"У России нет цели инициировать новую гонку вооружений" - ИНТЕРВЬЮ

  06 МАРТ 2018    Прочитано: 58039
"У России нет цели инициировать новую гонку вооружений" - ИНТЕРВЬЮ

Интервью Vzglyad.az с известным российским политологом, профессором НИУ «Высшая школа экономики» Дмитрием Евстафьевым.

- Несколько дней назад президент России Владимир Путин во время ежегодного обращения к Федеральному собранию рассказал о возможностях нового российского оружия и продемонстрировал ролики об их испытаниях. Что было главным в послании президента России, - военная или внутриполитическая часть?


- Ключевым моментом была, конечно, внутриполитическая часть. В ней президент достаточно откровенно сказал об исчерпанности той модели экономического развития, которой мы следовали все последние годы, несмотря на то, что именно эта модель дала возможность относительно безболезненно, даже по сравнению с оптимистическими прогнозами, пережить последние 4 года санкционного и экономического давления. Но теперь наступают новые времена и президент довольно внятно, насколько это в принципе возможно в рамках такого формального выступления дал понять, что российская элита должна этим временам соответствовать.

Как говорил один известный политический деятель, «или нас сомнут», причем, прежде всего, с точки зрения социально-экономической конкурентоспособности. И этот аспект развития страны, но именно в социально-экономическом, а не только макроэкономическом понимании становится на обозримую перспективу ключевым. А новые военные инструменты, - это всего лишь средства сдерживания внешнего давления, средство предотвращения рационального рассмотрения некоторыми странами и отдельными политиками вопроса о военно-силовом решении проблем в своих взаимоотношениях с Россией.

Президент как бы сказал и элите, и обществу: мы создали ресурс, который даст возможность спокойно заниматься своими внутренними проблемами еще примерно десять – двенадцать лет.

- Нежели, в мире есть страны и политики, которые всерьез рассматривали возможность военно-силового решения проблем в России?

- Боюсь, что да. Посмотрите на ситуацию в отношениях России и Запада. На протяжении последних четырех лет Запад постоянно ждал, что Россия – «сломается», что в целом прозападная и зачастую просто зависимая от запада российская элита «поднимется с колен» и «поставит Путина на место». В 2014 году у них даже сомнения не было в том, что так и будет. А теперь 2018 и Россия не просто выстояла, но и смогла перестроить свою внутреннюю социальную систему и ряд секторов экономики, став куда более устойчивой, чем до кризиса в отношениях с Западом. В США не могут не понимать, что еще 5 лет даже с учетом санкционного давления и сформируется новое поколение российской элиты. Которое будет, во-первых, как минимум, с куда меньшим пиететом относиться к США, а во-вторых, не будет иметь тех политических комплексов геополитического поражения, которые есть у нынешнего поколения российских элитариев и в политике, и в бизнесе. С другой стороны, в американской элите очень сильно убеждение в том, что российские власти не решатся на применение ядерного оружия в ответ на первый удар, особенно, если он будет точечным, неядерным, массированным и успешным, то есть, руководство страной будет обезглавлено. Так, что варианты силового решения США рассматривали, считая, что у России есть это, если не окно, то «форточка уязвимости». 1 марта Владимир Путин эту форточку политически закрыл.

- Политически?

- Да, именно политически, продемонстрировал волю руководства России к нанесению в случае необходимости ответного удара, а, не исключено, что и превентивного. Но продемонстрировал с явной надеждой, что эту «волю» не придется переводить в «железо», то есть осуществлять полноценное развертывания вооружений. Что дорого и политически неоправданно. У России нет цели инициировать новую гонку вооружений. У России есть цель восстановить потенциал сдерживания США, причем, как в политической, так и в военно-силовой сферах.

- Чем была вызвана необходимость в разработке таких стратегических вооружений?

- Россия ведет модернизацию своих стратегических ядерных сил уже давно. Это естественная реакция на доминирование США и их союзников в обычных вооружениях и продвижение военной инфраструктуры США и НАТО к границам России. Причем, не просто военной инфраструктуры, а тех ее элементов, которые могут быть использованы для первого обезоруживающего удара. Разработка стратегических ядерных вооружений является естественным ответом на такое положение вещей, причем ответом относительно более дешевым, чем попытки выстроить паритет в высокоточных обычных вооружениях.

В российских разработках по стратегическим вооружениям есть и значительный политический компонент: акцентируя стратегические ядерные вооружения, Россия подает сигнал европейцам, что ключевым объектом сдерживания являются не они, а США. И что Россия не собирается превращать Европу в поле боя. Как к тому подталкивают и Россию, и самих европейцев их заокеанские партнеры. Способны ли европейские элиты услышать это послание России – другой вопрос. Но сигнал им дан. Слушающий, да услышит.

- Какая реакция была в США, и чем американцы могут ответить на новый вызов России, что могут предпринять в ответ на это?

- Пока эту реакцию я бы назвал «нервное осмысление». Конечно, мы видим обычный для современных США антироссийский пропагандистский всплеск, на фоне которого «голоса разума» не слышны. И, конечно, обещания «догнать и перегнать» Россию. Тем более, что именно сейчас происходит «распил» долгосрочного военного бюджета США. А это гигантские суммы. Это нормально и не вызывает удивления. Сейчас важно не только то, что говорят в США и кто говорит в США. Важно, кто в США молчит. И, кажется, впервые с 2008 года, с момента операции России по принуждению Грузии к миру, серьезные люди в США начинают задумываться, «а стоит ли игра свеч». И вытянет ли «Боливар» американских экономики двоих: реиндустриализацию и гонку вооружений, а это для США далеко не одно и то же. А значит, ход российского президента достиг своей цели. И элементы «сдерживания» в двусторонних российско-американских отношениях начинают восстанавливаться. Другой вопрос, насколько у США есть ресурс «длинного времени», то есть, насколько современная американская элита в принципе способна планировать свои действия на 10-12 лет, а значит, способна ли она на «молчаливый компромисс» с Россией…. Ответ на этот вопрос нам пока не известен. Остается спокойно наблюдать и ждать.

Анар Мусаев

Vzglyad.az

Тэги: Россия   США   гонка-вооружений