Иракские выборы удивили всех – РАЗВЕРНУТАЯ АНАЛИТИКА

  16 МАЙ 2018    Прочитано: 5075
Иракские выборы удивили всех – РАЗВЕРНУТАЯ АНАЛИТИКА

12 мая в Ираке состоялись выборы. Их результат вызвал удивление экспертов: наиболее существенного результата достиг блок Ас-Сайрун (Альянс революционеров за реформы), возглавляемый видным представителем шиитского духовенства Муктадой Садром. В то же время, блог Наср, возглавляемый премьер-министром Хайдером Аль-Абади, потерпел поражение, тогда как именно ему прочили победу аналитики. Это доказывает, что в условиях более-менее свободного выбора результаты плохо предсказуемы и всегда есть место острой борьбе группировок. Общество часто меняет точку зрения, даже когда кажется, что "все уже ясно". А вот если никакой интриги нет, стоит задуматься о том, что происходит в стране и регионе.

Но интересно так же и другое. Победы Садр добился не в последнюю очередь благодаря союзу с Коммунистической партией Ирака! Странный альянс шиитского клирика и компартии не стоит все же рассматривать в духе постмодернистского смешения всего со всем. Этот союз - не случайность, не фантастическая смесь бульдога с носорогом, изобретенная современным модным писателем, попавшим под воздействие наркотиков, а результат перемен, происходящих в иракском обществе.

Этно-конфессиональный раскол

Выборы в Ираке прошли на фоне глубочайшего этно-конфессионального раскола страны после одержанной победы над ИГИЛ - радикальной религиозно-политической вооруженной группировки суннитского толка. Дело в том, что большинство населения Ирака, свыше 60% составляют мусульмане-шииты. Еще около 20% - это курды, более-менее компактно проживающие на севере и северо-востоке страны: большинство из них сунниты, меньшинство - шииты, но для курдов преобладающее значение имеет не религиозная, а этническая идентичность, поэтому они обычно поддерживают свои этнические и племенные партии.

Еще около 20% иракцев - арабы-сунниты. Именно представители этой группы доминировали в иракском обществе во времена Саддама Хусейна. После поражения диктатора в войне 2003 года США установили в Ираке систему относительной политической демократии, что привело к концентрации власти в руках партий, представляющих шиитскую общину. В руки лидеров шиитов потекли нефтяные деньги (страна чрезвычайно богата нефтью, доходы от которой составляют основу иракского экспорта). Иными словами, в условиях парламентской системы политические и племенные руководители шиитов получили контрольный пакет власти.

Курды обособились в своих районах, получили собственное, по сути дела, независимое правительство и вооруженные силы (пешмерга), и самостоятельно продавали нефть своих месторождений. А вот сунниты остались ни с чем. Населенные ими районы перешли под контроль шиитского правительства. Это обстоятельство вызвало череду суннитских восстаний разной степени радикализма и, в итоге, привело к появлению ИГИЛ - странного гибрида суннитских сторонников вооруженного джихада и бывших офицеров армии и контр-разведки Саддама Хуссейна. Борьба с ИГИЛ и стала основной повесткой руководства Ирака в последние годы.

В ходе борьбы лидеры шиитов опирались не только на помощь США и возглавляемой американцами коалиции, но и на поддержку вооруженных сил Ирана. Именно иранцы защитили Багдад во время решительного натиска ИГИЛ в 2015 году и не позволили городу пасть.

Со временем, подразделения иранского экспедиционного корпуса Кодс (Иерусалим) стали себя чувствовать в Ираке как дома. Иракская регулярная армия и полиция развалились после первых поражений от ИГИЛ и их пришлось создавать заново с помощью Ирана. Основная тяжесть борьбы с ИГИЛ легла на полечи иррегулярных добровольческих шиитских ополчений (милиций), коалиция которых получила название Хашд аль-Шааби (Силы народной мобилизации). Их так же возглавили сторонники Ирана. И хотя в ходе противостояния с ИГИЛ удалось частично восстановить и реформировать вооруженные силы и полицию Ирака, фактически страна в значительной степени перешла под контроль иранцев и связанных с ними вооруженных группировок ополченцев.

Ирак - звено в шиитском поясе

Влияние Ирана стало поистине огромным и многосторонним. Силовые ведомства Ирака оказались буквально нашпигованы сторонниками Ирана, а руководители шиитских ополчений рассматривают Иран как модель для иракского будущего. Как известно, в Иране действует модель государства под названием велает-э-факих, т.е. государство мусульманского правоведа. Страной управляет духовный лидер, представляющий шиитское духовенство, а законы принимаются лишь в том случае, если они не противоречат принципам исламского права - фикха. Накануне выборов МВД Ирака, которое находится под сильным влиянием про-иранских сил, заявило, что несоблюдение мусульманского поста в месяц Рамадан будет строго караться: тем, кто не соблюдает пост, грозит 6-месячное заключение. Введён также запрет на работу кафе и ресторанов с восхода до захода солнца. Таким хотели бы видеть Ирак про-иранские силы, последователи идей аятоллы Хомейни.

Ирак стал звеном в шиитском поясе. В условиях гражданской войны в Сирии, там так же возросло иранское влияние, не говоря о Ливане, который в значительной степени контролируется про-иранской шиитской милицией «Хезболла». Шиитские ополченцы Ирака активно включились в войну в Сирии на стороне Асада. Шииты добились решительной победы не только над ИГИЛ, но и над курдами. Под ударами шиитских милиций территория иракского Курдистана сократилась приблизительно на 40%, причем курды потеряли контроль не только над важнейшим нефтяным месторождением в Киркуке, но и над собственными границами и аэропортом. Казалось, выборы должны отражать триумф про-иранских сил, ведь они разгромили врагов шиитского большинства. Кроме того, эксперты предсказывали хорошие результаты для премьера Ирака - Абади: как-никак все эти победы одержаны под его руководством. Но ничего подобного не случилось.

В принципе, блок Фатх, возглавляемый бывшим министром транспорта, весьма влиятельным в военных кругах про-иранским лидером Хади аль-Амири, получил 42 места и оказался на втором месте. Это неплохой результат для сторонников Ирана (Хади аль-Амири так же руководит ополченцами Хашд ал-Шааби). Но блок Садра опередил его, получив 54 мандата, и, возможно, получит право формировать правительство. Остальные шиитские партии получили существенно меньше голосов, включая блок Наср нынешнего премьер-министра Абади. Множество небольших партий и партийных блоков шиитов, суннитов и курдов получили остальное из 329 мест в парламенте страны.

Муктада Садр

Муктада Садр - один из самых влиятельных шиитских духовных лидеров Ирака. Он - сын знаменитого иракского шиитского лидера Мохаммеда Садека аль-Садра.

Участник вооруженной борьбы с США во время американской оккупации, Муктада Садр долгое время находился в оппозиции правящим группировкам. Его сторонники имеют влиятельную независимую вооруженную милицию, не выходившую в блок Хашд ал-Шаабаи, которая вела борьбу с ИГИЛ. Эта милиция называется Сарайа ас-Салям (Бригада мира) и насчитывает около 15 тысяч бойцов. Таким образом, Садр может сказать, что он не был в стороне от войны с ИГИЛ.

Отстранение от Ирана

Садр не является про-иранским политиком, он стремится к улучшению отношений с Саудовской Аравией, злейшим врагом современного Ирана, рассчитывая на то, что эта богатейшая страна поможет послевоенному восстановлению Ирака. В прошлом году он проводил переговоры с наследным принцем Мохаммедом бин Салманом, руководителем СА. Хотя Садр выступает за баланс во внешней политике между Ираном и другими силами, многие воспринимают его в Ираке как анти-иранскую силу. Победа Садра вывела на улицы его сторонников, кричавших, что иранцы должны покинуть страну.

Хотя, иранское влияние в политике Ирака никуда в ближайшее время не исчезнет, ибо его корни чрезвычайно глубоки (да и вряд ли шииты смогут управлять Ираком без опоры на иранские войска и помощь), победа Садра может указывать на стремление части иракского шиитского сообщества дистанцироваться от Ирана (не говоря уже о людях других конфессий). Шиитская вера не мешает довольно сильному иракскому национализму: не все хотят видеть страну в качестве сателлита Ирана.
Кроме того, не исключено, что сказывается желание дистанцироваться от ставшего токсичным Ирана в условиях противостояния этой страны с США, Израилем и большинством арабских государств. Ирак заинтересован в экспорте своей нефти, импорте продукции машиностроения и других материалов, и ему совершенно не хочется попасть под санкции.

Антикоррупционная повестка

Садр известен так же, как организатор самого масштабного анти-коррупционного движения в истории Ирака. Он - единственный, кто мог собирать анти-правительственные митинги с участием десятков тысяч людей под лозунгами борьбы с коррупцией.
Эту повестку пытались перехватить премьер Абади, и, так же, шиитские ополченцы Хашд аль-Шааби, выбросившие лозунг "Коррупция хуже ИГИЛ!". Но у них ничего не вышло. Именно Муктада Садр имеет репутацию последовательно борца с коррупцией, он - что-то вроде иракского Навального.

Социальные лозунги

Садр одержал победу благодаря социальным лозунгам и огромной поддержке, которую он получил от бедной и безработной молодежи Багдада и других регионов страны. Здесь ему на руку сыграл и союз с Коммунистической партией. Ирак, не смотря на высокие доходы от нефти, - очень бедная и крайне коррумпированная страна с высоким уровнем социального неравенства. У молодежи из бедных районов в подобной ситуации нет никаких перспектив для получения хорошей профессии и образования. Как оказалось, это для них важнее этно-конфессионального противостояния и одержанных побед над ИГИЛ.

Победа Садра может означать начало смены повестки в Ираке. Подобно протестам бедноты и широким забастовкам в Иране, развернувшихся в 2018 году, она демонстрирует другое лицо Ближнего Востока, повернутое в сторону социальной борьбы, а не этнического и государственного противостояния. Это другая - великая и почти забытая сегодня сторона иранской революции 1979 года, с ее социальными требованиями, протестами бедноты и заводами, которые захватили тогда в самоуправление иранские рабочие. Дух выборных Советов рабочих депутатов, подчиненных прямой власти собраний трудящихся, кружил голову многим иранцам в те времена. Конечно, ни Садр, ни Коммунистическая партия Ирака не являются какими-то социальными радикалами, наподобие фракций сторонников бесклассового общества и Советов в иранской революции. Но сегодня избиратели Ирака, проголосовавшие за них, сказали, что больше не видят смысла в этнической резне, религиозной розни и войнах.

Иракцы устали от войн и вражды. Они хотят спокойно жить, учиться и работать. Им надоели коррумпированные политики, социальное неравенство, бедность и безработица. Вот, вероятно, главный итог прошедших выборов.

Автор - Михаил Магид, российский аналитик, эксперт по Ближнему Востоку Международного экспертного клуба «Евразия-Азербайджан», специально для Vzglyad.az.

Vzglyad.az

Тэги: