Плюсы и минусы ЕАЭС: Вступит ли Таджикистан в этот союз? - ИНТЕРВЬЮ

  07 МАЙ 2019    Прочитано: 4537

Интервью Vzglyad.az с таджикским экспертом Комроном Рахимовым.


- Как вы оцениваете итоги визита Президента Таджикистана в Россию? О чем договорились лидеры двух стран ?

- Официальный визит Президента Таджикистана в Россию можно с полным правом назвать успешным. Стороны обсудили весь спектр вопросов, представляющих взаимный интерес, и подтвердили, что наши страны связывают отношения стратегического партнёрства и союзничества, которые поступательно развиваются на основе традиций дружбы и взаимного уважения. В ходе переговоров были обсуждены ключевые вопросы двусторонних отношений и меры по дальнейшему развитию взаимовыгодного сотрудничества в политической, торгово-экономической, культурно-гуманитарной и других областях. Состоялся обмен мнениями по актуальным региональным и международным проблемам.

Как отметили президенты В. Путин и Э. Рахмон, основой российско-таджикистанского сотрудничества служат прочные связи в торгово-экономической сфере. Поэтому особое внимание было уделено поиску путей, существенного увеличения их объёма и качества. На Российскую Федерацию приходится четверть таджикской торговли и порядка трети всех иностранных капиталовложений в республику – $1,6 млрд. Двусторонний товарооборот в прошлом году практически достиг одного миллиарда долларов.

С целью дальнейшего наращивания взаимной торговли стороны подписали соглашение об организации упрощенного порядка совершения таможенных операций при перемещении товаров и транспортных средств между Россией и Таджикистаном. Его реализация позволит создать «зелёный коридор» для поставок экологически чистой плодоовощной продукции из Таджикистана на российский рынок. В связи с этим было условлено о начале работ по созданию оптово-распределительного центра в Таджикистане.

Другим важнейшим направление сотрудничества является энергетика. Как отметил президент РФ Владимир Путин, Россия почти полностью покрывает потребности экономики Таджикистана в нефтепродуктах. При этом поставки энергоносителей осуществляются без взимания экспортных таможенных пошлин. Определяющее значение для энергетики Таджикистана имеет Сангтудинская ГЭС – крупнейшее российско-таджикистанское совместное предприятие. Она обеспечивает свыше 10% потребления энергии в Таджикистане. По мнению сторон, её потенциал необходимо использовать для создания новых электроэнергетических проектов, причём не только в Таджикистане, но и в других странах Центральной Азии.

В настоящее время в Таджикистане развёрнута масштабная работа по модернизации экономики, наращивания её промышленного потенциала. Цель заключается в том, чтобы в ближайшие 10 лет страна перешла на индустриально-аграрную модель развития. В связи с этим Россия подтвердила готовность оказывать дружественной стране всю необходимую помощь и поддержку. В частности, будет реализован проект создания в Таджикистане специализированных центров по продаже и гарантийному обслуживанию российской автомобильной техники. Таджикистанская сторона представила российским партнёрам пакет из 50 инвестиционных проектов, который предполагает создание совместных производств в таких отраслях, как лёгкая, пищевая, горнодобыча, а также в сфере транспорта и туризма.

В этом же контексте следует указать на соглашение, заключённое российским банком ВТБ и «Таджикской алюминиевой компанией». В соответствии с ним таджикской стороне будет оказываться содействие в финансировании закупок сырья, а в дальнейшем – в модернизации производства, повышении качества продукции. Это особенно важно, поскольку алюминиевая отрасль играет системообразующую роль в таджикистанской экономике.

Чувствительной темой двусторонних отношений является тема трудовой миграции. В настоящее время в России живут и работают порядка 1 миллиона граждан Таджикистана. Правда, число направляющихся в нашу страну на заработки существенно сократилось – в прошлом году их было 480 тысяч, вдвое меньше, чем в «пиковые» годы.

Как бы там ни было, но денежные переводы мигрантов на родину являются серьёзным подспорьем для их семей и для экономики Таджикистана в целом. Например, в 2018 году сумма этих переводов достигла $3 млрд, притом, что ВВП Таджикистана составил порядка $7 млрд.

В целях дальнейшего развития и совершенствования механизмов сотрудничества в миграционной сфере в ходе визита было подписано межправительственное соглашение об организованном наборе граждан Таджикистана для осуществления временной трудовой деятельности на территории России.

Наряду с этим Россия и Таджикистан условились укреплять сотрудничество в гуманитарной, культурной и образовательной сферах.

В настоящее время в российских вузах проходят обучение свыше 20 тысяч таджиков. Ещё порядка 8 тысяч учатся в филиалах российских вузов на территории республики. На 2018–2019 учебный год Россия выделила 618 государственных стипендий таджикским студентам.

При этом в Таджикистане огромное значение придают образованию на русском языке. Здесь введено обязательное изучение русского языка в школах уже со второго класса, действуют десятки общеобразовательных школ и сотни классов с русским языком обучения.

В соответствии с заключённым в ходе состоявшегося визита соглашением, в Таджикистане появятся ещё пять таких школ – в Душанбе, Кулябе, Ходженте, Бохтаре и Турсунзаде. Они будут построены и оборудованы за счёт России.

В рамках стратегического партнерства и союзничества Россия и Таджикистан договорились продолжить тесное взаимодействие в военной и военно-технической сферах. В частности, Россия по-прежнему будет оказывать содействие в деле модернизации таджикистанских Вооруженных Сил, подготовки военных кадров для республики.

В ходе переговоров была подчёркнута важность присутствия на таджикской территории российской военной базы как гаранта обеспечения региональной безопасности.

- Экономический рост в Республике Таджикистан в среднесрочной перспективе стабилизируется вблизи 7,0%. Об этом говорится в макроэкономическом обзоре по Республике Таджикистан, подготовленном Дирекцией по аналитической работе ЕАБР. Есть ли какие-нибудь предпосылки для оправдания данного прогноза?

- Фактор китайских инвестиций, поступающих как в форме прямых иностранных инвестиций, так и в виде кредитования, будет играть важную роль для экономического роста в среднесрочной перспективе. Двусторонняя программа сотрудничества до 2020 г. предусматривает активное участие китайской стороны в инфраструктурных проектах Таджикистана (включая финансирование строительства транзитного трубопровода). Реализация инвестиционных проектов будет сопровождаться постепенным восстановлением притока денежных переводов. Слабые показатели в банковском секторе могут оказать негативное воздействие на экономический рост в среднесрочной перспективе.

- Общий объем внешнего долга Таджикистана на начало текущего года составил $2,924 млрд. При этом китайскому «Эксимбанку» республика задолжала $1,2 млрд. В результате рейтинговое агентство Fitch прогнозирует замедление роста экономики Таджикистана в связи с большим внешним долгом и уязвимым банковским сектором. По мнению аналитиков, дальнейшие экономические перспективы Таджикистана зависят от сотрудничества с Китаем в области обеспечения долговой устойчивости, учитывая, что большая часть внешнего долга Таджикистана приходится на эту страну. Что вы думаете по этому поводу?

- Отметим, что на начало января 2019 года внешний долг Таджикистана составляет 2 млрд 924 млн 200 тыс. долларов. А размер внешнего долга страны по итогам 2018 года — 38,9% к ВВП, при этом за этот же период на обслуживание долга потрачено 224 млн долларов. Основные кредиторы Таджикистана — «Эксимбанк» (Китай), Всемирный банк, Азиатский и Исламский банки развития. В 2018 году Таджикистан подписал 12 кредитных и грантовых соглашений на общую сумму в 402,6 млн долларов. Сумма кредитных средств — 120,2 млн долларов, грантовых — 251,1 млн долларов или 62,5% от указанной суммы. По данным министерства финансов, в ближайшие три года Таджикистан собирается привлечь 776 млн долларов у международных финансовых фондов. Кредиты будут льготными, с процентной ставкой 0,75% — 2% годовых на срок 20−40 лет. Направить эти средства планируется на развитие наиболее значимых направлений экономики Таджикистана: транспортные коммуникации — 43 проекта, энергетика и промышленность — 27, сельское хозяйство и мелиорация — 10 и др.

- Недавно стало известно, что Таджикистан отдал компании из Китая золотоносный рудник за долги (это уже второй такой случай). Китайская компания ТВЕА планирует приступить к разработке золотоносного рудника «Верхний Кумарг» в Согдийской области Таджикистана во второй половине 2019 года. Есть ли серьезный риск того, что и прочая инфраструктура Таджикистана может оказаться под контролем китайцев из-за долгов?

- Нет, думаю не окажется инфраструктура Таджикистана под контролем наших китайских партнеров.

- Как вы оцениваете перспективы вступления Таджикистана в ЕАЭС? Как в Таджикистане относятся к этой идее? Возможно ли вступление Душанбе в эту организацию?

- Я сам лично положительно оцениваю перспективы вступления и интеграции Таджикистана в рамках ЕАЭС. Несмотря на очевидные преимущества вхождения Таджикистана в ЕАЭС элиты не спешат присоединяться к процессам евразийской интеграции. Синхронизация российских и китайских интеграционных проектов делает наиболее вероятным сценарий вступления Таджикистана в ЕАЭС, однако, скорее всего, Душанбе не будет форсировать этот процесс и займет выжидательную позицию с целью получения как можно больше преференций от России.

В своих публичных выступлениях Президент Республики Таджикистан Э. Рахмон не часто говорит о перспективах вступления в ЕАЭС, а официальная позиция Душанбе фиксируется посредством дипломатических формулировок о том, что «Таджикистан изучает условия вступления страны в ЕАЭС. Добавив к этому неоднозначную позицию Казахстана и Беларуси по поводу возможного вступления Таджикистана в ЕАЭС, а также глубокий кризис российской экономики, вызванный, прежде всего внутренними причинами, можно констатировать, что вопрос о вступлении Таджикистана в ЕАЭС остается более чем открытым. Помимо этого, нельзя игнорировать еще один фактор. Экономика, а с ней и элиты Таджикистана все в большей степени зависят от Китая. Уфимский саммит ШОС и БРИКС (июль 2015 г.), а также визит в Москву Председателя Китайской Народной Республики на празднование 70-летия победы в Великой Отечественной войне (1941-1945 гг.) в мае 2015 г. четко показали, что две великие евразийские державы готовы синхронизировать свои интеграционные проекты. Руководство России и Китая продемонстрировало стремление соединить интеграционный потенциал ЕАЭС и мегапроект «Экономический пояс Шелкового пути», что в перспективе позволит сформировать в Центральной Азии развитую и современную инфраструктуру.

При этом характер влияния Китая на Таджикистан таков, что Душанбе все в большей степени зависит от китайских инвестиций. Согласно информации Государственного комитета по инвестициям и управлению государственным имуществом Республики Таджикистан в 2007-2014 гг. страной привлечено инвестиций из Китая на сумму 1,365 млрд долларов США. Инвестиции прежде всего поступили в строительство, промышленность, а также на развитие средств связи. В структуре внешней торговли Таджикистана Китай наряду с Россией является лидером. Более того, в 2015-2018 гг. руководство Таджикистана привлекло китайских инвестиций на сумму 6 млрд долларов США. О возрастающем влиянии Китая на государственность суверенного Таджикистана свидетельствует то, что в 2013 г. Душанбе в счет погашения долгов отдал КНР в аренду часть территории, которая для Пекина имеет стратегическое значение, так как позволяет контролировать вопросы безопасности на спорных территориях.

Влияние Китая на Таджикистан носит очевидный характер, что в свою очередь ограничивает возможности Душанбе выбирать векторы своего геоэкономического и геополитического развития. В то же время позитивная динамика отношений России и Китая не позволяет в кратко¬срочной перспективе утверждать, что указанный ограничитель будет оказывать решающее воздействие на решение Таджикистана о вступлении или невступлении в ЕАЭС.

Данный вопрос находится целиком и полностью в ведении таджикистанских элит, которые сознательно выбрали неторопливую стратегию действия и пока явно не хотят озвучивать свое окончательное решение.

- На ваш взгляд, какие сложности имеются на пути интеграции Таджикистана в ЕАЭС?


- В пользу этого говорит анализ экономических и социальных вопросов, связанных со вступлением Таджикистана в ЕАЭС. Среди них, несомненно, есть и минусы, но преобладают плюсы. Однако прежде, чем их анализировать, необходимо сказать, что в силу политических (сдержанное отношение элит) и технических факторов (уровень развития средств массовых коммуникаций) в Таджикистане информированность населения о реально происходящих процессах евразийской интеграции не высока. Основная проблема заключается в том, что вступление в ЕАЭС выгодно обществу, но не правительству Таджикистана. Государственный бюджет формируется в основном за счет налогов, которые Душанбе может потерять в результате приведения в соответствие с налогами ЕАЭС. В проигрыше элиты Таджикистана останутся и при делении доходов за счет таможенных пошлин, которые будут взиматься налоговыми органами РФ по причине передвижения импорта из других стран. Таджикистан получит из налоговых поступлений ЕАЭС примерно 2 % (как и Киргизская Республика).

Евразийский банк развития создал проект исследования ЕАЭС, который изучает развитие евразийского экономического союза. В рамках данного исследования с момента образования ЕАЭС проводятся опросы среди населения постсоветских стран, вот и в прошлом году исследования проводились в рамках проекта «Интеграционный барометр ЕАБР 2017». По результатам исследования, около 69% респондентов из Таджикистана выступили за вхождение страны в состав ЕАЭС. По результатам опроса, 10% опрошенных затруднились в ответе и только 2% были против вступления, эксперты отмечают, что еще в 2012 году около 76% респондентов из Таджикистана были за вступление своей страны в состав союза. В настоящее время, в состав данной организации входят пять стран: Армения, Белоруссия, Казахстан, Кыргызстан, Россия. Судя по результатам опроса, большая часть граждан Таджикистана приветствует вступление республики в данный экономический союз.

И тем не менее объективный анализ факторов свидетельствует о том, что Таджикистан заинтересован во вступлении в ЕАЭС. Таджикистану, прежде всего, нужны конкретные решения по реиндустриализации страны. К сожалению, в республике практически не производятся востребованные в системе мирового разделения труда конкурентоспособные товары. По итогам 2014 г. импорт Таджикистана почти в четыре раза превысил экспорт (отрицательное сальдо внешней торговли составило 3,4 млрд долларов). Со вступлением в ЕАЭС, как и с китайским мегапроектом «Экономический пояс Шелкового пути», в Таджикистане резонно связывают возможности получения инвестиций, которые, в свою очередь, позволят провести столь необходимую модернизацию.

С помощью ЕАЭС Таджикистан может решить еще одну структурную проблему - скорейший выход страны из транспортного тупика, что, в свою очередь, предполагает создание альтернативной узбекистанской инфраструктуры транспортной коммуникации.

Еще одним фактором, который позволит выйти Таджикистану на траекторию успешного развития, является наличие у страны гидроэнергетического потенциала. Реализация этого потенциала на просторах ЕАЭС также соответствует национальным интересам Таджикистана. Представляется, что возможность поставлять на регулярной основе большие объемы электроэнергии в страны ЕАЭС крайне выгодна для Таджикистана, так как позволит создать новые рабочие места и агрегировать средства на модернизацию экономики.

Еще одним позитивным фактором в контексте евразийской интеграции для Таджикистана может стать возможность беспрепятственного экспорта рабочей силы на просторах ЕАЭС. Вступление Таджикистана в ЕАЭС способно качественно улучшить и легализовать (раздел 26 Договора о Евразийском экономическом союзе) пребывание граждан Таджикистана в России, Казахстане и других странах - участницах ЕАЭС. Не менее важным является то, что потенциальное вступление в ЕАЭС позволит обеспечить Таджикистан стабильными и недорогими поставками нефтепродуктов, прежде всего из России.

В таком случае Москва на постоянной основе будет поставлять нефтепродукты Таджикистану на беспошлинной основе.

В то же время не стоит забывать, что вхождение Таджикистана в ЕАЭС будет сопровождаться рядом негативных эффектов. Главным образом речь идет, как уже отмечалось ранее, о снижении поступлений таможенных платежей в государственный бюджет. Масштабные процессы унификации и синхронизации национального законодательства страны и нормативной базы ЕАЭС, а также гармонизация методологии таможенной статистики и прочие сопутствующие процессы формирования единой интеграционной инфраструктуры потребуют значительных ресурсов и чреваты новыми структурными для государственности Таджикистана проблемами.

Еще одной проблемой может считаться неполная делимитация и демаркация границы Таджикистана и Кыргызстана (являющегося членом ЕАЭС). В данном вопросе нужна политическая воля руководства двух стран, которая пока проявляется недостаточно.

Тем не менее плюсов от вступления Таджикистана в ЕАЭС гораздо больше, чем минусов. Синхронизация российских и китайских интеграционных проектов делает наиболее вероятным сценарий вступления Таджикистана в ЕАЭС. Однако, скорее всего, руководство Таджикистана, понимая геостратегические интересы России и озабоченность Москвы возможным экспортом нестабильности из Афганистана, не будет спешить с вступлением в ЕАЭС и выберет аналогичную Кыргызстану тактику с целью получения как можно больших преференций. Как известно, Бишкек несколько лет откладывал свое вхождение в ЕАЭС, но в итоге вступил в организацию. Вполне можно предположить, что нынешнее руководство Таджикистана выбрало аналогичный сценарий.

Керим Султанов

Vzglyad.az

Тэги: Россия   Таджикистан   Китай   долги