Российский эксперт: "Госаппарат Армении сильно напуган случившимся, ждет перемен и боится их" - ИНТЕРВЬЮ - ВТОРАЯ ЧАСТЬ

  24 АПРЕЛЬ 2018    Прочитано: 13742
Российский эксперт: "Госаппарат Армении сильно напуган случившимся, ждет перемен и боится их" - ИНТЕРВЬЮ - ВТОРАЯ ЧАСТЬ

Представляем вниманию читателей Vzglyad.az вторую часть интервью с известным российским политологом, ведущим экспертом Международного экспертного клуба «Евразия-Азербайджан» Михаилом Магидом. С первой частью интервью можете ознакомиться по следующей ссылке.

- Почему Саргсян так быстро сдался?


- 11 дней - это не так уж и быстро. Перелом произошел 22-23 апреля. После того, как был арестован лидер протестов Никол Пашинян, на улицы вышла значительная часть населения Еревана, приехали так же люди из других городов. 23 апреля на улицы вышло еще больше людей и к ним стали присоединяться военные, началось братание армии и народа. Использовать оружие и расстрелять демонстрантов в этих условиях стало уже очень сложно.

- Не была ли революция результатом вмешательства внешних сил?


- Как говорит выдающийся исследователь Кореи Андрей Ланьков: "Я не верю в конспирологические теории, ибо общество слишком плохо предсказуемо и слишком плохо управляемо для реализации таких сложных планов". Ему вторит профессор Йельского Университета, американский антрополог, крупный специалист по изучению крестьянства стран Юго-Восточной Азии и Африки, а так же различных проектов модернизации экономики в 20 веке, Джеймс Скотт: "Не смотрите на общество как на стиральную машину, это намного более сложная система".

Революция в Армении как и многие другие революции была спонтанной. Думайте об этом, используя аналогии с масштабным природным явлением. Это извержение вулкана, только социального. Оно вызвано глубокими причинами, внутренними противоречиями. О них я говорил в первой части интервью.
Но даже с учетом того, что эти причины известны, все равно, еще три дня назад никто не знал, выйдет на улицу 3 тыс человек или 300 тыс, никто, включая самих демонстрантов. Конспирология не работает. Другое дело, что политики разных стран используют успехи и неудачи народных движений в своих интересах.

- На ваш взгляд, кто может возглавить правительство?


- Карен Карапетян назначен исполняющим обязанности премьер-министра Армении. Но я не думаю, что революция в Армении закончится отставкой Саргсяна и назначением нового правительства. В парламенте большинством располагает Республиканская партия, партия Саргсяна и Карабахского клана. Эти люди никуда уходить не собираются. Вместе с тем, общество крайне недовольно правлением данной партии. Ни армянское общество, ни популярный лидер протестов Пашинян не согласятся с тем, что эти люди будут у власти. Предстоят интересные времена.

Между прочим, тот же Джеймс Скотт указывал на систему партийно-парламентского правления, как на машину, чьи возможности крайне ограничены, особенно в условиях революций. Он отмечает, что во время некоторых революций появляется новая система власти - Советы, опирающиеся на более-менее частые собрания трудовых коллективов и жителей районов. Делегаты этих Советов руководят политикой и управляют предприятиями, принимают оперативные решения, но основной курс определяется собраниями (они могут отозвать и заменить депутатов в любой момент). Скотт считает, что такая организация общества, основанная на прямой, а не представительной демократии, направляет общественную энергию в творческое позитивное русло, превращает большинство мужчин и женщин в непосредственных участников созидательного политического и хозяйственного процесса.

Но для современных революций (Украина, Армения, Египет, Тунис) система Советов не характерна. И в Армении сейчас нет силы, которая была бы способна озвучить такой проект трудового самоуправления.
Но все же общество проснулось, а власть ослаблена, растеряна, частично дезорганизована. Государственный аппарат сильно напуган случившимся, ждет перемен и боится их. Поэтому массы низового населения, чья энергия велика, будут давить на политиков, требовать отставок, смены курса и т.д. И, возможно, у них будет получаться.

- Почему Кремль не вмешался в эти события?


- А что Россия могла сделать? Бомбить Ереван? Но у власти пока остаются про-российские люди. Не Россия убрала Сержа, а мирное восстание. России остается пока работать с его результатами. А они, на первый взгляд, не так уж и плохи с точки зрения Кремля.

Если украинская революция смела про-российскую Партию регионов, то в Армении у власти остается про-российская партия – республиканцы. Кроме того, российские компании контролируют целые сектора армянской экономики, прежде всего, ключевой газовый сектор. Сотни тысяч армянских рабочих могут кормить свои семьи только потому, что работают в России, поскольку в самой Армении работы для них нет. Надо прибавить, что на территории Армении стоят российские войска: у стран есть военный договор. РФ прикрывает границы Армении, позволяя ей сосредоточить основные силы на карабахском направлении. А это, в условиях, когда азербайджанская армия постепенно становится сильнее благодаря закупкам новейшего оружия (у Армении просто нет денег для такого импорта оружия), имеет исключительное значение. Иными словами, Москва держит Ереван на крючке и имеет основания думать, что какая бы партия не пришла к власти в Армении, она будет смотреть в сторону Москвы.

И все же, эти расчеты могут оказаться ошибочными. В Армении есть серьезные анти-россиские настроения из-за того, что непопулярный клан Сержа является про-российским, и потому, что РФ продает Азербайджану оружие на миллиарды долларов. К тому же, армяне с надеждой смотрят на Евросоюз, мечтают об экономических переменах. Армян раздражает высокий уровень коррупции, которая мешает развитию экономики - еще одна причина отстранить про-московский карабахский клан республиканцев. Пашинян или его единомышленники, возможно, станут управлять Арменией в будущем, а они настроены про-европейски, партия «Елк» - про-европейская. Они могут, конечно, и переменить мнение, только сейчас это будет сложно, ибо партии и государство слабы, а народ силен.

Проблемы начнутся в том случае, если Армения станет дрейфовать в сторону Евросоюза. Вы не можете просто так встать и уйти, если сидите за одним столом с Россией. Опыт Грузии и Украины это подтверждает. Уникальность ситуации Армении в том, что РФ, в случае обострения отношений с ней, не нужно использовать против нее войска, достаточно просто не вмешиваться в конфликт с Азербайджаном, чтобы нанести Армении огромный урон.

Есть и еще кое-что. Российская оппозиция очень воодушевилась успехом армянской революции. Бескровный протест, сместивший президента, это для нее - превосходная реклама ее собственных идей. В Кремле не могут не понимать это. На фоне кризисов, которые один за другим накатываются на Россию, это может быть опасным для власти. Поэтому, я не исключаю сценарий, при котором РФ может дать зеленый свет Азербайджану на операцию в Карабахе, чтобы показать населению стран бывшего СССР, и, особенно, населению самой России, что за успех демократической революции надо платить неприемлемую цену.

- Можно ли теперь рассчитывать, что в карабахском вопросе могут быть серьезные подвижки?

- Возможно, для нового режима Армении было бы выгодно заключить договор с Азербайджаном. Одним словом, интегрироваться в экономику региона, вместе с Турцией, Ираном, Азербайджаном и Грузией, и, тем самым, решить и военные, и политические и, в какой-то мере, экономические проблемы. Решение карабахской проблемы сняло бы возможные угрозы и в случае ухудшения отношений с Россией.
Но я сомневаюсь, что руководители Армении на такое пойдут. Карабахская война легитимировала современную армянскую государственность, оправдывает ее существование. Многие армяне очень гордятся результатами этой войны. Я сомневаюсь, что новое правительство сможет и захочет пойти на пересмотр итогов той войны. Поэтому Армения сохраняет свое уязвимое положение и зависимость от РФ.

Сеймур Мамедов


Vzglyad.az


Тэги: Армения   Саргсян   власть   Россия   Кремль