Мехман, хана: С каким лицом Запад будет защищать арестованного блогера? - АНАЛИТИКА

21:03   03 МАРТ 2017    Прочитано: 2070

Откровенно говоря, для ареста Мехмана Гусейнова по статье 147.2 не было никакой необходимости проводить расследование – любой человек, так или иначе связанный с медиа, мог бы часами рассказывать вам о клевете, которую распространял этот горе-блогер.

Но это лишь одна сторона дела. Мехман в интернете в очень грубой форме оскорблял всех – и мужчин, и женщин, протестовавших против распространяемой им информации. А потому в его дело совершенно спокойно можно было бы добавить и статью 148, но, по всей видимости, суд захотел гуманно отнестись к «блогеру».

Кто такой «блогер»? В принципе, блогером можно считать каждого активного пользователя соцсетей, коих насчитывается тысячи, сотни тысяч и больше. Социологи подсчитали, что каждый человек делится полученной им информацией как минимум с четырьмя другими людьми. Т.е. если в соцсетях запись одного человека увидят, скажем, 5000 пользователей, то это будет означать его выход на 20-тысячную аудиторию. Это достаточно серьезная цифра, и потому от пользователей соцсетей требуется, чтобы они были ответственными перед своей аудиторией. И если какой-либо пользователь назвался «блогером», это никоим образом не освобождает его от этой ответственности.

Блогерство не подразумевает иммунитет. Назовись ты хоть «блогером», хоть «журналистом» – это не дает тебе право неприкосновенности. Блогеры так же, как и все остальные граждане, должны соблюдать законы государства, в котором они живут, в противном случае они будут привлечены к ответственности. Проблема возникает тогда, когда эта тема превращается в инструмент для политических спекуляций.

Журналисты и блогеры – такие же люди, как и все: и они могут с кем-то подраться, кого-то оскорбить, совершить хулиганскую выходку, распустить клевету, и будут совершенно справедливо наказаны за это. Но вот разные международные организации, преследующие свои политические интересы, начнут тогда кампанию, суть которой будет такова: «в такой-то стране арестовали журналиста/блогера, а, значит, в этой стране нарушается свобода слова…». Что же теперь делать? Как быть? Пусть ангажированный блогер раздает всем «пинки» направо и налево, ругает любого, кто выйдет ему навстречу, клевещет, оскорбляет и при этом пусть никто «не тронет» его, потому что какие-то «репортеры без границ» сидят в засаде и только и ждут возможности заступиться за «свободу слова»?

Для того, чтобы увидеть картину в целом, посмотрите на мир. Согласно отчету “Mapping Media Freedom”, в 2016 году в мире было зафиксировано 1387 фактов давления и ограничений в отношении журналистов. Девять журналистов были убиты, 347 – арестованы. Основной момент этого заключается в том, что никто не придает этим многочисленным фактам политическую окраску.

После прихода к власти Дональда Трампа в США за участие в незаконных протестных акциях были арестованы шесть журналистов: Арон Джанту, Джек Келлер, Шай Хорс, Эван Энгель, Александр Рубинштейн и Мэтью Хопард. Журналисты отрицали все обвинения в свой адрес и утверждали, что они просто хотели осветить проводившиеся акции протеста. Местные правозащитники также заявляли о том, что журналисты прибыли на места, где проходили акции, только для того, чтобы выполнить свою работу. Но почему-то мы не увидели, чтобы в Соединенных Штатах из-за этого поднялась шумиха и началась кампания под названием «в США нарушается свобода слова»…

В прошлом году в машине был застрелен блогер Мартин Кок, писавший о криминальных происшествиях в Нидерландах. Данное преступление отнесли к делу рук местной мафии и не стали его политизировать. В Швеции при исполнении обязанностей были застрелены три журналиста. В Сербии и Хорватии также были зафиксированы убийства журналистов – по одному в каждой из этих стран.

Во Франции министр обороны Жан Ив Ле Дриан инициировал уголовное расследование для привлечения к ответственности известной газеты “Le Monde”. Издание, якобы, разгласило подробности проведенной в Ливии операции спецслужб Франции.

А известная журналистка Флоранс Хартман была арестована за опубликованные в ее книге секретные документы в связи с геноцидом в Сребренице. И вопрос снова не политизировался.

В прошлом году в Турции по подозрению в сотрудничестве с FETÖ были задержаны 225 журналистов, из которых 125 были арестованы.

В Черногории журналист-расследователь Джово Мартинович был арестован по статье «за хранение оружия и наркотических средств».

В Италии в прошлом году в отношении 18 журналистов были возбуждены уголовные дела.

В Испании руководитель “Prisa Group” Хуан Луис Себиан за клевету подал в суд на онлайн-газету “El Confidencial” и потребовал с нее €8.2 миллионов за клевету. Сайт утверждал, что Хуан Луис Себиан связан с «панамскими документами». Тогда клевету восприняли именно как клевету, а когда речь зашла о написанном Мехманом Гусейновым, клевета превратилась в нечто иное.

В целом, за прошлый год в 41 стране Европы был арестован 51 журналист. Но видели ли вы, чтобы в связи с этим какое-нибудь западное государство или международная НПО подняли шум о том, что «в Европе душится свобода слова»?! И не увидите, потому что, почему-то, когда такое происходит там, то это преподносится как верховенство закона, а когда такое происходит у нас, то это считается попранием закона.

Скажу честно, я не сторонник ареста Мехмана Гусейнова, потому что теперь этого бедолагу, во-первых, превратят в героя, а во-вторых, Мехман, находящийся в заключении, нанесет еще больший удар по имиджу Азербайджана. Он словно радиоактивные отходы: если их не захоронить, они будут излучать вокруг радиацию, а если все-таки решишь их захоронить, то это превратиться для тебя в большую головную боль.

Вюсал МАМЕДОВ
Перевод: Гюльнара ЗЕЙНАЛОВА

Vzglyad.az

Тэги:


ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА