Военная структура преступной сети Баграмяна – РАССЛЕДОВАНИЕ (часть I)

  27 МАЙ 2016    Прочитано: 8817
Военная структура преступной сети Баграмяна – РАССЛЕДОВАНИЕ (часть I)

Журналист Лаврений Амшенци:

- Какую роль сыграла Армения во время войны? Сыграла ли в судьбе армянского батальона Нагорного Карабаха какая-либо диаспора?

Вагаршак Косян:

- Я так думаю, что по некоторым причинам не стоит говорить о помощи Армении или Нагорного Карабаха. Да, какая-то помощь шла, но я об этом ничего не скажу. Это - политическое дело… Да, морально Армения и Нагорный Карабах с нами, но у них есть свои проблемы и не надо их вмешивать в наши отношения с грузинами… Диаспора очень сильно помогла! Диаспора в России обеспечивала продовольствием и одеждой. У нас был свой отдел бухгалтерии, и помощь от российской диаспоры была очень значима для нас! Также помогали диаспоры в странах ближнего и дальнего зарубежья. Давайте не будем уточнять, откуда шла помощь – нам помогала армянская диаспора!


Нам уже известно, что батальон Баграмяна, воевавший против Грузии, был сформирован в результате деятельности организаций «Крунк» и «Маштоц», поддерживаемых разными каналами. Высокая организованность армянской диаспоры на начальном этапе войны, призыв с помощью пропаганды армянского населения, которое и так находилось на стороне сепаратистов, а затем создание групп и подразделений заложили основу для формирования батальона Баграмяна.

Как показали предыдущие расследования, было доказано, что армяне совершали по отношению к грузинскому населению террористические и провокационные операции. У этого, проводившего террористическую деятельность батальона была своя структура и коллектив управления.

Как нам известно, в начале войны, провокаторские группы армян, которые начали вооружаться в Гаграх, совершали нападения на грузинские силы и гражданское население. Группы, быстро вооружаясь, можно сказать, появлялись всюду. Для проведения операций провокационного характера Ншаном Карагёзьяном в Мехадре, Саркисом Карекяном в Сальме, Карапетом Раганяном в Хашупсе, Вагаршаком Косяном в Багнари, Эдуарда Мелконяна в районном управлении колхоза имени Ленина, Эдуарда Кивиряна в Ачмарде, Сергея Забелна в Цандрипше и Демирчияна в Барановке специально было выбрано время.

Например, начальник штаба батальона Баграмяна Левон Маркарян так признается в провокационной деятельности: «…В октябре 1992 года в Гагринском районе были созданы отдельные группы из населения армянских сел. Это были неофициальные группы. У них даже не было названий. Они все, как один, создали вооруженные группы для защиты сел и, пользуясь тяжелой внутренней ситуацией, под различными предлогами старались грабить гражданское население…».

Как показало расследование, в ноябре 1992 года по инициативе Сергея Забеляна командир Вагаршак Косян и представители этих подразделений были приглашены в клуб колхоза имени Ленина. На этой организационной встрече было принято решение объединить все подразделения военной структуры под единым командованием. Так была начата напряженная работа над задачами по созданию нового военного объединения. Для успешного решения вопроса фактически были привлечены командиры всех подразделений.

В результате тесного сотрудничества с армянской диаспорой таких влиятельных лиц, как Арсен Чакрян, Аведис Косян, Арам Мурадян, Малик Хачарьян, Сергей Томасян и Ишхан, их пропагандистской деятельности среди армянского населения, ряды таких отрядов начали пополняться очень быстро. Такая пропагандистская деятельность продолжалась весь ноябрь и декабрь 1992 года вплоть до создания батальона.



Тех, кто хотел вступить в батальон, посылали к Сергею Забеляну и Вагаршаку Косяну. Они были не только идейными руководителями, но и лицами, которые объединяли разные подразделения, и во время быстрого принятия решений выполняли самые важные пропагандистские задачи. В состав батальона в основном входили армяне из районов их компактного проживания – Гагр, Гудауты и Ткварчели.

5 января 1993 года новообразованные подразделения приняли участие в нападении сил сепаратистов на Сухуми. Во время боев эти подразделения подходили к назначенным местам, и ждали от сепаратистского руководства приказов по формированию линии фронта у реки Гумиста. Несмотря на то, что операции завершились безуспешно, эти подразделения занимались массовыми грабежами вокруг. В этом бою гагринские армяне также были привлекали в батальон Пицунды местных армян. В то же время, часть армянских бойцов активно участвовала в создании группировок в Очамчире. Участники батальона и здесь совершали убийства и захватывали в плен.

Нарастающая активность армян в начале 1993 года не вызвала положительной реакции у чеченских бойцов. Теперь армянских бойцов самих начали притеснять. Так часть чеченцев, которые участвовали в войне в Абхазии, после участия в Карабахской войне на стороне Азербайджана, вернулись в Абхазию. В результате, зимой 1993 года произошло первое вооруженное столкновение между армянами и чеченцами. В этом столкновении были жертвы с обеих сторон. Сепаратистское руководство, испугавшись углубления противостоянии между этими двумя сторонами, немедленно вмешалось и смогло нормализовать ситуацию.



То, что во время войны подразделения формировались по этническому принадлежности, и то, что эти батальоны могли оказаться притесненными, заставляло армян торопиться объединиться в единую группу.

Поскольку страх армянских подразделений перед чеченцами несколько ослаб, все их внимание сосредоточилось на решении внутренних проблем. Попытка «Крунк» возглавить армянскую общину и стать ее единым лидером привела к вооруженному столкновению с членами «Маштоц».

Так, руководство общины «Крунк», которая пользовалась мощной силами сепаратистского режима в Сухуми, не соглашалась на относительную независимость «Маштоц» - диаспоры армян в Гаграх. Альберт Тополян, который взял на себя разработку идеи батальона Баграмяна и был известен в Абхазии, как политический лидер армян Абхазии (а также, как заместитель председателя «вооруженных сил» сепаратистского режима), для того, чтобы контролировать весь батальон, призвал Вагаршака Гандиата с его батальоном беспрекословно подчиниться «Крунк». В ответ на это призыв один из лидеров гагаринской общины «Мащтоц» открыто отказался присоединиться к нему. В результате чего ситуация резко ухудшилась, и во время возникшего конфликта был убит один из охранников Альберта Тополяна.

Несмотря на происходящие конфликты, «министерство обороны» сепаратистского режима не затягивало с подготовкой документов для формирования армянского батальона. Для этого армянские представители Андрей Давтян и Вартан Асатрян были направлены в «министерство обороны» сепаратистского режима – в Гудауту. Делегацию принял Ардзинба. Абхазский лидер подчеркнул решающую роль армянских формирований во время конфликта. В итоге, с конца января 1993 года сепаратистские силы собирают вокруг себя большую часть армян и начинает поддерживать идею формирования отдельного армянского батальона.



Когда формировался батальон Баграмяна, диаспора начала срочно собирать на это средства. Однагруппа представителей «Маштоц», можно сказать, посетила все армянские общины России - они встречались с влиятельными в то время людьми. Вторая группа через различные каналы занималась закупкой и доставкой оружия и боеприпасов. Их главная цель была собрать деньги по России и закупить оружие за границей. В марте 1993 года «Маштоц» приобрел для армянского батальона новые виды вооружения и военную технику. Наряду с этим, руководство «Маштоц» по инициативе местных армян, а также под диктовку Армении, приняло для батальона священника, который был направлен к ним из Эчмиадзина. Эчмиадзин направил священника по имени Тер-Григорий, чтобы он молился за армянских бойцов, которые в Абхазии воевали против грузин. В конце января 1993 года все вопросы с «оформлением» батальона были решены.

Таким образом, мотострелковый батальон, названный в честь маршала Советского Союза Ивана Баграмяна по «приказу номер 55» от 9 февраля 1993 года руководителя сепаратистского режима Владислава Ардзинбы проходит регистрацию и становится частью «вооруженных сил» сепаратистского режима. Первоначально в каждом его подразделении насчитывалось по 40-50 бойцов, а затем их число увеличилось до 300-500 человек.

Журналист Амшенци: «Значит батальон объявил о своем создании в марте?»
Вагаршак Косян: «Не батальон – нападающий отряд из 50 добровольцев! ... Они называли себя батальоном, но все-таки это была рота. До этого наши военные подразделения участвовали и в январских событиях, однако батальона тогда не было».

Значит, до атаки на Сухуми в марте 1993 года батальон Баграмяна еще был на стадии формирования. Таким образом, если батальон начали формировать в январе, а официально он прошел регистрацию в феврале, но в марте о его формировании уже «был объявлено», и тогда же он начал активную деятельность.

«...Гагринский батальон, состоящий из 3-4 структурных подразделений, уже насчитывал много людей. Эти подразделения уже невозможно было контролировать и нормально управлять ими, их нужно было разделить. Было сформировано Министерство обороты, Верховный совет и армянский батальон. О его создании были даны приказы из Минобороны и Верховного совета… У нас были бойцы не только из местного населения - зоны Цандрипши, но и из Гагринской области. К нам шли из Сухуми, Лабры, Аракича, Шаумяна (имеет в виду Карабах – ред.). Одним словом, из всех мест Абхазии. Все, кто слышал об армянской батальоне, приходили к нам, чтобы вступить в его ряды. Так и был создан армянский батальон…», - рассказывал Вагаршак Косян.

(Продолжение следует)

Автор: Шахин ГОДЖАЕВ
Перевод: Гюльнара ЗЕЙНАЛОВА
Vzglyad.az

Тэги: