преждевременное партнерство». В рамках этого геополитического плюрализма у Азербайджана очень хорошая ниша, которую он занял. Азербайджану принадлежит особая роль на Южном Кавказе. Это самая сильная в экономическом плане страна региона, обладающая обширным природно-ресурсным потенциалом и балансирующая между различными центрами силы, не примыкая ни к ОДКБ, ни к евроатлантическому вектору. Вряд ли Баку будет делать некий выбор в пользу того или иного проекта. Это наряду с потенциальными возможностями сопряжено и с существенными рисками. И. Алиев не станет рисковать.

- Помимо Азербайджана, эксперты рассматривают вероятное вхождение в ОДКБ и Узбекистана. Какие выгоды, на ваш взгляд, сулит этот шаг официальному Ташкенту?

- С приходом к власти Шавката Мирзиеева Узбекистан переживает серьезные перемены во многих сферах, в том числе и во внешней политике. Еще будучи временно исполняющим обязанности президента Узбекистана, Ш. Мирзиеев озвучил внешнеполитические приоритеты своей страны. Он отметил, что наиболее важным для Ташкента является регион Центральной Азии. Именно с ним он связывает свои ключевые национальные интересы. В феврале 2017 г. была утверждена Стратегия развития Узбекистана на 2017-2021 гг., которая ориентирует внешнеполитическую деятельность республики на создание вокруг Узбекистана пояса безопасности, стабильности и добрососедства.

Вторым направлением внешнеполитической активности Ш. Мирзиеева стало укрепление связей с Россией и Китаем. Если отношения с Пекином стабильно развиваются долгие годы, то в отношениях с Россией в последнее время произошел серьезный прорыв. Это существенно, так как отношения с Ташкентом у Москвы не всегда были безоблачными. Теперь Узбекистан постепенно сближается с Россией в военном плане.



Взаимодействие идет и по другим направлениям. Достаточно сказать, что у нас в РУДН среди обучающихся студентов из стран СНГ представители Узбекистана наиболее многочисленны.

Отвечая на ваш вопрос, скажу, появляющиеся с определенной периодичностью в СМИ после прихода к власти Ш. Мирзиеева слухи о возможности возвращения Узбекистана в ОДКБ опровергаются узбекской стороной. Так еще в июле 2017 с заявлением выступил министр иностранных дел А. Камилов, отметивший, что вступление в ОДКБ противоречит принципам Концепции внешней политики, утверждённой в 2012 г., где закреплены положения о том, что Узбекистан не будет входить в военно-политические блоки и не будет размещать на своей территории иностранные военные базы.

- Насколько вероятно урегулирование Нагорно-Карабахского конфликта военным путем?

- Вооруженный путь разрешения карабахского конфликта России не выгоден. Многое, безусловно, зависит от того, против кого Азербайджан может развернуть боевые действия. Если против Карабаха, то Россия не обязана вмешиваться в ситуацию. До тех пор, пока военные действия ограничены Карабахом и буферной зоной вокруг него, статья о военной взаимопомощи с Арменией не работает, обязательств по поддержке армянской стороны в таком конфликте у Москвы нет. Но именно этот сценарий вызовет рост недовольства в отношении России в армянском обществе, и Москва рискует серьезно поссориться с Ереваном.



По всей видимости в России исходят из того, что с учетом географического, политического, военно-стратегического, экономического контекста нынешние параметры двусторонних отношений почти безальтернативны для Еревана. Кремль будет стараться и далее балансировать между Арменией и Азербайджаном с целью сохранить, с одной стороны, собственное влияние в регионе Южного Кавказа, а с другой стороны, обеспечить равновесие сил между конфликтующими сторонами.

Есть ли альтернатива подобной политике Москвы? В условиях оформившегося на пространстве бывшего СССР геополитического плюрализма, на наш взгляд, нет. Именно на России лежит первоочередная ответственность за сохранение мира и стабильности на Южном Кавказе. В представлении российского руководства продолжение паритетной региональной политики есть залог того, что новой большой войны не начнется. При том, что риск перерастания карабахского конфликта в очередную масштабную «горячую» фазу присутствует постоянно. Но Россия действует, как и подобает ее региональному и международному статусу, как следует из ее многовекового опыта ведения дел в зонах своих стратегических интересов.

Заур Нурмамедов

Vzglyad.az

Тэги: Россия   Армения   Азербайджан