Дали Ганем Язбек: "Угроза религиозного экстремизма возрастает по всему миру" - Эксклюзивное интервью

  03 АВГУСТ 2018    Прочитано: 20096
Дали Ганем Язбек: "Угроза религиозного экстремизма возрастает по всему миру" - Эксклюзивное интервью

В современном мире терроризм и религиозный экстремизм превратились в глобальную и, по-видимому, долговременную угрозу международной безопасности и стабильности. В мире не уменьшаются религиозные, этнические и социальные противоречия, которые являются основной питательной средой для взращивания терроризма. Согласно данным международных экспертов, в настоящее время в мире функционирует около 500 террористических организаций и групп различной религиозно-экстремистской направленности. В современных условиях религиозно- экстремистские организации стремительно приспосабливаются к новым решениям, меняют тактику и методы своей работы, искусно используют уязвимые места правительств (экономические и социальные проблемы), а также религиозный фанатизм и сепаратистские настроения. Научный сотрудник Ближневосточного центра Карнеги, бывший научный сотрудник в Центре политического анализа и управления Версальского университета, эксперт в области экстремизма Дали Ганем Язбек, в беседе с Vzglyad.az рассказала о причинах вступления молодежи в насильственные экстремистские группировки, методах борьбы с религиозным экстремизмом, а также о том, как изменить мышление джихадистов.

Наша справка: Д. Ганем Язбек - выпускница Сорбонны, защитила диссертацию на соискание ученой степени кандидата наук в Университете Версаль-Сен-Кантенан-Ивелин. Автор многочисленных работ по новейшей истории и современному положению Алжира. В сферу ее научных интересов входят проблемы распространения политического насилия, джихадизма и экстремизма в Алжире.

- Как вы считаете, в чем опасны экстремистские проявления для общества?


- Опасность заключается в том, что проявления экстремизма приобретают все более опасный и жестокий характер. Не все экстремисты совершают систематические насильственные преступления, опасной является криминализация ненасильственных действий. Ненасильственный экстремизм не следует рассматривать так же, как насильственный экстремизм. Надо иметь в виду, что радикализация не рассматривается как линейный процесс, и все радикалы не поступают согласно своим религиозным убеждениям. В нашем современном мире нам необходимо провести политическую дискуссию по экстремизму и насильственному экстремизму и прекратить криминализацию всех ненасильственных действий.

Интернет играет решающую роль в их доступе к идее салафитов-джихадистов, например, в том, чтобы превратить их в «виртуальное сообщество» Исламского государства или «Аль-Каиды». Именно через Интернет они общаются с группировками, их последователями, распространяя свои цели и методы. «ИГИЛ» была одной из первых группировок, занимающихся социальными медиа и технологиями. В этой связи данная организация смогла заполучить доверие некоторых людей, которые впоследствии присоединились к ней.

- Почему молодежь вступает в насильственные экстремистские группировки?


- Важно иметь в виду, что пути, соблазняющие мужчин и женщин и приводящие их к джихадизму, многомерны и запутаны. Кроме того, каждая история жизни уникальна, и мотивы могут сильно варьироваться в зависимости от человека. В результате профилирование непросто, если не сказать, что вовсе невозможно.

Мотивационные факторы могут быть политическими, социальными, экономическими, психологическими или философскими. Политические недовольства, социальная изоляция, маргинализация, отсутствие перспектив, экономические трудности, стремление быть частью сообщества, жажда мести, замкнутость в себе, скука и жажда приключений ... и т. д. - все это факторы мотивации, которые подталкивали женщин и мужчин к членству в таких организациях, как «ИГИЛ».


Женщины не присоединялись к этой организации исключительно для того, чтобы стать невестами ««джихадистов», как утверждают некоторые СМИ. Женщины не являются пассивными агентами и жертвами мужчин, которые убедили их сделать карьеру на насилии. Женщины являются политическими и рациональными субъектами, у которых есть разные и запутанные причины, подтолкнувшие их ко вступлению в экстремистскую организацию, такую как, например, «ИГИЛ» или «Аль-Каида».

- А как это остановить?

- Необходимо прилагать усилия на местном уровне. Я считаю, что сами сообщества могут помочь в борьбе с насильственным экстремизмом на своем уровне, на уровне семьи и т.д. Следует также отметить, что репатриантам должен быть предоставлен голос. Когда вы выдвигаете контраргумент, вам нужно, чтобы он был предъявлен соответствующим и «законным» источником. В таком случае, кто может быть более легитимным в глазах лиц в «зоне риска» (поле экстремисткой активности), чем бывший джихадист?


Пример американской кампании «Think Again Turn Away» - это просветительская работа. Сам факт того, что кампания была создана Госдепартаментом США, разрушила его авторитет. Действительно, человек в «зоне риска», который считает, что Госдепартамент является «врагом, которого нужно уничтожить», никогда не будет слушать его контраргумент. Вместо этого бывшим экстремистам, репатриантам, перебежчикам и осужденным экстремистам следует дать возможность обсудить свой опыт и рассказать свои истории общественности, что позволило бы им завоевать доверие возвращающихся или лиц, подверженных такому же риску.


Как объяснил бывший индонезийский джихадист из «Джемаа Исламия», который успешно реабилитировался, а теперь возглавляет местную неправительственную организацию: «Раньше я был как они. Раньше я был частью их мира, поэтому я знаю, как говорить с ними на их языке». Благодаря такому подходу индонезийское правительство смогло убедить 680 экстремистских боевиков сменить свой фронт, свое мышление и взгляды.

Бывшие бойцы могут помочь властям страны в деле повышения осведомленности общественности в вопросах насильственного экстремизма. Бывший малазийский экстремист Насир Аббас стал писателем и превратил свой опыт джихадизма в комикс. Его книга была роздана в школах и библиотеках, чтобы повысить осведомленность и помочь изменить мышление людей к джихаду. Алжирское правительство последовало этому примеру в 1990-х годах у себя в стране, и это сработало. Семьи бойцов призывали своих сыновей вернуться домой.

Кроме того, многие главы экстремистских группировок даже сами отошли от неверного пути, регулярно обращались к джихадистам, все еще находящимся в их укрытиях, чтобы те сдались и вернулись в свои общины и общество. Другие сотрудничали с правоохранительными органами в сборе разведывательных данных и помогали совершать нападения на боевиков. Бывшим бойцам также предлагалась медицинская и психологическая поддержка, чтобы справиться со своей психологической травмой. Это было очень важно для их реинтеграции.

- На ваш взгляд, будет ли возрастать угроза радикального экстремизма в будущем?


- Как и все «измы» (фашизм, коммунизм, тоталитаризм ... и т. д.), джихадизм предлагает большие острые ощущения и приключения для молодежи, которые испытывают недостаток во всем этом. Мы будем продолжать слышать об экстремизме и джихадизме, потому что джихадизм предлагает легкие решения по сложным проблемам; это равный работодатель, который обеспечивает братское сообщество, славное дело и захватывающее приключение.

Сеймур Мамедов


Vzglyad.az

Тэги: экстремизм   терроризм   джихад