Транскаспийский газопровод: интересы Китая, очаг напряженности, новые перспективы для Азербайджана - Беседа с Томасом Барфилдом

  29 АВГУСТ 2019    Прочитано: 5385

Транскаспийский газопровод – грандиозный энергетический проект, существующий немало лет в формате красивого мифа из-за отсутствия единогласной политической поддержки всех прикаспийских стран. Однако заинтересованные в реализации этого проекта Туркменистан и внерегиональные игроки настроены серьезно на реализацию газопровода по дну Каспия. Конвенция о правовом статусе Каспийского моря, подписанная всеми пятью прикаспийскими странами в прошлом году, позволяет прокладывать трубопроводы только с согласия стран, участвующих в проекте. До подписания этой конвенции Иран и Россия утверждали, что любой трубопровод должен сначала иметь согласие всех пяти прибрежных государств. Теперь вопрос строительства Транскаспийского газопровода опять на повестке дня. Китай долгое время не вмешивался в этот проект, но после определения правового статуса Каспия, дал зеленый свет на участие в строительстве подводного газопровода. О том, почему Китай заинтересован в данном проекте, какое будущее у Транскаспийского газопровода, как торговая война между Китаем и США влияет на реализуемые в рамках «Один Пояс, Один Путь» проекты, Vzglyad.az поговорил с Томасом Барфилдом - американским политологом, историком из Бостонского университета.

- В СМИ появилась информация о том, что китайские и европейские компании договорились о строительстве Транскаспийского газопровода по дну Каспийского моря. Почему Китаю так важен этот проект?


- Китай заинтересован в деловых связях и расширении своего влияния в Европе. Это коммерческое предприятие, которое может обеспечить как прибыль, так и влияние. У Китая нет прочного союза с Россией или Ираном, за исключением областей, представляющих взаимный интерес. Во всяком случае, этот проект дал бы Китаю возможность усилить влияние в Туркменистане, которому нужен могущественный покровитель, чтобы компенсировать Россию. Этот проект обеспечит новую связь с Азербайджаном, распространив влияние Китая и на Черноморский регион.

- Россия и Иран против строительства Транскаспийского газопровода. По вашему мнению, какова судьба этого проекта?


- Россия не пользуется доверием, когда дело доходит до возражений против проектов, которые наносят ущерб окружающей среде, даже если в этом и есть некая толика правды. На Иран сейчас оказывается такое давление со стороны США, что я едва ли вижу его желающим обидеть Китай, который, в свою очередь, одна из немногих стран, желающих игнорировать санкции США и покупать иранскую нефть. Китаю есть что предложить Ирану в этом его уязвимом положении. С другой стороны, Россия стремится к развитию торговых сделок с Китаем. Логичен вопрос – не поставит ли под угрозу эти отношения действия Китая по Каспию? Я не знаю, насколько серьезно китайцы воспринимают этот проект, поэтому трудно судить, как сильна их позиция, но Россия также находится под давлением США и нуждается в Китае больше, чем Китай.

- На ваш взгляд, могут ли ухудшиться российско-китайские отношения, если Китай поможет Туркменистану построить этот газопровод?


- У Китая есть заметные преимущества, так как российская экономика слаба, и Китай может оказать давление на нее в разных областях. Для России укрепление отношений с Китаем важнее политических затрат на проект, который может занять много лет и имеет риск развалиться, не будучи реализованным, а китайцы в результате могут быть готовы предложить то, что выгодно Россия.

- С какими вызовами сталкивается инициатива «Один Пояс, Один Путь» на фоне торговой войны между США и Китаем?


- «Один Пояс, Один Путь» частично обусловлен внутренними потребностями для поддержания строительного и производственного секторов Китая в бизнесе за счет экспорта возможностей для работы, которые в Китае сокращаются. Надо отметить, что торговая война с США оказала бы большее давление на Китай с целью расширения этих рынков, чтобы уменьшить внутреннее воздействие экономического спада.

- Бытует мнение, что Лазуритовый коридор американцы в будущем будут использовать для перевозки военных грузов в Афганистан. Что вам известно об этом?


- Маловероятно, что США будут использовать этот коридор в военных целях, и он сейчас, кстати, не испытывает большой приток предложения. Его потенциал значительно возрастет, только если Афганистан построит железнодорожную магистраль в этом направлении. Коридор с большим потенциалом для Афганистана сейчас проходит через Чарбахар в Иране, который является портом и имеет более важную стратегическую нагрузку.

Сеймур Мамедов

Vzglyad.az

Тэги: Транскаспийскийгазопровод   Китай   Туркменистан   Россия   Азербайджан   Иран