Балканский поворот. Евросоюз вернулся к расширению – АНАЛИТИКА

  26 ЯНВАРЬ 2018    Прочитано: 3160
Балканский поворот. Евросоюз вернулся к расширению – АНАЛИТИКА

Все последние годы политическая повестка каждой из стран Балканского региона так или иначе увязывалась с перспективой её членства в ЕС. Не считая Греции, вступившей в Европейский Союз еще в 1981 году, сегодня этим статусом обладают Болгария и Румыния (обе с 2007 года), а из состава бывшей Югославии – Словения (с 2004) и Хорватия (с 2013). Албания, Черногория и Сербия считаются кандидатами в члены ЕС, как и Македония, у которой, однако, присутствует неразрешённый спор с Грецией по поводу своего названия, что формально тормозит её дальнейшую эволюцию по пути евроинтеграции. Босния и Герцеговина подала заявку на получение статуса кандидата, собирается это сделать и Косово.


Со своей стороны, руководство ЕС относится к такой перспективе противоречиво, не стал в этом смысле исключением и 2017 год. В условиях кризиса, вызванного наплывом мигрантов из Северной Африки, Ближнего Востока и Центральной Азии, Брюссель не торопится определить для каждой из стран-кандидатов какие-то конкретные сроки вступления. В ход идёт обычная в таких случаях риторика о необходимости «энергичней и углублённой» проводить реформы в экономике, совершенствовать демократические институты, бороться с коррупцией и пр. Шеф европейской дипломатии Федерика Могерини недавно написала в своём блоге, что 2017 год оказался «нелегким для балканских государств». Однако, уточняет Могерини, «путь к реформам начат, и хотя остаётся еще много работы, но компас европейской интеграции указывает им маршрут. В этом смысле 2018 год станет решающим».

Осенью 2017 года европейский комиссар по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнес Хан тоже заявил, что ЕС в большей степени, чем еще год назад, готов рассматривать присоединение западно-балканских государств.


В Брюсселе их рассматривают, в том числе, как важное звено в контроле над миграционными потоками, стремящимися в Старый Свет, но, кроме этого, опасаются роста влияния России в регионе в случае, если европейская перспектива для этих стран окажется закрытой.

Замечу, что Балканские страны и раньше были в повестке ЕС. В связи с наплывом мигрантов и рядом других проблем их как бы "отложили". А теперь ЕС собирается к возвращению. В 2025 году Евросоюз планирует возобновить процесс расширения и принять в свой состав шесть стран Западных Балкан — Сербию, Черногорию, Албанию, Боснию, Македонию и Косово. Такое заявление недавно сделал глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер.


Что касается Сербии, сербский президент Александр Вучич стал продвигать идею создания таможенного союза балканских государств. Будучи ещё премьер-министром, в 2016 году он заявил: «Моей мечтой является создание таможенного союза со всеми балканскими странами, со всеми территориями… чтобы у нас был общий рынок». Инициативу Вучича ряд западных и балканских экспертов уже поспешил назвать созданием «мини-Югославии».

Однако в руководстве Евросоюза приветствует создание такого регионального образования в надежде на то, что с его появлением удастся отодвинуть на неопределенное время прием в ЕС новых членов, но при этом сохранить в регионе свое влияние. Например, торговые отношения между различными балканскими странами и Брюсселем регулируются в настоящее время более чем тремя десятками двусторонних договоров.

Таможенный союз мог бы значительно упростить этот механизм, ЕС заключил бы с ним единое соглашение, привязав к себе западные Балканы. Брюссель даже обещает странам-претендентам, что в будущем такая региональная экономическая интеграция может упростить им и желанное вступление в ЕС, правда сроки этого будущего всё равно остаются неопределёнными. Тем не менее, в развитие идеи Вучича в мае 2017 года глава МИД Германии Зигмар Габриель впервые предложил проект так называемого «общего рынка на Балканах». В июле 2017-го она уже обсуждались на саммите ЕС — Западные Балканы.

Возвращаясь к Восточным Балканам, можно отметить начавшееся в январе 2018 года полугодовое председательство Болгарии в Совете ЕС, посредством которого эта страна рассчитывает слегка улучшить собственный имидж самого бедного члена Евросоюза, постоянно критикуемого за неэффективную борьбу болгарских властей с коррупцией. Под руководством Бойко Борисова, в апреле 2017 года вернувшего себе в третий раз мандат премьер-министра, страна добилась в минувшем году определённой политической и экономической стабильности. Однако в Брюсселе ценят не столько этот показатель, сколько готовность Софии (в отличие от стран так называемой Вышеградской группы – Польши, Чехии, Венгрии и Словакии) не сопротивляться европейской политике размещения мигрантов внутри ЕС и полностью выполнять назначенную для Болгарии квоту.


Что касается другого юго-восточного члена ЕС, Румынии, для неё 2017 год был отмечен политикой президента Клауса Йоханниса на усиление борьбы с коррупцией и, как следствие, обострением противостояния между главой государства и правительством румынских социал-демократов, получивших парламентское большинство после выборов 2016 года. В этом противостоянии на стороне Йоханниса выступает, во-первых, Запад. И, во-вторых, президент находит поддержку у социально активной части румынского общества, несколько раз в течение года в стране возникали массовые протестные акции против попыток социал-демократического большинства ослабить антикоррупционное законодательство.

В военно-политическом плане минувший год ознаменовался для Румынии укреплением её роли в НАТО. Из-за трений США с Турцией, которая сегодня уже не рассматривается Североатлантическим альянсом как надёжный партнёр в деле «сдерживания России», НАТО стало всё больше внимания уделять Румынии, делая на неё главную ставку в черноморском регионе. США уже установили в этой стране ракетные барабаны Mk 41 (якобы для борьбы с иранской ракетной программой, хотя Тегеран не обладает баллистическими ракетами, способными достать до места базирования компонентов ПРО США в Румынии), а также проводят на её территории свои военные учения. К последним, кстати, американцы всё чаще подключают и соседнюю Республику Молдова, в Кишинёве в связи с активизацией деятельности на натовском направлении даже получила хождение печальная шутка: Молдове нет необходимости вступать в НАТО, поскольку НАТО уже в Молдове.


Кроме США, к процессу укрепления Румынии как форпоста Североатлантического альянса в регионе Чёрного моря подключилась и Великобритания. Недавно английский министр обороны Гэвин Уильямсон заявил, что отправит в Румынию четыре истребителя своих национальных ВВС, чтобы противостоять «растущей самоуверенности» России. С учётом фактора Молдавии, которую Бухарест считает частью своей «исторической территории», понятно, почему Бухарест выбран для такой роли – курс румынской политической элиты на постепенное «поглощение» соседней страны входит в геополитическое противоречие с интересами России в регионе. Как известно, Москва заинтересована в сохранении независимой Республики Молдова в надежде, что, рано или поздно, Кишинёв и Тирасполь договорятся о создании единого федеративного государства. То есть в данном случае геополитические интересы Запада еще и совпали с политическим интересом (реальным, но не декларируемым) Румынии.

Можно сделать вывод, что НАТО и далее будет делать свою основную ставку в Юго-Восточной Европе на Румынию и те стратегические возможности, которые эта страна может предоставить данному военно-политическому блоку.

Известный молдавский политолог Виктор Жосу, специально для Vzglyad.az.

Vzglyad.az

Тэги: Балканы   Европейскийсоюз   Молдова   Румыния   Болгария   НАТО