Россия в ожидании новых санкций: пострадает ли Азербайджан? - ИНТЕРВЬЮ

  15 ЯНВАРЬ 2018    Прочитано: 11676
Россия в ожидании новых санкций: пострадает ли Азербайджан? - ИНТЕРВЬЮ

Интервью Vzglyad.az с известным российским политологом, профессором Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Дмитрием Евстафьевым.


- 1 февраля США огласят новый санкционный список в отношении российской политической элиты. Некоторые эксперты утверждают, что эти санкции, по сути, станут первыми глобальными финансовыми санкциями против России (прежние, в основном носили персональный и секторальный характер) и могут очень серьезно повлиять на российскую экономику. Насколько все это серьезно?

- Это не совсем так. Первыми глобализированными санкциями были секторальные санкции 2014 года против российских банков и финансовых компаний, ограничивших их доступ к глобальным финансовым ресурсам. И последствия этих первых глобализированных санкций оказались для российской экономики очень тяжелыми, поскольку российский финансовый сектор оказался к ним не готов ни экономически, ни операционно, ни психологически. То, что происходило в российском финансовом секторе зимой 2014-2015 года можно назвать «большой финансовой ломкой». Теперь российский финансовый сектор куда больше готов к новой волне финансовых санкций, чем тогда. Причем, не только с точки зрения структуры рынка, но и технологически. В России создана система финансовых коммуникаций, которая может действовать автономно от контролируемых США каналов финансовых коммуникаций, например, системы SWIFT. В этом смысле угроза отключения России от мирового финансового рынка, угроза «вчерашнего дня», а блокирование платежей России в глобальных платежных системах – «сегодняшнего», которая условно «завтра» будет не столько актуальна.

- В чем же тогда новизна санкций?

- Прежде всего, в том, что они направлены не на личности, а на целые социальные группы. На крупных российских бизнесменов, которые активно взаимодействуют с российской властью. Причем состав этой группы может определяться не на основе каких-то объективных критериев, а на основе политического решения. То есть, по результатам «торгов». Что мы, собственно, и наблюдали в ноябре и декабре 2017 года, а думаю, что будем наблюдать и дальше. А, во-вторых, что санкции вводятся не «в ответ» на действия России, какими бы надуманными обвинения не были, а как бы «в принципе», «вообще». К тому же, обратите внимание, что это санкции как бы «с открытой датой». Теоретически санкции могут начать вводить уже 29 января, однако никакого дополнительного анонсирования, никаких дополнительных «красных линий» уже не нужно. Весьма интересный принцип: «ждите и бойтесь».

Понятно, что США пытаются обновить, если хотите, «окропить новой кровью», свой статус мирового экономического жандарма, строительством которого они занимаются последние 15 лет и который для США гораздо важнее, чем военно-политическое доминирование. В этом и тонкость: с одной стороны, США должны доказать свое право и, что немаловажно, способность вводить санкции в любой момент на основании просто национального немотивированного решения, что низводит союзников США до роли сателлитов. А с другой, США говорят «Россия», а подразумевают….

Китай!

- Да, совершенно верно. На России апробируются санкции, которые в дальнейшем могут быть задействованы против Китая. Причем, и санкции эти в том виде, как они анонсированы, для Китая куда более чувствительны, нежели для России. Но говорить об этом прямо сейчас США не могут.

- Насколько эти санкции могут оказаться тяжелыми для России?

- Любые санкции, особенно такие интрузивные, как обещанная новая волна, являются тяжелыми для любого государства. Особенно учитывая, что целью этих санкций является формирование коалиции из бизнесменов, которые долгое время считались основой российской экономики для свержения действующей, легитимной при всех особенностях, политической власти в России. Что США уже практически и не скрывали, формируя первоначальный санкционный «пакет», хотя в дальнейшем пытались всячески смягчить эти формулировки. Так, что для России новый санкционный «пакет», безусловно, является очень серьезным вызовом и пока неочевидно, что мы к этому вызову полностью готовы. Важно понимать, что это «предельный» неконфронтационный пакет в отношении России. Дальше может быть только эмбарго на покупку российских углеводородов, что переведет ситуацию в режим уже даже не «холодной», а «полугорячей» войны.

- Эти настроения в США серьезны?

- Да. Их поддерживает значительная часть американской элиты. И, что важно, эти настроения носят бипартийный (вернее – надпартийный, поскольку в операционном смысле «партий» в США сейчас явно больше, чем две) характер. Вопрос в том, насколько США готовы, образно говоря, идти до конца, насколько они готовы выйти за рамки политических деклараций…. На этот вопрос пока ответственного однозначного ответа никто дать не может. Нельзя не отметить, что США ведут себя в отношении нового санкционного «пакета» довольно аккуратно. Администрация Трампа стремится не делать себя заложником продекларированной политики. То есть, заявляется максимально жесткий набор санкций и особенно политических требований, на политический уровень выходит несколько иной набор действий, а что из заявляемого дойдет до практического воплощения, не знает никто, даже сам Д.Трамп, внешнеполитические решения которого почти всегда ситуативны.

Глобальная экономика – особенно сейчас – слишком хрупка и слишком боится появления «черных лебедей», чтобы слишком рисковать стабильностью даже в таком сегменте, как Россия с ее незначительной, как ни считай долей мирового ВВП. Правда эта доля такова и проявляется там, тогда и так, что способна оказывать очень серьезное влияние на всю глобальную экономику. В целом США подошли к тому рубежу, когда санкции, во-первых, становятся обоюдоострыми и для США (прошлые ответные действия России задевали только ЕС), а во-вторых, их эффект малопредсказуемым, в том числе, и с точки зрения силовых последствий.

Есть очень большая вероятность того, что решения по данному пакету санкций будут приняты по относительно жесткому сценарию. Ибо такой сильной пропагандистской инерции, как сейчас, не было, пожалуй, со времен рейгановского пропагандистского пика 1982-84 годов. Но теперь эта пропагандистская инерция захватила еще и значительную часть экспертного сообщества США, а качество понимания процессов в России сильно понизилось.
Кстати, пример сверхжестких действий США в отношении резервов Казахстана в западной финансовой системе может свидетельствовать об апробации американцами именно жесткого сценария давления на Россию.

- Сможет ли Россия выдержать новую волну санкций?


- Россия, как страна, безусловно, сможет, несмотря на определенную усталость от отсутствия кардинальных решений со стороны властей по стратегическим векторам экономической политике. Выдержит ли российская элита…. Это куда более сложный вопрос. Но хочу отметить, что в российской элите образца 2017 году куда больше значимых групп и фигур, нежели в элите 2014 года, которые нацелены на длительное экономическое (именно экономическое, а не политическое или пропагандистское) противостояние США, причем не из чувства абстрактного «патриотизма», а, исходя из своих экономических, если хотите, «корыстных» интересов. А как, по-другому, в рыночной экономике ?! И эти группы серьезно усилились за последнее время, в том числе и за счет системы «санкции контр санкции».

Вопрос в том, что введение санкционного пакета по «жесткому варианту» может подтолкнуть российское руководство к принятию определенных решений в экономике. Политические решения, очевидно, уже давно приняты, но пока Кремль всячески избегал даже намека на возможность изменения того положения вещей и тех экономических договоренностей, которые сформировались в середине 1990-х годов, а затем уточнялись в 1990-х при участии околопутинских либералов. Мы уже не раз убеждались, что российскому руководству для того, чтобы начать действовать жестко, нужен очевидный – иногда обидный – внешний толчок. И не будет ли «жесткий» пакет санкций таким толчком, после которого российское руководство решится на принятие неких кардинальных экономических решений?
Оставлю этот вопрос открытым.

- Когда ждать падения рубля или стоит ли ожидать его вообще?

- В случае введения жесткого варианта санкционного «пакета», снижение курса рубля до 65-67 рублей за доллар мне представляется неизбежным. Что не катастрофа и сейчас уже не будет иметь тех масштабных социальных последствий, как это было в 2014-15 годах, когда перестройка потребительского рынка еще не была завершена. Хотя, конечно, если это будет происходить накануне выборов российского президента, это будет весьма чувствительно. Хотя катастрофы не будет и в этом случае.

Укажу на то, что многие экономисты и часть чиновников указывают на то, что российская экономика вновь начала вползать в стагнацию и необходим дополнительный импульс, чтобы обеспечить более высокие темпы экономического роста. И если так… Тогда санкции становятся близким к идеальному оправданием девальвации перед общественностью, а сама девальвация полезной в среднесрочной перспективе.

Но для глобального обвала никаких оснований нет – Россия явно не без умысла накапливала последние месяцы золотовалютные резервы, чтобы компенсировать возможный отток иностранных инвесторов-спекулянтов из своих облигаций. Другой вопрос, что если придется восстанавливать систему carry trade, после нынешней волны санкций сделать это будет гораздо сложнее. Но насколько это нужно в условиях ужесточающейся конфронтации и отсутствия надежд на скорое снятие санкций? Я думаю, что актуальность этого механизма для привлечения рискового спекулятивного капитала для руководства страны уже неочевидна. Гораздо более актуальны и интересны «компенсационные облигации» для бизнесменов, выводящих деньги с Запада. А, ведь, они вообще подойдут и для нероссийских глобальных денег «с трудной судьбой», не так ли?

- Как новые американские санкции скажутся на торгово-экономических отношениях Баку и Москвы?

- Санкционный «пакет» ударит по отношениям России и Азербайджана только в случае, если он будет максимально жестким, то есть, если будут затруднены взаимные платежи. Хотя и тогда, думаю, экономические игроки двух стран сравнительно легко найдут возможности обхода этих санкций. Тем более что опыт такого рода операций уже наработан, причем не только с Россией, но и с Ираном. В случае если санкционный «пакет» будет развертываться по мягкому варианту, то его влияние на двусторонние экономические отношения будет минимальным. Хотя политически это будет все равно важный фактор сдерживания активности азербайджанского бизнеса на российском направлении.

В целом, думаю, важность Азербайджана как торгово-экономического партнера для России после этого пакета санкций возрастет. Вопрос в том, что этот потенциал необходимо крайне аккуратно использовать. Но это уже вопрос к политическим руководителям. В любом случае, Азербайджан должен быть готов, что методы давления и противопоставления власти и экономической элиты, которые мы наблюдаем в России (и, кстати, вероятно, в Казахстане) могут быть перенесены и на азербайджанскую землю. Так, что механизмы экономического взаимодействия, взаимной торговли автономные от внешней контролируемой США финансовой системы, были бы нелишними. Равно, как и условно альтернативные формы двусторонне комфортных кредитно-банковских услуг, которые все равно понадобятся.

Беседовал Сеймур Мамедов

Vzglyad.az

Тэги: Азербайджан   Россия   США   санкции   пострадает   торговые-отношения   капитал   бюджет   Москва   Баку