У нацистов была программа по выведению «арийских детей». Вот где все эти люди сегодня - ФОТО

  22 ИЮНЬ 2018    Прочитано: 9632
У нацистов была программа по выведению «арийских детей». Вот где все эти люди сегодня - ФОТО

Нацисты не только стремились уничтожить всех, кто не соответствовал их критериям расовой чистоты. Они ещё и пытались вывести совершенный генетический род посредством селекционного разведения в рамках безумной сверхсекретной программы «Лебенсборн», рассказывает Ranker.

Она напоминала эксперименты Йозефа Менгеле в концлагерях, потому что точно так же базировалась на принципах нацистской «науки» и полном отсутствии биоэтики

Эта программа, запущенная СС, представляла собой официальную государственную организацию, созданную на фоне снижения рождаемости в нацистской Германии. Перед матерями «Лебенсборна» стояла непростая моральная дилемма. Многие из них и так были ярыми сторонницами Гитлера, но программа ещё и давала им шанс выжить в оккупированной Европе, истерзанной долгой войной.

Программа была призвана обеспечить расовую чистоту согласно чётко обозначенным фенотипическим критериям. Детей для «Лебенсборна» часто изымали из скандинавских и восточноевропейских семей, вынуждали стереть своё происхождение и переродиться в юных гитлеровцев. Для многих вся их жизнь была тотальной ложью, и они узнали правду только во взрослом возрасте; некоторые так её и не узнали.

Вот 12 фактов о безумной нацистской программе по выведению расы господ и о том, что случилось с участниками «Лебенсборна» после войны:

1. «Лебенсборн» была секретной программой по выведению расы господ под эгидой СС.



«Lebensborn», что переводится как «Источник жизни», была секретной программой СС. В рамках программы генетически «чистым» женщинам (то есть светловолосым, голубоглазым и высоким) полагалось рожать детей от офицеров СС. То есть это была в буквальном смысле программа по разведению «идеальных» людей.

2. Нацисты открывали «клиники» по всей Европе.
Чтобы привлечь как можно больше людей в программу «Лебенсборн», нацисты основали приюты (иногда именовавшиеся клиниками) по всей Европе. На пике программы в одной только Германии насчитывалось 10 учреждений — плюс ещё 26 в восьми странах. В некоторых непосредственно содержались дети, а некоторые служили просто оперативными отделами.

Норвегия была на втором месте после Германии по количеству детей в программе. Там было проведено 250 усыновлений, причём большинство — с согласия матерей. Однако иногда им не сообщали, куда отправляют детей.

3. Анни-Фрид Лингстад из группы ABBA — самая известная выпускница «Лебенсборна», но в Норвегии её травили из-за происхождения.



С 1936 года и до окончания Второй мировой войны в 1945-м в клиниках «Лебенсборна» родилось 6 000–8 000 детей (хотя по некоторым оценкам это число может достигать целых 20 000). Когда война закончилась, эти дети продолжили жить своей жизнью, и многие из них узнали о своём происхождении только много лет спустя.

Самая известная выпускница программы — Анни-Фрид Лингстад из шведской поп-группы ABBA. Лингстад и многие другие дети, рождённые от норвежек и немецких эсэсовцев, были вынуждены покинуть родину вместе с матерями, потому что подвергались травле как предатели.

4. Женщин для участия в «Лебенсборне» отбирали по строгим критериям.



Большинство женщин, принимавших участие в программе, были матерями-одиночками, которым предъявлялись очень строгие требования. Одними лишь светлыми волосами и голубыми глазами дело не ограничивалось.

Женщина должна была доказать, что у неё нет генетических нарушений, и пройти строгую проверку, чтобы удостовериться, что в ней нет ни капли еврейской крови (как будто это можно каким-то образом выявить!). Кроме того, она была обязана предоставить сведения об отце, который должен был соответствовать тем же критериям: светлые волосы, голубые глаза и отсутствие генетических отклонений.

Возможно, самым важным критерием была идеологическая благонадёжность. В клиниках «Лебенсборна» были обязательные уроки политинформации, но большинство женщин и без того были убеждёнными нацистками, отобранными СС по принципу генетического соответствия и верности партии.

5. Среди отцов были самые элитные офицеры.



Иногда женщины попадали в «Лебенсборн» уже беременными. Порой они беременели с конкретной целью попасть в программу. Большинство отцов были офицерами СС, у которых уже были свои семьи.

По данным The New York Times, глава СС Генрих Гиммлер призывал своих подчинённых зачинать детей вне брака. Это считалось не изменой, а самоотверженной работой на благо германской расы.

По словам Хильдегард Трутц, одной из матерей «Лебенсборн», чья история изложена в книге «Поразительные примечания к истории», отцами детей становились «очень высокие, сильные, голубоглазые и светловолосые» офицеры СС.

В её клинике женщинам организовали встречу с группой эсэсовцев, в ходе которой они играли в игры и смотрели фильмы, после чего ей дали неделю на выбор партнёра. Каждую неделю её избранник проводил три ночи с ней, а остальные — с другими женщинами из клиники.

6. Детей в клиниках зачинали самым обычным образом.



Один из главных мифов о программе «Лебенсборн» — это то, что клиники по сути представляли собой бордели, полные послушных женщин, с которыми эсэсовцы могли творить всё что угодно. Но в действительности большинство женщин либо отбирались из Союза немецких девушек, либо поступали уже беременными. По словам Дороте Шмитц-Кёстер, автора книги о «Лебенсборне», все эти дети были зачаты самым прозаическим образом.

«Зачатие происходило, как у всех: любовные романы, случайный секс и так далее, — говорит она в интервью The New York Times. — В то время аборты в Германии были вне закона, и очень часто женщины с готовностью отказывались от детей».

Однако размножение всячески поощрялось, и для некоторых женщин это была единственная возможность выжить в разорённой, голодающей стране. Женщины выбирали партнёров для размножения из списка подходящих офицеров СС.

Хильдегард Трутц было всего 18, когда её приняли в программу. После школы она вступила в Союз немецких девушек, где одна из вожатых посоветовала ей родить ребёнка, потому что «Германии нужен ценный материал». Она тут же подала заявку на вступление в «Лебенсборн» и выбрала себе партнёра из группы эсэсовцев.

7. Аборты в программе допускались только для плодов с дефектами.
Аборт в программе можно было сделать только матери с дефектами плода. Генрих Гиммлер считал аборты злом, потому что они приводили к понижению рождаемости, препятствуя рождению «чистых» детей. Программа «Лебенсборн» использовалась для усыновления и воспитания нежелательных детей.

8. После родов женщины были обязаны отдать ребёнка на попечение государства.



Незамужние женщины, добровольно вступавшие в программу с целью родить ребёнка, должны быть подписать документ о передаче прав на него государству. Многие из них навсегда расставались со своими детьми через несколько недель после родов.

Хильдегард Трутц никогда не считала, что совершает что-то зазорное. Её всё устраивало.

«Поскольку и отец моего ребёнка, и я всецело верили в то, что делаем важное дело, нас ничего не смущало и не останавливало», — говорила она.

После рождения ребёнка Трутц за две недели отлучила его от груди и передала в руки государство. Его отправили в специальный детский дом под надзором СС и воспитали верным гитлеровцем. Трутц никогда больше не видела ни своего ребёнка, ни его отца.

9. Большинство детей из «Лебенсборна» не знали о своём происхождении.



Программа «Лебенсборн» была строго засекречена. Эсэсовцы провели огромную работу по сокрытию истинного происхождения детей. Большинство рождённых в программе детей узнали правду лишь спустя десятки лет, а некоторые так и не узнали.

Сведения об отце не заносились в свидетельство о рождении. А матери предпочитали не распространяться о своих внебрачных детях, чтобы не запятнать себя клеймом позора.

Те дети, чьё происхождение было известно, росли в послевоенных условиях, где подвергались общественному остракизму. Из-за германской крови их называли врагами и предателями.

10. Некоторых детей насильно изымали у родителей и отправляли в программу.



Задачей «Лебенсборна» было не только выведение идеальной расы. Для расширения программы детей добывали всеми средствами, и многие из них были просто-напросто похищены. По оценкам историков, 200 000 детей были изъяты из семей в Польше, СССР и Восточной Европе и переправлены в Германию для «германизации».

Изъятых детей сортировали по принципу «пригодности». Те, кто не соответствовал гитлеровским представлениям о расовой чистоте, отправлялись в концлагеря. Остальных посылали в исправительные лагеря.

Там детям давали новые имена и заставляли их забыть всю свою прошлую жизнь. Если ребёнок сопротивлялся, его убивали. «Исправленных» детей либо передавали на усыновление образцовым немецким семьям, либо отправляли в интернаты, где их воспитывали в немецкой культуре.

Самое печальное в этих массовых похищениях то, что большинство детей так и не вернулись к своим биологическим родителям, даже после войны.

11. После войны матери подверглись жестокой травле.



Поскольку аборты в Германии были запрещены, многие матери отдавали своих «идеальных» детей в эсэсовские семьи. Некоторые матери предпочитали воспитывать своих детей в одиночку, скрывая правду об их происхождении, чтобы избежать позора. Чаще всего говорили, что отец ребёнка погиб на войне.

В послевоенной Германии эти матери-одиночки столкнулись с двойным презрением окружающих: за то, что родили вне брака, и за то, что участвовали в эсэсовской программе. Сохранять тайну тоже было тяжело, и многие матери спивались, не в состоянии выдержать постоянного стресса. Некоторые подвергались остракизму — их публично избивали, унижали и принуждали к рабскому труду.

В Норвегии женщины подверглись особенно жестокой травли — не только потому, что присягали на верность нацизму, но и потому, что жили в лучших условиях, когда остальные норвежцы голодали. По рассказам Хильдегард Трутц, условия жизни в «Лебенсборне» были действительно роскошными. Её клиника располагалась в старинном замке, оборудованном общей комнатой для спорта и игр, музыкальной комнатой и кинозалом.

«Такой вкусной еды я никогда не пробовала. Нам не надо было работать, за нас всё делали слуги», — вспоминала она.

12. Когда дети из «Лебенсборна» узнавали о своём секрете, для многих это было травмой (но не для всех).



Большинство детей из «Лебенсборна» росли с пониманием, что у них есть какой-то секрет, — просто они не знали, в чём он заключается. За последние десятилетия многие из них постепенно докопались до своих корней, опираясь на семейные слухи и архивные документы.

«Большинство из них росли с осознанием какой-то тайны, — говорит Дороте Шмитц-Кёстер. — Они злились на своих матерей за то, что те обманули или бросили их.

Некоторые стесняются своего происхождения. Но есть и те, кто гордится принадлежностью к “Лебенсборну”. Они ощущают себя частью элиты».

Vzglyad.az

Источник: lifter

Тэги: