Де Ваал: Москва остается влиятельнейшим внешним актором в карабахском конфликте

  22 ФЕВРАЛЬ 2018    Прочитано: 2736
Де Ваал: Москва остается влиятельнейшим внешним актором в карабахском конфликте

Москва никогда не дергала за ниточки в карабахском конфликте, однако Москва остается самым влиятельным внешним актором.

Об этом в своей статье пишет аналитик Фонда Карнеги Томас де Ваал.

По его словам, на сегодняшний день карабахский конфликт является международной конфронтацией между Арменией и Азербайджаном. Конфликт перерос из спора о статусе одного небольшого региона в одной стране в межгосударственный спор между двумя независимыми государствами. Конфликт сейчас занимает умы в Анкаре, Брюсселе, Тегеране и Вашингтоне, считает де Ваал.

«Многие армяне и азербайджанцы по сей день считают, что Москва «дергает за ниточки» карабахского конфликта. Это простительная иллюзия для двух небольших стран, на которые все еще оказывает большое влияние бывшая колониальная держава»,- пишет аналитик.

По его мнению, особенностью карабахского конфликта является то, что Россия, а точнее некоторые субъекты в Москве, которые имели большее влияние в конкретный момент, безусловно, манипулировали конфликтом, но всегда с позиции слабости, и различные группы в Москве по-прежнему лоббируют интересы Армении и Азербайджана. С тех пор как Путин занял пост президента, политика России в отношении конфликта стала гораздо более консервативной. Одним из первых шагов Путина на посту президента была работа над восстановлением азербайджано-российских отношений, которые были крайне слабы при Борисе Ельцине. С тех пор он всегда указывал, что он ценит равные двусторонние отношения с Баку и Ереваном и не хочет «брать на себя ответственность» за карабахский конфликт. «По существу, позиция России такова: мы хотели бы, чтобы карабахский конфликт разрешился, особенно если это может сохранить или усилить влияние России в регионе, но мы не будем пытаться навязать решение, поскольку это только повредит нашим отношениям с Баку и Ереваном», — считает эксперт.

Он отмечает, что эта позиция предусматривает под собой обещания и миллионную продажу оружия обеим странам. Именно поэтому позиция Москвы по Карабаху отличается от позиции скажем по Абхазии или Украине. Кремль хочет сохранить лидирующую роль в Минской группе ОБСЕ, однако хочет разделить бремя ответственности с Западом. Подобный подход, по словам автора, не срабатывает, когда стороны начинают боевые действия. Так, во время событий в апреле 2016 года, как Баку, так и Ереван были недовольны позицией Москвы.

«Стратегия России — управлять конфликтом, поддерживать хорошие отношения как с Баку, так и с Ереваном, стремиться к соблюдению режима прекращения огня — устанавливает определённый тон и для международной вовлеченности в конфликт, который воспринимается как неразрешимый. Его можно охарактеризовать как «проект минимум». Два других сопредседателя Минской группы Франция и США неоднократно делали выступления на высоком уровне, когда они чувствовали возможность убедить лидеров Армении и Азербайджана в достижении соглашения. Вашингтон, в частности, время от времени стремится к более активной роли», — пишет де Ваал.

Также как и Москва, Вашингтон и Париж, не хотят брать на себя ответственность за конфликт, и пока лидеры сторон не выразят большей готовности к совместной работе над общим решением, большинство дипломатов предпочтут умывать руки. Де Ваал характеризует Минский процесс как некий «бермудский треугольник», где как в тумане исчезают добрые намерения, идеи и исполненные благих намерений дипломаты.

В конечном итоге все конфликты заканчиваются, пишет аналитик, выражая надежду на то, что карабахский конфликт также будет разрешен, когда акторы переосмыслят свои стратегические приоритеты. Альтернатива — еще один раунд боевых действий вынудит Москву и ее западных партнеров попытаться навязать решение армянам и азербайджанцам, повлечет за собой большие жертвы, чтобы довести печальную историю до лучшего конца.

Тэги: Карабах