Михаил Магид:«Если в Иране будет революция, она способна изменить карту региона»- ИНТЕРВЬЮ

  01 ЯНВАРЬ 2018    Прочитано: 23041
Михаил Магид:«Если в Иране будет революция, она способна изменить карту региона»- ИНТЕРВЬЮ


Интервью Vzglyad.az с публицистом, российским аналитиком, экспертом по Ближнему Востоку Михаилом Магидом о проходящих в Иране многотысячных акциях протеста.

- Расскажите, пожалуйста, что сегодня происходит в Иране?

- Волна протестов охватила все крупные города страны. Это, прежде всего, kрезультат перенапряжения сил государства. Иранцы строят громадную империю. Они в значительной мере подчинили себе Ирак и Ливан, а так же Сирию. Через эти страны выстроен сухопутный коридор к Средиземному морю, как это назвал израильский политик и общественный деятель Эфраим Снэ. Иран использует разнообразные инструменты для усиления своего влияния. Он оказывает военную помощь правительству Ирака, военную и финансовую помощь режиму Асада. Одновременно Иран создает параллельные государству вооружённые структуры в этих странах - шиитские милиции (ополчения), которые так же являются его инструментом контроля и влияния. В Ливане - это «Хезболла» - одна из лучших армий в регионе, в Ираке – это 100-150 тысячное ополчение Хадш аль-Шааби. Наконец, в Йемене Иран помогает сильному повстанческому движению местных шиитов - хуситам. Вся эта империя стоит огромных денег, поглощает миллиарды долларов. Один только режим Асада стоит иранцам миллиарды.

Напомню, о чем я писал месяц назад в статье об иранской империи: "... Иранцы рискуют. Проблемы возникают и внутри страны, и вовне. Империи стоят дорого. Такое бремя способно подорвать экономику, вызвать протестные выступления. Многих иранцев раздражает тот факт, что правительство тратит миллиарды долларов на помощь иностранным государствам и организациям (вспомним реакцию на подобные траты в позднем СССР). В Сирии иранцы понесли крупные потери. Не забудем, что в Иране в 2009-2010 гг. имели место протесты с участием многих миллионов горожан, вызванные как недовольством политикой режима, так и экономическими проблемами".

Я писал о протестах как о возможности. Она реализовалась. Прибавим к этому завышенные ожидания иранцев от президента Хасана Роухани. В силу ряда причин многие в стране надеялись на быстрый экономический рост и демократизацию страны. Демократизации нет, любые митинги запрещены (кроме митингов в поддержку режима). Правит страной не избранный народом человек, духовный лидер (рахбар) Али Хаменеи, чья власть почти абсолютна. Выбранный президент - в действительности, что-то вроде главы правительства с очень ограниченными функциями. Многие иранцы хотели бы полноценной парламентской системы, а ее нет. В экономике их так же постигло разочарование. В Иране безработица среди молодежи достигает 40%. В принципе в стране в 2017 г наблюдается экономический рост, 3,6%. Все бы ничего, если бы тратили миллиарды долларов не на Асада и «Хезболлу», а на поддержку собственного бедного населения. А так - вот что вышло. И не случайно главные лозунги протестов направлены против финансирования войн в Сирии, Ливане, Палестине. Иранцы скандируют: "Отстаньте от Сирии! Займитесь нами!". Или: "Не Газа, не Ливан, моя жизнь - это Иран!".


- Многие эксперты отмечают, что эти акции протеста имеют большой размах, в отличие от предыдущих. Каковы могут быть последствия для Ирана?

- Практически любые. Есть много лозунгов против духовного лидера (рахбара) Али Хаменеи, против духовенства. Если уж иранцы жгут портреты духовного лидера и требуют его смерти, что является уголовным преступлением, значит, они дошли до точки. Все должно решиться в ближайшие дни. История неудачной "Зеленой революции" 2009-2010 гг. показала, что режим в Тегеране не остановится перед массовыми расстрелами демонстрантов. Но если в ближайшие дни протесты не прекратятся, они вполне могут превратиться в революцию. Обращает на себя внимание политический радикализм. Требования смерти для рахбара и публичные оскорбления духовенства - новое, не типичное явление для протестов в Иране.
Другой важный момент. В 2009 - 2010 гг. слабость протестного движения состояла в том, что в нем не было социальных лозунгов. А теперь они есть. Люди возмущены безработицей и ростом цен. В интернете распространяются кадры, на которых женщина кричит, что она вышла протестовать потому, что ее дети ложатся спать голодными.
Сейчас многое зависит от того, как поведет себя армия.

- Затронули ли акции протеста Северо-Западный Иран, заселенный преимущественно иранскими азербайджанцами?

- Уже были серьезные протесты в Тебризе. Сейчас там введен комендантский час. Но в целом эта территория Ирана не слишком сильно затронута протестами. Однако, если протесты не прекратятся в ближайшие дни, они охватят национальные меньшинства. Если движение охватит Северо-Западный Иран, тогда социальный и политический протест соединятся с национальным. Это будет взрыв удвоенной силы.
Похожая ситуация в Иранском Курдистане. Там уже несколько месяцев подряд идут протесты, связанные с конфликтами местного населения, часть которого занята контрабандой. Солдаты застрелили нескольких курдских контрабандистов (колберов) и это вызвало большие демонстрации. В Иране проживает около 8 млн курдов.

- Могут ли происходящие процессы в Иране сказаться в отношении этой страны к Азербайджану?


- Иран - страна революций. А учитывая то, что это - страна-гигант, с большой территорией, экономикой, армией, то серьезные изменения в ней могут повлиять, как бы выразиться яснее, они могут повлиять вообще на все. Если в Иране действительно произойдет революция, она не просто изменит режим, она способна изменить карту региона.

Скорее всего, революция изменит внешнюю политику Ирана, потому что иранцы не желают больше тратить деньги на Ливан, Сирию, Йемен. Это, несомненно, приведет к серьезным переменам в этих странах. А так же во всем регионе.

Новая социальная и новая религиозная революции Ирану, скорее всего, не грозят. Я напомню, что в 1979 г в Иране шла социальная революция. Рабочие и специалисты захватили сотни промышленных предприятий, фактически эти заводы оказались в самоуправлении трудовых коллективов. Более того, на какое-то время выборные от фабрик Рабочие Советы стали хозяевами положения в ряде регионов. Затем, духовенство мобилизовало своих сторонников и разрушило это движение, создав нынешний теократический режим и провозгласив идеи экспорта шиитской исламской революции. Они стремятся, используя шиизм, распространять свое политическое и военное влияние в разных странах.

Нынешняя революция не будет ни религиозной, ни социальной. Она, скорее всего, будет либерально-демократической и национальной. Вероятно, внешняя экспансия Ирана будет полностью или частично свернута. С другой стороны, если Иран не примет широкую автономию нацменьшинств, он может развалиться.

Даже если не сейчас, то когда-нибудь в другой раз это может произойти.
Впрочем, говорить об успехе революции пока рано. Все решается прямо сейчас на улицах Тегерана, Караджа, Тебриза, Мешхеда. В ближайшие дни мы узнаем, произойдет ли революция, или протестующие будут сломлены. У иранского режима очень серьезные силы безопасности. Не стоит их недооценивать.

Cеймур Мамедов

Vzglyad.az

Тэги: Иран   акции-протеста   революция   Тегеран